Пламя и молот
Роберт Силверберг. Пламя и молот



--------------------
Роберт Силверберг. Пламя и молот.
Robert Silverberg.
The Fame and the Hammer (1957).
========================================
HarryFan SF&F Laboratory: FIDO 2:463/2.5
--------------------






1



В тот вечер, когда палачи Имперского Проконсула пришли за тем, чтобы
забрать его отца, Рэс Дуайэр через силу заставил себя выполнять
возложенные на него в храме обычные обязанности. Они схватили старика иак
раз перед заходом солнца, когда тот собирался войти в Храм. Рэс услышал об
этом от одного из послушников, но решительно сцепив зубы, гродолжал
начатое. Оно должно было быть выполнено. Отцу не понравилось бы, есги был
бы нарушен нормальный распсрядок жизни в храме.
Напрягши мускулы, Дуайэр покатил лафет с древней атомной пушкой по
верхней площадке стены Храма и наиравиг ее на усыпанное звездами небо.
Дуло старинного оружия угрожающе высовывалось с парапета Храма Солнца, но
никто на всем Элдрино - и менее всех сам Рэс - не принимал эту пушку
всерьез. Ее ценность была чисто символической. Никто не стретял из нее вот
уже двенадцать столетий.
Ритуал предписывал, чтобы дуло ее направлялось ка небеса каждый
вечер. Выполнив обязанность, Рэс повернулся к подобострастно следившмм за
его действиями послушникам Храмв.
- Мой отец вернулся? - резко спросил он.
- Еще нет, - ответил один из послушников, весь в зеленом
церемониальном облачении.
Рэс сердито постучал по холодному стволу гигантского орудия и
взглянул на звездный купол, украшавший ночное небо Элдрина.
- Они убьют его, - прошептал он. - Он умрет, но ыкрета Молота не
выдаст. И тогда они придут за мной.
"А мне неизвестен этот секрет!" - добавил он про себя. В этом-то и
заключалась вся нелепость происходящего. Молст - это, вероятнее всего,
миф, уцелевший среди преданкй седой древностк. Почему-то вдруг теперь он
понадобился Империи.
Рэс пожал плечами. Скорее всего, Империя забудет об этом через
несколько дней; люди Императора имеют обыкковеиме так поступать. Здесь, на
Элдрине, Империя редко тревожит их.
Он прильнул к прицелу орудия.
"Там, вверху, десять дредноутов императорского флота. Видишь их? Они
вынырнули из Скопления в четыре часа дня. А теперь смотри!".
Его пальцы забегали по безжизненной панели управления.
"Пуф! Пуф! Миллион мегаватт в каждом выстреле! Смотри, как
рассыпаются эти корабли! Смотри, как орудие рассекает их защитные экраны!"
Высохший голос произнес у него за спиной:
- Сейчас не время для игр, Рэс Дуайэр. Мы должны молитьсл за твоего
отца.
Дуаэр обернулся. За ним стоял Лугаур Хольсп, второй по росту среди
священников Храма Солнца после самого Реса с его шестью футами и шестью
дюймами. Это был жилистый, в чем-то даже напоминавший паука человек, на
скулах которого в минуты расслабления залегали глубокие тени.
Дуайэр покраснел.
С пятнадцати лет, Лугаур, с наступлением сумерек я поднимаю в небеса
ствол этого орудия. И так ежедневно в течение восьми лет. Вы должны
простить меня, даже если у меня прм этом и возникают определенные
фантвэии. А сейчас, я кроме того, как выразились бы вы, еще хочу просто
отвлечь себя чемнибудь, чтобы снять напряжение.
Ом несколько неловко сошел с прицельной платформы. Казалось,
послушники исподтишка посмеиваются над ним.
- Такое легкомыслие здесь неуместно, - сурово заметил Лугаур. -
Пройди внутрь Храма. Нам нужно обсудить сложившееся положение.


Все началось семыо неделями раньше, на Дервонаре, родной планете
Императора Дервона XIV и столичной планете Галактической Империи.
Дервон XIV был стариком. Вот уже 50 лет он правил Империей, и это
было ужасно длительным периодом владычества над тысячью звезд и в десять
раз большим количеством обитьемых планет.
Столь долго ему удалось править вследствие того, что он унаследовал
эффективный механизм правления от своего отца, Дервона XIII Дервон XIV
придерживался пирамидальной структуры распределения ответственности, на
самом верху был Император, у которого было два главных советника, каждый
из которых имел двух советников. А у тех, в свою очередь, также были два
советника. К тому времени, когда система достигала трмдцатого или
сорокового уровня, цепь команды раапросстранялась на миллиарды душ.
В старости Дервон XIV стал усталым карликом со сморщенным лицом,
лысым, а вечно слезящимися глазами. Он любил одежды желтого цвета и
ежеминутно вздыхал без всякого на то повода. Как раз сейчас им всецело
овладела одна всепоглощающая идея фикс - Империя должна быть сохранена во
что бы то ни стало.
На это также были направлены и усилия двух склонившихся перед ним
советников: Барра Сепина, Министра ближайших миров, и Коруна Говлека,
Министра внешних границ . С картой в руке к Дервону XIV подошел Говлек и
стал расеказывать о волненияи вдоль внешних пределов Империи.
- Восстание, сир, - произнес он и стал ждать, когда старческие глаза
ефокусируются на нем.
- Восстание, где? - Было видно, как ужесточились черты лм ца
престарелого Императора. Он сразу принял властную позу, стал более
внимателен к происходящему вокруг и отложил в сторону гигроигрушку,
которой в последнее время он частенько развлекался.
- Название системы - Элдрин, местонахождение - Девятый сектор.
Система состоит из семи планет, все они обитаемы. Когда-то эта система
была очень могущественной, даже если оценку производить по галактическим
масштабам.
- Мне, кажется, эта система знакома, - нерешительно произнес
Император. - Так что тут толкуют о восстаниях?
- Оно вспыхнуло на третьей планете системы, планете под названием
Дикран. Она населена упрямыми, непримиримыми людьми, занятыми, в основном,
добычей полезных ископаемых. Мятежники призывают к всеобщему бунту против
имперской администрации, к отказу платить налоги и даже, простите, Ваше
Сиятельство, - к убийству Имлератора.
Дервон вздрогнул.
- У этих обитателей внешних миров далеко идущие намерейия.
Он снова взял в руки гигроигрушку и, завертев ее, стал пристально
вглядываться в сверкающий калейдоскоп хаотически вспыхивающих глубоко
внутри ее огней. Корун Гонлек терпеливо дожидался, пока его повелитель не
пресытится забавой. Наконец Император выключил игрушку и, подняв лежавший
на его правой ладони кристаллический кубик, четко лроизнес:
- Элдрин!
Это был приказ, а не обычное заявление самодержца. Кристалл мгновенно
перенес его в глубины дворца монарха, где усердно и неустанно трудились
Хранители Информации. Бюро Информации во многих отношениях было ключом и
сердцем Империи, так как именно здесь хранились сведения, которые давали
возможность наладить управление владениями, в пределах которых проживало
более пятидесяти триллионов человек.
Через несколько мгновенмй необходимые данные уже были иа столе
Императора. Дервон поднял листы и пробежал по ним своими усталыми
мигающими глазами:

ЭЛДРИН - система из семи планет, присоединенная к Империи в год 6123
после войны продолжительностью в семь недель. Прежде была независимой и
имела собственных вассалов. Население, согласно последней переписи 7940
года, составляет 16 миллиардов. Главная планета Элдрин, населением в
четыре миллиарда, в настоящее время управляется жреческой верхушкой,
ведущей свое проысхождение от древнего правительства. Главным среди многих
расколовшихся религиозных течений является культ поклонения Солнцу,
главной притягательной силой которого является голословное утверждение о
том, что жрецы его обладают секретом легекдзриого Молота Элдрина.
МОЛОТ ЭЛДРИНА - оружие неизвестной мощности, которым в настоящее
время обладает правящий Берховный Жрец Элдрина, некто Вэйл Дуайэр.
Свойства этого оружия неизвестны, но, согласно легенде, оно было
произведено во времена присоединения системы Элдрина к Империи и будет
использовано, когда наступит надлежащее время, для уничтожения самой
Империи.
ДИКРАН - вторая наиболее густо каселенная планета системы Элдрина, с
населением около трех миллиардов. Суровый мир, лишенный плодородных почв,
живущий главным образом за смет разработки полезных ископаемых. Восстание
7106 года против уплаты налогов было подавлено, при этом погибло 14
миллионов обитателей Дикрана. Лояльность этой планеты по отношению к
Империи всегда считалась в высшей степени сомнительной.

Император Дэрвон XIV оторвал свой взгляд от краткого описания
сисртемы Элдрина.
- Этот Дикран - именно эта планета взбунтовалась? А какова ситуация
на планете Элдрин?
- На Элдрине, сир, пока все спокойно. Дикран - единственная
восставшая планета в этой системе.
Император нахмурил брови, и лоб его покрылся глубокими бороздами.
- Но я отваживаюсь высказать предположение о том, что жители Элдрина
не заставят себя ждать и присоединятся к дикранианцам, как только
наметится первый успех их бунта. Вообще, сложилось несколько странное
положение - обычно первой подымает мятеж планета, дающая наавание всей
системе. Это меня особенно бесломоит в данном случае.
Затем Император погрузился в продолжительиое размышление. Все это
врвмя Говлек не менял напряженной, почтительной позы. Склонив слегка
вперед туловище выше талин, он терпеливо ждал. Он знал, что позади
поблекших глаз старца находился мозг великого стратега. В самом деле,
только великий стратег, отметил про себя Говлек, был бы в состоянии в
такие тревожные времена удержмвать Империю от распада в течение целых
пятидесяти лет.
Наконец Император нарушил молчание.
- У меня созрел план, Корун. Такой, который мэбаьит нас от многих
будущих затруднений в системе Элдрина и, в особенности, на главной ее
планете.
- Слушаю, сир.
- Этот полулегендарный Молот, которым владеет одноименная планета, -
штука, с помощью которой предполагается свергнуть всех нас, когда подойдет
время? Мне это нравится. Предположим, - медленно продолжил Дервон, -
предположим, что мы велим нашему Проконсулу на Элдрине конфисковать этот
Молот, если он на самом деле существует. А после этого используем этот
самый Молот для уничтожения взбунтовавшихся дикранианцев. Каков еще лучший
психологический удар смогли бы мы нанести по целой системе?
Корун Говлек улыбнулся.
- Великолепно, сир. В простоте своей я уже мысленно отправил три или
четыре крейсера для того, чтобы они исспепелили этот Дикран - но то, что
предлагаете вы, это намного эффективнее! Намного!
- Хорошо. Уведомите Проконсула кз Дикране о том, что мы намерены
предпринять, и попросите нашего человека на Злдрине отыскать этот Молот.
Велите им обоим поддерживать регулярную связь со мною. И если у вас еще
есть какие-либо проблемы, займитесь ими сами. У меня разболелась голова.
- Мое сочувствие, сир, - произнес Корун Гсвлек.
Покидая приемную Императорь, он увидел, что старец снова включил свою
гигроигрушку и не сводит глаз с тзикственных, чарующих узоров, будто
пронизывающих всю ее от поверхности до центра.


Приказ Императора довольно долго шел вниз по инстанции, от
функционера к функционеру, из одного бюро в другое бюро, пока наконец
через много дней не достиг Фелламона Дарюэля, Имперского Проконсула на
планете Элдрин, входящей в систему Элдрина.
Это был миролюбивый, склонный к размышлениям человек, которому
гораздо больше понравилось переводить шедевры древней поэзии на пять
галактических языков, чем собирать налоги с вечно чем-то недовольных
обитателей Элдрина. В его деятельности было только одно утешение - оно
заключалсь в том, что его назначили служить на Элдрин, а не на суровый
соседний Дикран, где недовольство уже высказывалось вслух и где жизнь
Проконсула всегда подвергалась опасности.
Молот Элдрина? Он недоуменно пожал плечами, когда приемный кристалл
выдал ссдержание повеления. Молот был мифом, притом таким, что не делал
честь Империи. Теперь же славный Император возжелал его!
Ладно, согласился Фелламон Дарюэль. Разве можно оставить без внимания
приказ Императора? Он вызвал своего субпрефекта, стройного молодого
человека родом с планеты Собрэл по имени Дивог Хот:
- Поднимите взвод солдат и отправляйтесь к Храму Солнца Нам нужно
произвести арест.
- Ясно. Кого нужно арестовать?
- Вэйла Дуайэра, - уточнил Проконсул.
Дивог Хот отпрянул, не веря своим увам,
- Вэйла Дуайэра? Верховного Священнослужителя? В чем дело?
- Появилась необходимость допросить Вэйла Дуайэра, - мягко произнес
Дарюэль. - Приведите его ко мне.
Хмурясь от столь неожиданного, щекотливого поручения и опасаясь
мистификации, Дивог Хот отсалютовал и покинул кабинет Проконсула.
Будучи пунктуальным исполнителем, он менее чем через час вернулсл,
приведя с собою Вэйла Дуайэра.
Старый священнослужитель выглядел так, будто арестовавшим его
пришлось немало потрудиться. Его зеленая одежда была разорвана в
нескольких местах, седые волосы растрепаны, перекосились всегда отвесно
свисавшие с его шеи эмблемы солнечных всспышек. Он вызывающе взглянул на
Дарюэля и требовательным тоном произнес:
- По какой причине вы прервали вечернюю службу, Проконсул?
Фелламон Дарюэль съежился под взглядом непреклонных глаз старца.
- Есть ряд вопросов, требующмх незамедлительного ответа. Вот один из
них. Вы должны окрыть тайну Молота Элдрина.
- Молот Элдрина не имеет никакого отношения к Империи на данной
стадии ее существования, - ответил Вэйл Дуайэр. - Он будет...
когда-нибудь. Но не сейчас.
- По приказу Его Величества Дервона XIV, Императора Всех Галактик, -
высокопарно объявил Дарюэль, - я наделен властью допрашивать вас до тех
пор, пока вы не откроете местонахождение и секрет Молота. Будьте
благоразумны, Дуайэр. Мне совсем не хочется причинить вам вред.
С огромным достоинством священнослужитель пригладил свои
всклокоченные волосы и поправил платиновые регалии.
- Император не будет командовать Молотом. Когда-нибудь Молот сокрушит
череп Императора.
Фелламон Дарюэль взвыл от ярости.
- Подойди поближе, старик. Хватит красноречия. Что такое Молот, и где
он хранится?
- Император не будет командовать Молотом, - упрямо повторил Дуайэр.
Проконсул глубоко вздохнул. Его следователи не отличаются мягкостью,
жрец вряд ли выдержит их обработку. Но что остается делать?
Его нервные пальцы нежно поглаживали тонкий пергамент, на котором
были выполнены рукописи древних сонетов. Он оторвался от их изучения и с
неперпением желал возобновить свою работу над ними.
Вздохнув с сожалением, он нажал кнопку селектора на своем письменном
столе и, когда зажегся голубой огонек, произнес:
- Пусть ко мне поднимется старший следователь.




2



Позже, в этот вечер, к Храму подъехал длинный автомобиль с
потушенными фарами и стал у входа с невыключенными, едва слышными
турбоэлектрическими двигателями. Из его кузова вынесли тело Вэйла Дуайэра.
Столь же бесшумно, как они приехали, люди Проконсула скрылмсь, передав
труп служителям Храма.
Старик был предан погребальному костру с полными почестями. Лугаур
Хольси, как старший по рангу среди всех остальных священнослужителей,
возглавил церемонию и провозгласил благословение скончавшемуся
мученической смертью. Когда ритуал завершился, он выключил ядерную печь
крематория и отпустил собравшихся жрецов и послушников.
На следующее утро Рэса Дуайэра разбудила сильная рука одного из
послушников.
- Что тебе надобно? - спросил он сонно.
- Лугуар Хольсп призывает тебя на Собор, Рэс Дуайэр!
Дуайэр зевнул.
- Передай ему, что я уже иду.
Когда он появился во внутреннем притворе Храма, Хольсп уже восседал
на Верховном Троне, облаченный в церемониальные одеяния. Справа и слева от
него сидели старшие иерархи, Тубар Фрин и Халмат Сорговой. Дуайэр
приостановклся перед триумвиратом и машинально преклонил ноги перед
церемониальным облачением Верховного Священнослужителя.
- Значит, преемником моего отца стали вы? - спросил он.
Лугаур Хольсп торжественно кивнул.
- В соответствии с принятым сегодня рано утром решением, ход жизни в
Храме должен продолжаться как и прежде. Мы желаем задать вам несколько
вопросов, Рэс.
- Пожалуйста.
- Ваш отец умер, но так и не раскрыл секрет Молота, - в спокойном
тоне Хольспа явно проскальзывал нескрываемый скепсис. - Вы были ближе к
своему отцу, чем кто-либо из нас. Говорил ли он вам, что на самом деле
владеет секретом.
- Разумеется. И неоднократно.
Глаза Лугаура, маленькие, как бусинки, не отрывались от лица Дуайэра.
- Он всегда настаивал на том, что секретом Молота должен обладать
только Верховный Священнослужитель Храма и только он. Я верно передаю его
заветы?
- Да, - признался Дуайэр, пока еще не понимая, куда клонит Хольсп.
- Сложилась ситуация, когда лицо, занимающее должность Верховного
Священнослужителя, в данном случае я, не владеет этим секретом. По моему
мнению, истинный секрет Молота заключается в том, что как раз такого
секрета и не существует - так же, как и нет Молота! Это бережно взращенная
легенда, которую служители Храма лелеяли в течение многих столетий, и это
оказалось настолько важным для вашего отца, что он предпочел умереть, но
не признаться в мифической природе Молота.
- Это ложь, - не задумываясь, сказал Дуайэр. - Конечно же Молот
существует! И вы, Верховный Священнослужитель этого Храма, сомневаетесь в
этом?
От Дуайэра не ускользнуло, что Хольсп обменялся взглядами с сидевшими
по бокам от него двумя бессловесными жрецами. Зьтем Хольсп изрек:
- Мне положено знать об этом. И это означает, что в последние годы
своей жизни Вэйл Дуайэр был обязан принять надлежащие меры, чтобы
обеспечить передачу этого секрета.
- Еесьма возможно.
- Преемником вашего отца на этом посту являюсь я, законным образом
избранный Верховный Священнослужитель. И я не владею этим секретом. Тогда
мне остается только предположить, что ваш успоший родитель открыл этот
секрет вам - и я взываю к вам, как правоверному младшему священнослужителю
этого Храма, передать эту тайну законному ее хранителю.
- Вам?
- Да, мне.
Дуайэр подозрительно посмотрел на Хольспа. Что-то здесь было в высшей
степени не так.
Да, уже в течение некоторого времени все в Храме зчали о том, что,
когда настанет час кончить старца, преемником старшего Дуайэра станет
Хольсп. Об этом прекрасно ведал и сам Рэс, и его отец. Почему же в таком
случае Вэйл Дуайэр не предпринял никаких шагов к тому, чтобы передать
секрет Молота Хольспу?
Все это как-то не вязалось друг с другом. Старик часто упоминал в
разговорах с сыном о существовании тайны - хотя и не раскрыл ее сути. Рэс
Дуайэр не располагал секретом Молота. Но он всегда считал само собой
разумеющимся, что Хольспу просто полагалось его знать, а вот
обнаруживается, что у него нет этого секрета!
Дуайэр понял, что у его отца должны были быть веские основанил не
разглашать эту тайну Хольспу. Либо Молот на самом деле был всего лишь
мифом - нет, такого он себе не мог представить, - либо Хольсп почему-то не
заслуживал доверия.
- Ваше молчание слишком затянулось, - произнес Хол ьсп. - Вы намерены
открыть сейчас эту тайму мне?
Дуайэр улыбнулся печально.
- Для меня это такая же тайна, как и для вас, Лугаур.
- Что?!
- Отец не считал меня достойным владеть этой тайной. Я всегда был
уверен в том, что именно вам он рассказал секрет Молота.
- Это невозможно. Вэйл Дуайэр никогда бы не допустил, чтобы тайна
умерла вместе с ним. Он просто обязан был поведать ее вам. Я приказываю
вам открыть эту тайну!
Дуайэр пожал плечами.
- С таким же успехом вы могли бы приказать мне совершить убийство
Императора или остановить движение Солнца. Я не располагаю тайной, которую
мог бы открыть вам, Лугаур Хольсп.
Хольсп явно вскипел от злости. Он вскочил с резного трона и ударил
рукой по столу.
- Вы, Дуайэр, упрямы сверх всякой меры! Что ж, искусство пыток ведомо
не только слугам Императора.
- Лугаур! Бы что, с ума сошли! - вскричал Дуайэр.
- Сошел с ума? Нет, я просто против открытого мне неповиновения...
Рэс, вы откроете добровольно эту тайну ее законному хранителю?
- Я повторяю вам, Лугаур, что я никогда не знал никакого секрета
Молота, и не владею им сейчас.
- Ладно, - язвительно произнес Хольсп. - Мы клещами вытянем из тебя
эту тайну!


Проконсул Фелламон Дарюэль лучшую часть этого утра потратил на нудное
для него дело составления отчета, направляемого самому Императору. Он
подробно описал инцидент с Дуайэром, подчеркнув тот факт, что выудить
столь желанную тайну так и не удалось самым искусным палачам Империи, и в
заключение глубокомысленно заметил, что у этих обитателей Внешних Миров,
походке, имеются какие-то потайные источники внутренней силы, которым
могут только завидовать многие патриоты Империи.
Закончиа диктовку отчета, он перемотал чазад ленту и прослушал свои
слова. Последние несколько предположений не понравились ему. Они звучали
оскорбительно и высокомерно. Он стер их.
Включив снова запись, он так закончил свое донесение: "Упрямство этих
религиозных фанатиков не поддается описанию". "Это звучало намного лучше",
- подумал он. После нажатия на кнопку выдачи послания из аппарата через
мгновение выскочила крохотная шпулька размером с мизинец, содержащая
зашифрованный отчет и готовая к пересылке.
Проконсул снял с полки миниатюрную кристаллическую капсулу, поместил
в нее шпульку и опечатал капсулу. Затем опустил капсулу в сумку
дипкурьера, который в этот день отправлялся на Дервонар.
Что ж, у Императора будет поганый отчет по мнтересующему его вопросу,
и Дарюэль надеялся на то, что Император останется доволен его
деятельностью и высоко ее оценит.
"Я умываю руки в этом деле", - подумал он, возвращаясь к элегантным
стихам давно угасшей цивилизации.
По мере того, как он все более увгекался любимым занятием, к нему
стало постепенно возвращаться столь желанное для него спокойствие.
Зато те, кому предназначалась эта капсула, такого спокойствия вовсе
не ощущали. Одним гигантским броском через гиперпространство дипкорабль
перенес курьера из Элдрина на Дэрвонар, и чуть позже, в этот же день,
крохотный кристалл был доставлен вместе с тремя тысмчами подобными же
кристаллами трех тысяч других проконсулов, разбросанных по всей Галактике,
в главный операциоиный зал Имперского Дипломатического шифровалького бюро.
Целый час он провалялся в самом низу кучи таких же кристаллов, пока
прилежный клерк, с необходимым для его ремесла острым зрением не заметил
его, тут же выудил онемевшими за долгий рабочий день пальцами, памятуя о
приказе, согласно которому любые послания Элдрина должны получать
приоритет высшей степени.
Отсюда капсула проследовала быстро вверх по инстанции, побывав
поочередно в руках бюрократов все возрастающего ранга, и наконец попала к
заместителю Секретаря Внешних Сношений, который персдал ее Секретарю
Внешних Сношений, а тот в свою очергдь препроводил ее Министру Внешних
Границ Коруну Говлеку.
Говлек был первым в ряду администраторов, власть которого была
достаточной для того, чтобы ознакомиться с содержанием послания. Прочтя
его, он незамедлительно испросил аудиенцию у его Величества Дервона XIV.
В это время Дервон был занят прослушиванием новых музыкальных
инструментов, принесенных ему странствующнм собирателем музыки с планеты
Зоастро. Говлек не преминул воспользоватьсл привилегией входить без
доклада к монарху. Едва войдя, он был ошеломлен заполнившим тронный зал
лязгом металла. Император устало вздохнул и поднял на него взор, в котором
вряд ли можно было различить упрек в адрес Гоалека - Император явно его
дожидался.
- Ну, Говлек? Какой кризис теперь?
- Прибыло послание с Элдрина, сир. До кас дошел отчет Вашего
тамошнего Проконсула.
Гоьлек протянул ему ладонь с мнемокристаллом.
- Вы прослушали его? - нетерпеливо спросил Император.
- Да, сир.
- Ну? Так что же он говорит?
- Они допросили Вэйла Дуайэра - это Верховный Жрец тамошнего
солнечного культа. Старик отказался огласить тайну Молота и умер под
пытками.
Император нахмурился.
- Вот незадача! А что это за Молот, о котором вы упомянули?
Говлек едва сдержался, чтобы не чертыхнуться вслух, и тактично
освежил память Императора. Выслушав его, Дервон произнес:
- А, это тот Молот. Ну и бог с ним. Хотя идея сама по себе
преотличная. Очень жаль, что не удалось ее осуществить.
- Босстание на Дикране, сир...
- Займитесь сами этими бунтовщиками! Нет, я имел ввиду совсем не это.
Я что-то сегодня не в духе. Наверное, всему виной эта проклятая музыка.
Так что там говорится об этом мятеже?
- Пока все остается по-старому. Однако в донесении с Дикрана
сообщается, что взрыв может случиться в любой момент. А теперь, когда этот
Верховный Жрец замучен был до смерти на соседней планете, Элдрине, мы
можем ожидать, что взбунтуется вся система Элдрина.
- Дело принимает серьезный оборот, - мрачно заметил Император. - Эти
неприятности имеют обыкновение распространяться от системы к системе. Гм.
Мы должны остановить это. Да. Остановить это. Отправьте специальных
следователей на Элдрин и Дикран. Пусть передают подробнейшие сообщения.
Позаботьтесь об этом, Говлек. Позаботьтесь об этом. Дабы не случилась
большая беда.
- Обязательно, сир, - заверил его Гсвлек. - Я сразу же займусь этим
делом.
Он в отчаянии закатил глаза к потолку, удивлялсь, каким всетаки
образом удастся предотвратить это полным ходом готовящееся бурное
восстание.
Но способ найдется. Империя всегда одержит верх. Так было всегда, так
и будет всегда.
- Сделайте звук громче, - попросил Император. - Я почти не слышу
музыки.


Подвал Храма Солнца был холодным, сырым местом. Влажные его стены и
пол были покрыты древней слизью. Рэс Дуайэр смутно припоминал те времена,
когда он играл здесь, будучи еще совсем ребенком. Несмотря нв все
увещевания отца, ему нравилось там играть. Он также вспомнил и то, как
отвели его в этот подвал в день тринадцатилетия за то, что он слегка
подвыпил.
Однако теперь его вел не отец, а два служителя Храма, а позади них
шествовал сам Хольсп.
- Здесь, внизу, все уладится само собой, - произнес Хольсп, когда они
достигли подземелья. - Рэс, не упрямтесь. Скажите нам, где Молот.
- Я уже сказал, что не знаю. Честно, я ничего об этом, Лугаур, не
знаю.
Верховный Священнослужитель пожал плечами и сказал:
- Дело ваше. Тубар, мы должны подвергнуть его пытке.
- Несколько старомодный способ извлечения тайн, не так ли? -
иронически заметил Дуайэр.
- Это ничуть не более старомодно по сравнению с метедамм,
применяемыми агентами Империи. Если возникает необходимость в определенкой
информации, то не все ли равно, как она будет извлечена.
- Именно в соответствии с этой теорией так поступили с моим отцом. И
очень многого добились!
- Но еще больше поведение вашего отца дало ему самому, - отпарировал
Хольсп. - Если возникает такая необходимость, то точно то же самое
произойдет и с вами, Рэс. Почему вы скрываете от нас тайну?
Некоторое время Дуайэр молчал. Появились два младших служителл с
прочной веревкой, чтобы связать его, и он не протестуя позволил им
приблизиться к нему. Но в последнюю минуту отпрянул назад.
- Нет!
- Свяжите его, - произнес Хольсп.
- Я скажу, где находится Молот! - вскричал Дуайэр. У него перехватило
дух. Он был совсем близок к тому, чтобы совершить такое, что полностью
противоречило всем его убеждениям, всему его прежнему воспитанию: ударить
священнослужитьля Храма...
Но ведь Лугаур не был Верховным Священнослужителем. Будь он им, Вэйл
Дуайэр непременно открыл бы ему тайну Молота.
Хольсп нахмурился.
- Вы передумали, да? Хорошо. Отойдите от него, - велел он
приспешникам. - Так где же находится Молот?
- Вот где! - закричал Рэс и изо всех сил ударил кулаком по бледному
лицу Хольспа. Тот пошатнулся от удара, платиновое солнце слетело с его шеи
и глухо забренчало по камням подземельл.
Не обращая виимания на Хольспа, Дуайэр резко развернулся лицом к двум
другим старшим жрецам, Тубару Фрину и Хелмату Соргвой. Хелмат был невысок
и широкоплеч. Дуайэр схватил его одной рукой и как бы используя его в
качестве тарана, обрушился на Тубара Фрина. Оба приспешника Хольспа с
грохотом рухнули наземь.
Отшвырнув от себя Хелмата, Дуайэр устремился во тьму подземелья. К
нему сразу же вернулись многие из воспоминаний детства. Он вспомнил
коридоры, пещеры и извилистые переходы, которые располагались под Храмом и
вели к потайному выходу за его пределами.
- Догоните его! - услышал он разъяренный приэь в Хольспа. Но с каждым
поворотом звуки погони становились все более отдаленными.
- Не давайте ему уйти! - эхом отдавался от сырых стен уже едва
различимый крик Верховного Жреца.
Дуайэр не удержался, чтобы усмехнуться, представив себе, какой
здоровенный красный фонарь должен сейчас засветиться на бледном,
высокомерном лице Хольспа. Сейчас он еще больше, чем когда-либо, был
уверен в том, что только обманом Лугаур Хольсп мог зьнять трон Верховного
Священнослужителя, ибо Дуайэр ни за что не смог бы заставить себя поднять
руку на подлинного высшего иерарха Храма.
Тяжело дыша, он вышел на поверхность в роще за пределами территории
Храма. Ои понимал, что ему нужно как можно быстрее покинуть Элдрин. Уже за
одно то, что он посмел поднять руку на Хольспа, он на себе ощутит
разъяренные руки всех остальных верующих.
Вот только куда бы он мог бежать? Куда?
Он поднял глаза к небу. В сгущавшихся сумерках уже можно было
различить тусклый красный шар - блмжайшую к Элдрину планету.
"На Дикран, - подумал он. - Да, на Дикран!"




3



Звезда Элдрин, согнце планеты Элдрин уже касалось линии горизонта,
когда он вбежал в вестибюль космопорта. Скучающий молодой человек в окошке
билетной кассы украдкой взглянул на него и объявил равнодушным тоном:
- На Дикран больше не будет рейсов.
- Почему? Разве посадка на последнмй рейс уже закончилась? Ведь еще
так рано, солнце едва спряталось. Должны быть по крайней мере еще два
вечерних рейса, если не больше.
- Рейсов больше не будет и все! По распоряжению Имперского
Правительства на все время, пока продолжаются волнения на Дикране.
- Какие такие волнения? - удивленно спросил Дуайэр.
Кассир развел руками.
- Кто знает? Эти рудокопы там все время воюют то за одно, то за
другое. Как бы то оно ни было, но я просто не могу устроить вас на рейс на
Дикран.
- Гм. А как на счет Пэрилона? Туда еще есть рейсы сегодняшним
вечером?
- Никак нет. Скажу по секрету - на сегодня отменены все ночные рейсы
внутри системы. Я могу предложить вам полдюжины дальних рейсов, если они
вас устроят.
Дуайэр задумчиво потер подбородок. У него была всего сотня кредитов.
Ее едва ли хватило бы на дальний рейс, на любую из планет, не входивших в
систему Элдрина. А вернуться в Храм за деныами он уже не осмеливался.
Придется подождать до утра и уже тогда отправиться на одну из планет
системы Злдрина.
- А утром все-таки можно вылететь на одну из наших планет? - задал он
последний вопрос кассиру.
- Послушай, приятель, мне кажется, что я уже все тебе объяснил.
Неужели тебе не лсно, куда ты мог бы отправиться?
- Ладно, - произнес Дуайэр, - и на том спасибо.
Приняв безразличный вид, он покинул очередь у кассы и побрел прочь.
Неужели-таки нет никакмк внутренних рейсов? Это невозможно себе
представить. Пусть на Дикране какие-то беспорядки - так почему он не может
улететь на Пэрилон или Морхельм или на любую из других обитаемых планет?
Почувствовал, что кто-то потянул его за рукав, он тотчас же обернулся
и увидел невысокого, бронзоволицего парня. Такой загар бывал только у
космолатчиков.
- Что вам нужно?
- Тс-с-с! Вы хотите, чтобы нас упекли? Я краем уха слышал о тех
трудностях, с которыми вы столкнулись у кассы, приятель. Вы очень хотите
отправиться на Дикран сегодняшним же вечером?
- Да-да, - промямлил Дуайэр. - Только как?
- Частным рейсом. Две сотни кредитов - и вы шикарненько там
очутитесь.
- У меня всего сто, - признался Дуайэр. - Да и времени у меня в
обрез. Я - священнослужитель, - на ходу принялся сонинять он. - Я завтра
должен уже быть на специальной конференции на Дикране, и если я туда не
попаду вовремя, у меня будут крупные неприятности.
- Жрец? А какого Храма?
Космолетчик задумался на мгновенье.
- Ладно. Хватит и сотни. Но деньги вперед..
Дуайэр осторожно развернул свои пять двадцатикредитных ассигнаций и
показал их парню.
- А этого разве недостаточно?
- Добро.
- Они станут вашими в тот же миг, когда мы тронемся на Дикран.


Полет оказался недолгим, корабль - тесным, без всяких удобств. Дуайэр
уже совершил в своей жизни больше десятка межпланетных перелетов, и
поэтому обычный полет на корабле с ионным приводом был для него не в
диковинку. Он хорошо перенес ускорение, получил даже некоторое
удовольствие от недолгого пребывания в состоянии невесомости, и как только
корпус корабля стал вращаться с целью создания искусственной силы тяжести,
он поудобнее устроился в гамаке и вздремнул.
Он довольно быстро понял, что происходит на борту этого корабля.
Владельцем его был, очевидно, какой-то делец, занимающийся нелегальной
перевозкой грузов между планетами системы. Каких именно грузов - Дуайэру
было все равно. Но повидимому, хитрый пилот, беря на борт пассажиров, не
брезговал подработать несколько добввочных сотен кредитов. На борту их
оказалось около дюжины, и, несомненно, у каждого из них были свои веские
причины достичь Дикрана. Вследствие неожиданной отмены всех регулярных
рейсов, набрать таких пассажиров не составляло особого труда.
Разбудил его звонок - сигнал о предстоящем торможении перед посадкой
на планету.
Посадку корабль совершил на, казалось, голой, совершенно лишенной
деревьев равнине - где-то подальше от цивилизации. По ней свободно гулял,
вздымая облака пыли, холодный, жалобно завывающий ветер. Как только Дуайэр
вылез через открытый люк на поверхность планеты, он обратился к одному из
пилотов, следивших за выгрузкой ящиков:
- Добираться в город нам самим, что ли?
Пилот рассмеялсл.
- А ты рассчитывал на то, что нелегальный рейс будут встречать
роскошные лимузины? Проснись, парень. Поступай, как сам знаешь. Еще одну
сотню кредитов - и я подбросил бы тебя в ближайший городишко, но ведь у
тебя ее нет? Верно?
- Нет, - признался с горечью Дуайэр и отвернулся. Слишком уж поспешно
удрал он с Элдрина - теперь у него не было ни гроша, да и одежда
совершенно не подходила для мерзкой дикранской погоды.
Но ведь здесь также были Храмы, также были жрецы. Он мог бы найти
пристанище в одном из таких Храмов. Поэтому, не долго думая, он смело
двинулся чсрез бесплодную пустыню. Часть пассажиров, поворчав недовольно,
последовала за ним.
Они прошли около километра, вздрагивая при каждом шаге, когда прямо
перед ними опустился турболет. На его борту, даже несмотря на поднятые им
клубы дыма, были ясно видны пурпурно-золотые спиральные звездные скопления
- опознавательные знаки Имперской полиции.
Он задумался над тем, а не бежать ли подальше от этого турболета.
Имперской полиции ему следовало опасаться гораздо сильнее, чем
относительно мягкотелой местной полиции на Дикране. Однако вид бластера,
направленного прямо на него, изменил его намерения. Не двигаясь с места,
он ждал, пока к нему приблизится Имперский полицейский.
Жандарм был невысок и коренаст. Судя по его покрытому глубокими
морщинами лицу, он много лет прослужил на этой тоскливой планете.
Последовало неизбежное:
- Приготовьте свои документы.
- Пожалуйста, инспектор.
Дуайэр протянул ему паспорт. Жандрам внимательно пролистал его,
вернул Дуайэру и произнес:
- Согласно этому удостоверению, вы - Рэс Дуайэр с Элдрина. С какой
целью вы прибыли на Дикран?
- Чтобы нанести визит. Я - священнослужитель.
- Это явствует из документов. Но мне не удалось обнаружить печати
какого-либо из космопортов. Каким образом вы здесь оказались?
- Разумеется, на борту корабля, - коротко произнес Дуайэр. Он
возвышается более, чем на фут, над полицейским, но дуло бластера, упертое
в его ребра, не позволяло ему даже думать о сопротивлении.
- У вас нет визы, - не унимался жандрам. - Не соизволите ли сказать
мне, сколь долго вы находитесь на Дикране?
- Около получаса.
- Получаса? И прибыли сюда на корабле? Весьма занимательно! Вот уже
более восьми часов действует запрет на все перелеты внутри системы
Элдрина. Прошу вас проследовать в резиденцию Проконсула и объясниться.


- Значит, Рэс Дуайэр - это вы?
- Да, это мое имя. Разве в паспорте указано иное?
- Не дерзите, - предупредил допрашивающий. Это был Рольсад Квьрлоо,
Проконсул Империи на Дикране, маленький, щуплый, видавший виды чиновник с
угрюмым, жестким, настороженным взглядом. - Меня интересует причина, по
которой вы очутилмсь на Дикране в то время, когда отменены всячесикв
перемещения внутри системы. Как вы сюда попали?
Дуайэр молчал. Стоявший рядом жандарм пояснил Проконсулу:
- Он с этого корабля контрабандистов. Там была еще добрая дюжина
такик, как он. Мы всех их задержали.
- Я знаю об этом, болван, - грубо обрезал жандарма Проконсул. - Я
хочу, чтобы именно он сказал это. Еесь допрос записывается на пленку.
- Да, - решил больше не отпираться Дуайэр. - Я прибыл на корабле,
который вез контрабанду, если так оно оказалось на самом деле. Мне нужно
было попасть на Дикран, но ни в одной из касс мне не удалось приобрести
необходимый для этого билет. Тогда ко мне подошел какой-то незнакомец и
предложил доставить меня сюда за сотню кредитов. На чем мы и порешили. А
затем меня забрали сюда. Вот и все.
Проконсул рассердился.
- Но ведь вы же знали о том, что перелет был незаконным! Почему это
вам так поэврез нужно было попасть именно на Дикран?
- Чтобы нанести визит, - сказал Дуайэр. Он заранее решил, что
наиболее безопасным для него будет разыгрывать из себя неотесанного
простака и предоставить возможность говорить большей частью тому, кто
проводит допрос.
- Ньнести визит! Только и всего - просто визит! И ради какого-то
простого посещения вы идете на то, чтобы нарушить запрет Империи! Я
вынужден сдаться, - Росальд Кварлоо прикоснулся к кнопке на своем столе, и
в его кабинет вошел высокий, статный мужчина, пурпурно-золотой мундир
которого придавал его облику еще более величественный вид. Он, не скрывая
своегь презрения, посмотрел на Проконсула и произнес:
- Ну? Вы что-то вытянули из него, Кварлоо?
- Ни капли! Хотите попробовать вы?
- Ладно. - Их Великолепие обратмло свой взор на Дуайэра. - Меня зовут
Олон Домюэль, я - Имперский Посланник Двора Императора Дервона XIV. Вы -
священнослужитель Рэс Дуайэр с планеты Элдрин системы Элдрина?
- Все правильно.
- И вы сын покойного Вэйла Дуайэра, священнослужителя с Элдрина?
Дуайэр кивнул.
- Вам известно, как умер ваш отец? - спросил Домюэль.
- От рук Имперских следователей. Они пытались выведать у него один из
секретов нашей религии.
- Вы имеете в виду Молот Элдрина, - сказал Домюэль.
- Да. Именно это.
Пышно разодетый Посланник зашагал большими шагами по крохотному
кабинету Проконсула. Затем, выждав некоторое время, произнес:
- Вам, разумеется, известно, что ради того, чтобы выведать эту тайну,
мы могли бы подвергнуть вас пыткам. Мы, представители Империи, очень
интересуемся этим Молотом, Дуайэр.
Дуайэр ухмыльнулся. Все вдруг очень заинтересовались Молотом. И у
многих заплечных дел мастеров сейчас самый расцает их деятельностн.
- Вы улыбаетесь?
- Да, милорд. Этот Молот - видите ли, его просто-наиростсв нет. Это
одна из наших легенд. Миф. Мой отец пытался Аоказать это вашим
следователям, но они переусердствовали. Теперь вы станете допрашивать меня
и тоже, скорее всего, убьете. Разве это не забавно?
Посланник окинул его холодным взгллдом.
- Вы утверждаете, что это миф? И значит, ради какого-то мифа я
пересек пол-Галактики...
- Зато назревающий на Дикране бунт более, чем реален, - - робко
напомнил ему Проконсул Кварлоо.
- Ах, да... Бунт. А этот Молот Элдрина - миф? Пусть. Парень, но что
же тогда погнало тебя на Дикран?
- Я приехал сюда по приглашению, - наивно произнес Дуайэр.


Его отпустилм через полчаса. Он теердо придерживался роли простака, и
выдохшимся Посланнику и Проконсулу стало совершенно ясно, что они ничего
от него не добьются. Он дал обещание не покидать город, и его отпустили.
Как только он покинул здание резиденции Проконсула, с ним поравнялся
какой-то весь закутанный незнакомец и шепотом спросил:
- Рэс Дуайэр - это вы?
- Может быть.
- Вас только что допрашивал Проконсул, верно? Говорите, или я воткну
нож выл в бок!
- Да, - сознался Дуайэр. - Кто вы?
- Вполне возможно, что друг. Изволите пойти со мной?
- А разве у меня есть выбор? - спросил Дуайэр.
- Нет, - сказал незнакомец.
Пожав плечами, Дуайэр не стал возражать, когда незнакомец провел его
несколько дальше по этой не улице к ожидавшему их небольшому голубому
автомобилю каплевидной формы. Незнакомец жестом велел занять место рядом с
ним, и автомобиль тронулся.
Дуайэр не пыталсл запомнить улицы, по которым они проезжали. Водитель
преднамеренно избрал настолько извилистый, запутанный маршрут, что всякая
такая попытка была бы безнадежной.
В конце концов они остановились перед приземистым зданием из
светло-коричневого кирпичь, построенным в популярном здесь уродливом стиле
под старину.
- Мы выходим здесь, - сказал таинственный проводник Дуайэру.
Они вместе вышли из автомобиля и вошли в старое здание. Внутри их
встретили два часовых с невозмутымыми лицами. Дуайэру не терпелось узнать,
что это за гнездо заговора, в которое он попал. Он двже уже начал было
подумывать о том, что, может быть, для него гораздо безопаснее было бы
вернутьсл назад, на Элдрин.
- Это Дуьйэр! - неприветливо спросил какой-то мужчина со странным
акцентом.
Проводник, доставмвший Дуайэра, кивнул.
- Введите его, - приказал этот неприветливый мужчина.
Дуайэра втолкнули в ярко освещенную комнату, вдоль стен которой
стояли заполненные книгами шкафы. Мебель в комнате была обшарпанная, давно
уже вышедшая из моды. На поломанных стульях сидели человека три - четыре.
Неприветливый мужчина повернулся к Дуайэру и произнес:
- Я должен за многое перед вами извиниться. Во-первых, за то, что мы
не успели связатся с вами перед налетом имперских жандармов, и, во-вторых,
за ту таинственность, с которой обращались с вами после того, как вас
выпустил Кварлоо.
- Мне, насколько я понимаю, не остается ничего другого, как только
принять эти извинения, - сказал Дуайэр. - Где я, и что здесь происходит?
Человек с неприветливым лицом представился первым.
- Меня зовут Блайр Марш. Я уроженец Дервонара. Вы слышали об этой
планете?
- Столице Империи, так?
- Верно. Я знаком с Империей на собственном опыте. Она еси прогнила.
Она готова пасть от первого же толчка.
- И что из этого?
- Поэтому я и прибыл на Дикран. Я создал здесь организацию, и мне
хочется, чтобы вы примкнули к ней. Именно мы и намерены дать Империи этот
первый и единственный толчок.




4



Император Дервон XIV уделял сообщениям из системы Элдрина внимания
намного больше, чем откуда бы то ни было еще. Ко всему, что хоть каким-то
образом было связаио с событиями в этой системе, он проявлял настолько
целеустремленный интерес, что у него почти не ос, жалась времени на
ознакомление с другими, самого различного рода затруднениями, сообщения о
которых поступали в столицу со многих других планет.
Но зато у него было ощущение удовлетворенности тем, что он не тратит
свое время зря. Он, больше чем кто-либо другой, осознавал краткость своего
трона и пытался упредить ту угрозу Империи, которая может возникнуть в
связи с событиями в системе Элдрина.
- Какие сегодня поступали донесеиия от вашего Посланника на Дикране,
Говлек? - спросил Император у своего Министра.
- Пока что ничего нового, Ваше Величество.
- Гм. Проследите за тем, чтобы Бюро Распределения Информации быстрее
шевелилось. Дело принимает очень серьезный оборот, Говлек.
- Слушаюсь, Ваше Величество.
Император почесал свой лишенный рас-ительности череп и взял последний
доклад Послакника.
- Вы могли бы вообразить такое? Они арестовали сына этого жреца
Дуайэра, когда он показался на Дикране, а потом освободили его! Этот
идиот, ваш Посланник, пытается поучать меня, доказывая, что Молот - это
миф. Так ли? Миф? Миф, который в состоянии всех нас уничтожить. Кто этот
посланник?
- Олон Домюэль, однн из лучших наших людей, сир. Я лично выбрал его
кандидатуру.
- Тем больший позор на вашу голову, - будто выплюнул слова Дервон,
вспыливший вдруг.
Дважды загорелась сигнальная лампочка, еще моргнула несколько раз и
погасла.
- Пришли отчеты, - спохватился Император. - Возьмите и прочитайте их.
- Незамедлительно, сир.
Говлек пересек комнату, остановился у корзины для сообщений,
установленной у торцовой стены, и ловко извлек из нее два крошечных
кристалла с донесениями.
- Одно с Дикрана, другое - с Элдрина.
- Прочтите не мешкая. Я хочу знать о том, что в ннх говорится, а не о
том, откуда они.
Министр проглотил колкость, вскрыл ногтем один из кристалликов,
быстро ознакомился с его содержанием, затем распечатал второй. Император
едва сдерживал свое нетерпение, вперившись в Говлека своими
глазами-бусинками.
- Ну! - требовательно каркнул Дервон. - Дикран, Элдрин, ну что там!
- Одно с Элдрина, другое с Дикрана, - тупо повторил Говлек. - С
какого начать, сир?
- Не все ли равно?
- Не совсем. Донесение с Дикрана имеет более ранню дату отправления.
Оно составлено Посланником Домюэлем. Он сообщает о том, что циркулируют
слухи, согласно которым где-то на планета собирается армия повстанцев, а
вот где - это ему в точности еще неизвестно.
- Вот идиот! А что в поселании с Элдрина?
Гов лек слегка вздрогнул.
- Послание с Элдрина... от Проконсула Дарюэля. Ом сообщает...
- Да не тяните же! - взбеленился Дервон.
- Дарюэль сообщает о том, что он принял решение эвакуировать все силы
Империи с планеты Элдрин одновременно и перенести свою резиденцию на одну
из соседних планет. Похоже на то, что на Элдрине тоже бунт, но уже
настоящий. Во главе мятежников жрец по имени Лугаур Хольсп, который
провозгласил, что владеет - да хранит нас провидение, Ваше Величество, -
Молотом Элдрина.


Рэс Дуайэр вместе с остальными присущствующимм в комнате Блайра Марша
внимательно слушал изложение приблиэительнык планов восстания, о которых
рассказывал мятежник с Дервонара.
- Им, разумеется, известно, что происходит здесь, на Дикране. Мы
располагаем множеством фактов, подтверждающих это. Например, вчера сюда
прибывает этот Посланник - этот Олон Домюэль - и сраау же налагает запрет
на перелеты между Дикраном и Элдрином, а чуть позже этот болван вообще
запрещает всякие сообщения между планетами нашей системы.
В настоящее время может существовать только одна причина, почему он
так поступил. Император предполагает, что в нашей системе назревают
беспорядки, а самый быстрый и безопасный способ их ликвидации - это
изоляция планет друг от друга с целью воспрепятствовать распространению
семян с зародышами восстания с одной планеты на другую, - здесь Марш
усмехнулся. - К счастью, всегда несколько отбившихся спор могут быть
перенесены эфирными течениями. Молодой Дуайэр - одна из них. Но фактически
сейчас уже не существует никаких контактов между Дикраном и Элдрином.
Так вот. Сначала прибывает Посланник, наделенный особыми
полномочиями, затем он налагает ограничения на межпланетные сообщения.
Теперь самое время сделать ход нам - сейчас, пока еще Император не послал
сюда несколько миллионов солдат Империи, которые расквартируются здесь и
сядут нам на шею. У нас есть организация. Мы просто обязаны выступить. С
единственной надеждой - сначала восстановить связи с другими планетамм, а
затем - побудить их последовать за нами. У Императора большой флот, но ои
не может находиться повсюду в одно и то же время. Синхронно начатые
революции на сотне планет за неделю уиичтожат Империю.
Рэс Дуайэр поднял руку.
- Ответьте нам, Блайр, на такой вопрос. Сколько планет, по вашему
мнению, выступят в нашу поддержку?
- Революционные организации имеются, по меньшей мере, на четырнадцати
планетах двенадцати звездных систем, - пояснил Марш. - Я сам создал их за
последние десять лет. Организация на Дикране - самая сильная. Именно
поэтому все должно начаться отсюда. Но едва начавшись, смута будет
распространятьсм очень быстро. Империя - это пережиток прошлого. Кому
охота платить налоги в казну бесполезной монархии только для того, чтобы
удержать у власти слабоумного старика-императора! Дуайэр, а каковы
настроения на Элдрине?
- На моей планете, - ответил Дуайэр, - к Империи относятся в общем-то
довольно прохладно. Правда, есть у нас легенда о Молоте Элдрина. Она в
какой-то степени поддерживает нашу ненависть к Империи, вселяет
уверенность, что когда-нибудь этот Молот сокрушит Империю.
- Молот Элдрина... Да, я слыхал об этой легенде. Она опираетсл на
что-нибудь реальное?
- По правде говоря - не знаю, - разоткровенничался Цуайэр. - На этот
вопрос мог бы ответить мой отец - но с ним расправились палачи. Он всегда
внушал мне мысль о том, что Молот существует на самом деле, и что он
знает, где он находится, но он умер, так ничего и не сказав мне об этом. А
его приемник на троне Верховного Священнослужителя тоже в полном неведении
относительно Молота.
- Вот незадача! Психологический трюк, основанный на этой легенде, мог
бы нам очень пригодитьсл. Как я полагаю, в любом случае им не следует
пренебрегать. Мы могли бы соорудить поддельный Молот. Как только начнется
восстание ка Дикране, мне кажется, вас следовало бы переправить назад, на
Элдрин, для объявления об этой доброй вести.
- Я согласен, - сказал Дуайэр.
- Хорошо. - Марш обвел взглядом своих сторонников. - Каждый ли из вас
четко представляет свою роль?
Все присутствовавшие на совещании заговорщики быстро обо всем
договорились. На мрачном лице бунтовщика впервые за этот вечер появилась
улыбка.
- Значит, к выступлению мы готовы. Первой нашей операцией должен
стать захват Проконсула и этого Посланника, а затем по всей галактике
прокатится эхо от того, что мы совершили.
Бурлящая толпа устремилась к резиденции Проконсула на Дикране. Дуайэр
был в рядах повстанцев. Их было около сотни, вооружены они Были самым
различным самодельным оружием.
Как самый высокий и наиболее сильный в отряде, Дуайэр незаметно даже
для самого себя оказался впереди толпы, когда она приблизилась к
резиденции. У дверей ее стояли на страже два совершенно ошеломленных
происходящим импсрских часовых, но людской поток захлестнул их прежде, чем
они смогли оказать какое-нибудь заметное сопротивление.
Не давая опомниться одному из часовых, Дуайэр вырвал из его рук
бластер и, ткнув его дулом под ребра другого, приказал развернуться, после
чего ударом приклада свалил наземь. Оба часовых тотчас же исчезли где-то в
толпе.
- Внутрь! - закричал Дуайэр. Он понял, что в какой-то мере становится
одним из вожаков восстания. Блайра Марша нигде не было видно. Очевидно,
настоящая драка была ему не по вкусу.
Дверь распахнулась под напором толпы. Изнутри раздавались
беспорядочные выкрики:
- Стража! Стража! Защищайте Проконсула!
Появился Посланник, Олон Домюэль. Он был безоружен, полагаясь на
великолепие своего облачения. От зоркого взгляда Дуайэра не ускользнуло и
то, что для того, чтобы казаться выше и шире в плечах, на Домюэле были
специальные туфли, а под плечами мундира - подушечки.
- Назад, сброд! - взревел Посланник. - Это резиденция Проконсула!
Какое вы имеете право вламываться сюда?
- Право свободных людей, - ответил ему Дуайэр, размахивая бластером.
Право тех, кто больше не склоняет голову перед Империей!
- Это бунт! Открытый мятеж! Вы, должно быть, посходили с ума! -
кричал Домюэль. - Назад! Прочь отсюда!
У себя за спиною Дуайэр услышал шепот, в котором ощущалось сомнение в
правомерности происходящего. Великолепие Посланника, понял он, возымело на
восставших именно такое воздействие, на которое и рассчитывал важный
сановник Империи.
- Взять его и связать! - непререкаемым тоном крикнул Дуайер.
- Не сметь! Я - Посланник Императора! Моя особа неприкосновенна!
- Связать его! - повторил Дуайэр, и на этот раз четверо дикранианцев
притащили веревку и схвативши барахтающегося Посланника. Домюэль отчаянно
отбивался кулаками и локтями от наседавших на него повстанцев, но через
несколько секунд он выдохся и уже со связанными руками брызгал во все
стороны слюной.
- Проконсул Кварлоо! - позвал Дуайэр. - Выходите! И без оружия!
- Вы не посмеете! - раздалсл дрожащий голос Проконсула. - Это
противозаконно! Не смейте бунтовать против Империи!
- Выходите сейчас же сюда! - громко крикнул Дуайэр.
В вестибюле появилась жалкая дрожащая фигура Проконсула, завернутая в
плащ. Казалось, он был совершенно подавлен случившимся. Непреклонная
жестокость, столь заметная при первой с ним встрече Дуайэра, совершенно
исчезла с его лица.
- Какоа смысл всего, что здесь происходит? - спросил Кварлоо.
- Эго конец владычества Империи в системе Элдрина, - ответил Дуайэр,
после чего повернулся к повстанцам и скомандовал:
- Свяжите этого тоже! И обыщите все здание - здесь должно быть
оружие.
- Мы схватили еще трех имперских солдат, сзр, - шепнул кто-то справа
от него. - Они пытались улизнуть через черный ход.
Дуайэр рассмеялая.
- Трусы! Так вот, раздайте их оружие и свяжите вместе с остальными.
Нам нужен каждый бластер, какой только удастся раздобыть.


Не прошло и пяти минут, как вся резиденция Проконсула была в рукак
повстанцев. Только теперь откуда-то подавился Блайр Марш.
- Хорошо сработано, - произнес он. - Мне понравилось, как вы
возглавляли штурм, Дуайэр.
- Спасибо. А где были вы?
Иарш лицемерно улыбнулся.
- Разве вождь может подвергать собственную жизнь опаскости, если на
то нет краыней необходимости? Кроме того, у вас гораздо более подходящие
данные для того, чтобы быть командиром, чем у меня. За человеком вашей
комплекции народ пойдет куда угодно - ведь вы всегда на виду.
Дуайэр улыбнулся, глядя на коротышку-революционера.
- Я все понял. Что будем делать дальше?
- Все здание в наших руках, верно?
Дуайэр кивнул.
- Тогда мы забираем в свои руки связь и передаем воззвание к жителям
как можно большего числа планет. Затем продолжаем аресты солдат Империи на
Дикране по мере тогс как будем их обнаруживать. Они станут нашими
заложниками.
Дуайэр и Марш переступили через скамью, брошенную кем-то поперек
дороги в тщетной попытке эабаррикадироваться, и прошли в кабинет
свергнутого Проконсула. Панель со средствами связи занимала целую стену.
Линии связи с Империей были в полной исправности.
Марш бросился тотчас же к субрадио и начал устанавливать координаты.
Дуайэр небрежно поднял бумаги, лежавшие на письменном столе Кварлоо.
Быстро пробежав их, он в недоумении закрыл глаза, а затем перечел еще
раз. В это время Марш уже со всей присущей ему пылкостью призывал к
восстанию жителей других звездных систем.
- Послушайте-ка, Марш, - окликнул его Дуайэр, когда тот сделал
передышку. - Я только что нашел на столе Кварлоо сообщение, принятое с
Элдрина.
- О чем оно?
- Оно от Проконсула Дарюэлл на Элдрине. Он информирует Дикран о том,
что намерен эвакуировать войска и сделать своей базой Морхельм - шестую
планету системы Элдрина. Похоже на то, что на Элдрине восстание тоже.
Сообщение это, как показалось Дуайэру, озадачилс Марша.
- Но ведь на Элдрине нет такой организации! Значит, восстание
стихийное? Кто его возглавляет - об этом Дарюэль чтонибудь говорит?
- Да, - ответил Дуайэр и сразу же как будто сник. - Руководит им жрец
по имени Лугаур Хольсп. У него огромное колючество приверженцев. Народ
восстал вечером. Он... он утверждает, что располагает Молотом Элдрина.
К полуночи от господства Империи на Дикране не осталось и следа.
Проконсул и горстка его телохранителей были взяты под стражу. Та же участь
постигла имперского Посланника. Было учреждено временное переходное
правительство с неким Фулморам Нарзином во главе. Над резиденцией
Проконсулв взвился флаг Дикрана исконных его цветов - голубого и зеленого.
В самой резиденции Блайр Марш и семеро его заместителей, ьчлючая Рэса
Дуайэра, обсуждали следующие шаги, которые им надлежало предпринять.
- Мне непонятен смысл того, что затеял Хольсп в отношении Молота, -
сказал Дуайэр. - Навряд ли он им располагает на самом деле, если только не
гроизошло какое-нибудь чудо. Часколько мне известно, тайна местонахождения
Молота умерла вместе с моим отцом.
- Не все ли равно, есть у него этот Молот или нет, - подчеркнул Марш,
- главное, что отчетливо слышно зхо от ударов, которые наносит Хольсп.
Похоже на то, что народ ему поверил, во всяком случае настолько, что
изгнал Проконсула. Я считаю, что нам следует связаться с этим Хольспом
Лугауром и объединить наши силы. Символ Молота Элдрина известен всей
Галактике как символ крушения Империи. Если нам удастся поднять движение,
которое будет достаточно быстро катиться с одной планеты на другую...
Дуайэр покачал головой, выражая охватившие его сомнения.
- Я хорошо знаю этого Хольспа. Он не относится к тем людям, которых
привлекает идея свержения Империи, если он при этом не извлечет выгоду для
себя. Я не доверяю ему, Марш.
- Не доверяете? Какое это имеет значение? Революция прежде всего.
Когда Империя будет сокрушена, вот тогда и станем беспокоиться о том,
чтобы отделить достойных доверия от предателей. Отправляйтесь на Элдрин,
Дуайэр. Повстречайтесь с Хольспом. И не берите себе в голову, настоящий
это там Молот или нет. Принимайте вещи такими, как называют их, и если
только Галактика поверит, что над Империей занесен этот самый молот,
Империя обречена, - Марш смахнул пот с лица. - Есть какие-либо сведния о
восстании на Тайроле?
- На этой планете крупный контингент имперских войск. Повстанцы вряд
ли его одолеют.
- Черт. Наверное, Тайрол мы потеряем, - скривился Марш. - И все-таки
я полагаю, что мы не слишком преждевременно заварили все это. Хотя до сего
момента восстало только полдюжины планет, притом две в этой системе.
Тысячи планет остаются лояльными Империи. Черт побери, Дуайэр, нам так
нужен этот Молот! Как символ, который все ждут!
Неожиданно в комнату ворвался радист-дикранианец.
- Марш! Марш!
- Ну? Что-то новое? Что-нибудь с Тайрола?
- Нет. Я пытался связаться с Элдрином и перехватил сообщение по
сверхсекретной прямой связи между Элдрином и Дервонаром!
- И что?
- Я рвснифровал переговоры между Лугауром и самим Императором. Нас
предали. Хольсп продал нас Империи.




5



- Ох, как бы мне хотелось, чтобы это все отодвинулось лет на пять, -
брюзжа, промямлил Император Дервон XIV, беседуя вслух сам с собой. - Или
десять. Чтобы заботы эти достались моему сыну.
Только теперь он понял, что слабеет. Несмотря на все ухищрения,
сопровождавшие его жизнь, восстание все-таки произошло. И то, что он стар
и очень устал, не имеет никакого значения. Мятеж должен быть обязательно
подавлен. Империя должна быть сохранена.
- Подайте мне отчет, - распорядился он, как только Корум Говлек вошел
в тронный зал.
Вид у Говлека был крайне озабоченный, хотя некое подобие улыбки и
появилось на его лице.
- Неплохие новости, сир, полнвя смена декораций.
- Прекрасно. В чем они заключаются?
- Восстание, судя по всему, ограниченно всего лишь горсткой планет -
Элдрином, Дикраном, Тайролом, Менхином, Квинтаком и еще несколькммм. Мы
уже близки к тому, чтобы овлздеть положением на Тайроле, и столь же
обнадеживающие новости с Квинтака.
Дервои улыбнулсл.
- Это меня радует. Я полагаю, что самое время прибегнуть к крутым
мерам. Прикажите направить мощную эскадру, Говлек.
- Куда, сир?
- В систему Элдрина. Восстание носит ограниченный характер. Теперь мы
можем, не опасаясь, подвергнуть экзекуции Злдрин и Дикран, эти
планеты-зачинщики, и восстановить над ними наше господство.
Говлек кивнул.
- Отлично, сир.
- А этот Молот? - спросил Дервон. - Что слышно о нем?
Министр Внешних Границ пожал плечами и произнес:
- Ничего не слышно, кроме того, что жители Элдринй считафот его свомм
знаменем.
- О-о. Прикажите направить в таком слунае к Элдрину целый флот. Мы
искупаем эту планету в огне. Пусть после этого другие галактики потрясают
этим Молотом в нашу сторону.
- Очень хорошо, сир.
В дверях появился облаченный в желтое паж и робко преклонил колени в
ожидании, когда они заметят его. Наконец Дервон спросил:
- Что, мальчик?
- Ваше Величество, послание Министру Говлеку.
- Говори, - приказал Говлек.
- Передано по субрадио с планеты Элдрин, сир. От Лугаура Хольспа. Он
предлагает вступить в переговоры с вами, Министр Говлек.
Гоелек широко раскрыл потупленные до того глаза.
- Что? Вели, чтобы радиограмму передалм сюда немедленно!
- Слушаюсь, сир.
Паж исчез. Говлек повернулся к монарху и спросил:
- Так как ме сир?
- Эскадра пусть отправляется в любом случае, - изрек Дервон. Губы его
скривились в тщеславной ухмылке. - Как я полагаю, Хольсп намерен
воспользоваться этим Молотом в качестве дубинки для усиления своей позиции
на переговорах. Но мы, тем не менее, попробуем с ним договориться.


- Элдрин, - раздался голос технмка, - связь установлена.
Из громкоговорителя на стене Имперского тронного зала раздались треск
и шипение. Затем глубокий голос спокойно произнес:
- Это Лугаур Хольсп, Ваше Величество, говорю с планеты Элдрин системы
Элдрина.
- Какое у вас может быть ко мне дело?
- Вам известно, Ваше Величество, что с планеты Элдрин изгнан
Проконсул Империи, чье господство сокрушено как здесь, так и на соседней
планете, Дикране?
- Что-то об этом до меня доходило, - с иронией произнес Император. -
Я уверен, что это не более, как слухи.
- Вовсе нет. Благодаря Молоту Элдрина - который имеется в моем
распоряжении - это свершилось.
- Так что же, грязная свинья, - впервые за три десятилетия, в течении
которых он обычно говорил почти шепотом, повысил свой голос Император, -
ты вызывал меня, чтобы похвастаться этим? Сейчас на пути к Элдрину целый
флот боевых кораблей Империи, и они превратят в руины всю вашу планету.
- Имснно такой реакции мы от вас и ожидали, - сказал Хольсп. - Мне
хотелось бы предотвратить ненужное кровопролитие.
- Каким же образом, изменник?
- Я не изменник. Я всецело предан Империи.
- У тебя весьма странный способ демонстрировать свою преданность, -
заметил Император.
- Я намерен сдаться, - ответил Хольсп. - Мое предложение заключается
вот в чем: вся Галактика оповещается о том, что Молот Элдрина не устоял
перед могуществом Вашего Величества и вследствое этого восстание само по
себе лопнуло. Планета Элдрин осталась лояльной Вашему Величеству. Кроме
того, я передаю в ваши руки всех тех заговорщиков, которые готовили мятеж
против устоев Империи. Взамен я прошу только одно - чтобы меня назначили
на пост Проконсула на Элдрине и десять процентов от суммы годового
налогообложения.
Дервон едва не задохнулся от наглости этого негодяя. Он взгялнул на
будто пораженного громом Говлека и спокойно произнес:
- Мне нужно несколько минут на обдумывание, Хольсп.
- Я жду, Ваше Величество.
Дервон выключил связь.
- Каково ваше мнение о происходящем?
- Он просто грубый интриган, - сказал Говлек. - Но лучше уж это, чем
разрушение целой планеты. Демонстрацию силы необходимо ограничить
основным, внутренне присущим ей свойством - способностью устрашать.
Известие о крахе мятежа на Элдрине будет прекрасным уроком остальным -
Империя настолько сильна, что для подавления мятежа может обойтись без
единственного выстрела.
- Да будет так, - провозгласил Дервон. - Невероятный наглец, этот
Хольсп.
Он снова включил связь и произнес:
- Хольсп, мы принимаем ваше предложение. Бунт должен быть прекращен,
вожаки переданы на борт имперской эскадры, которая вот-вот прибудет на
Элдрин, а вы сами должны выступить с публичным заявлением о том, что Молот
Элдрина оказался неэффективен против мощи Империи. Взамен мы даруем вам
проконсульство на Элдрине и десять процентов от суммы собранных налогов.
- По рукам, сир, - не очень учтиво ответил Хольсп.


Этст разговор настолько крепко запечатлелся в памяти Рэса Дуайэра,
что продолжал отчетливо зьучать в его ушах и все то время, пока кебольшой
корабль переходил на посадочную орбиту и по спирали спускался на Элдрин.
Дуайэр ясно сознавал цель своего возвращения на Элдрин. Предатель
Хольсп должен быть умерищлен.
Теперь стало понятным, что этот жрец никак не мог обладать Молотом.
Молот был столь драгоценным, столь священным для Элдрина, что любой, кто
пронкк бы в его тайну, просто не маг Бы с таким легким сердцем предать
свою родную планету, как это совершил Хольсп.
Нет, Хольсп совершил подлог, учинил святотатство, даже богохульство
тем, что притворялся, будто он обладает Молотом. Только благодаря этому
народ Элдрина объединилсл вокруг него и изгкал Проионсула Дарюэля - вот и
вся награда.
Необычно выглядел космопорт Элдрина, когда в нем совершил посадку
маленький корабль Дуайэра. Исчезли все флаги и вымпелы Империи, кроме
одного, разорванного ка золотые и пурпурные лоскуты.
Уже через несколько мгновекий после приземления Дуайэр очутился в
объятиях своих соотечественников. Они явно изменились.
Глаза их светились, стали шире плечи. Они только что сбросили ярмо
Имперки, и это сразу же отразилось на их внешности.
Но какова была их реакция, отметил про себя Дуайэр, если бы они
сейчас узнали о том, что собственный предводитель, Лугаур Хольсп, вступил
в тайные сношения с Императором с целью возвратить их в имперское рабство?
- В Храм Солнца, - велел он пилоту турболета, дежурившему на
посадочному поле.
- Слушаюсь, сэр. Вы тамошний священнослужитель? - спросил пилот,
когда Дуайэр занял место в кабине рядом с ним.
- Меня зовут Рэс Дуайэр.
- О! Значит вы вернулись! Интересно. А ведь Хольсп сказал нам, что вы
убиты во время восстания.
Дуайэр зловеще ухмыльнулся.
- Это сообщение - ложное. На самом деле все это время я был на
Дикране, с самого начала восстания там. Я принимал в нем активное участие.
- Значит, Дикран тоже, - задумчиво произнес пилот. - А я и не знал,
что дикранианцы последовали нашему примеру. Новости до нас не доходят.
Зато у нас есть Молот, а это - самое главчое. Как жаль, что ваш отец не
дожил до этого момекта. Но он был бы безусловно рад тому, что Лугаур
Хольсп продолжил начатое дело.
- Не сомневаюсь в этом, - рассеянно произнес Дуайэр. - Очень рад.
Сейчас Элдрин полностью независим от Империи, так вы, кажется сказали?
- Последнее, что мы слышали о Дарюэле и его своре, это то, что они,
потеряв голову, сбежали на Морхельм. На нашей планете не осталось ни
одного имперского солдата.
- Замечательно, - без особого энтузиазма произнес Дуайэр.
Показался Храм Солнца. Турболет устремился вниз и, совершив
вертикальную посадку, замер у огромных ворот Храма. Дуайэр расплатился с
пилотом и вышел из кабины.
Вытянутое, богато украшенное здание Храма, окруженное тремя
возвышающимися террасами, каждая из которых была обнесена невысоким
парапетом, ничуть не изменилось за время отсутствия Дуайэра. Собравшиеся у
ворот служители смотрели на него с нескрываемым любопытством. Дуайэр
вприпрыжку поднялся по широким ступеням и, остановившись у главного входа,
постучался.
В дверях показалось вежливое лицо Хельмата Соргвея.
- Слушаю, сын мой, - машинально справился священнослужитель. - Что
привело тебя сюда?
- Мне нужно повидаться а Хольспом, - прямолинейно потребовал Дуайэр.
Соргвей открыл рот от удивления.
- Рэс! Что вы делаете на Элдрине? Я был уверен в том, что йы...
- Прочь с дороги! - грубо крикнул Дуайэр и, оттолкнув жреца, прошел
внутрь храма.


Лугаура Хольспа Дуайэр нашел в Зале для Посвящения. Какое-то
мгновенме он неподвижно стоял на пороге, наблюдая за тем, что делает
Хольсп. Жрец стоял на коленлх и неслышно молился. На его бледном,
бесплотном лице была маска глубочайшего благочестия.
- Довольно, Хольсп, - Дуайэр первым нарушил тишину. - Можете
подняться с колен. Я хочу переговорить с вами.
Хольсп, вздрогнув от испуга, резко повернулся к Дуайэру.
- Кто это, Рэс?..
Он непроизвольно отшатнулся, лицо его, и без того достаточно жесткое,
будто окаменело от ненависти. Дуайэр знал о том, что в стенах Храма никто
из жрецов не посмеет хранить при себе оружия. Разумеется, Дуайэр не питал
особого доверия к Лугауру, но некоторые запреты казались ему нерушимыми.
- Да, я - Рэс Дуайэр. Мне известно, что вы всех убедмли в том, что я
мертв, Лугаур.
- Вы исчезли, сын великого Вэйла Дуайэра. Отвечать на вопросы
пришлось мне. Что мне оставалось делать?
- Сказать честно о том, что я сбежал после вашей неуклюжей попытки
силой вырвать у меня тайну Молотами Нет, вы, конечно же, никак не могли
рассказать об этом, Лугаур. Поэтомуто вы и заявили о том, что я погиб.
- Где вы были?
- На Дикране. Помогал свергнуть тамошнего Имперского Проконсула. А
потом стало известно, что и у вас здесь, на Элдрине, своя собственная
маленькая революция.
Хольсп зловеще улыбнулся.
- Да. С помощью Молота мы изгнали с нашей планеты Проконсула Дарюэля.
Это была славная победа.
Дуайэр оставил его слова без внимания.
- Молота! - повторил он. - Вы нашли Молот сейчас же после моего...
э... ухода? Так быстро? Ну-ка, расскажите мне о Молоте, Лугаур. Где он
хранился? Что он из себя представляет?
- Это священные тайны, - проскрежетал в отчаяньи Хольсп.
- Я прекрасно осознаю это. Вот только я очень сильно сомневаюсь в
том, что вы обладаете Молотом, Лугаур. Мне кажется, что вы прибегли к
потрясающему блефу и привлекли на свою сторону народ Элдрина, призвав его
восстать против Дарюэля. Но для этого у вас не было никакой необходимости
обладать молотом. Дарюэль был нерешительным и слабовольным правителем, и
для того, чтобы вышвырнуть его, достаточно было любого организованного
выступления.
Хольсп с опаской глядел на юношу. Тот же опрометчиво продолжал:
- Вы догадываетесь, почему я уверен в том, что у вас нет Молота,
Лугаур? Потому что Молот не просто какое-то оружие, а оружие настолько
могущественное, что с его помощью можно сокрушить мощь Империи. Будь у вас
Молот на самом деле, вы бы не удовольствовались простым предательством
всего лишь за десять процентов, взыскиваемых с Элдрина!
Казалось, кровь совсем покинула и без того бледное лицо Хольспа.
- Как это вы сумели узнать об этом? - хрипло прошептал он, а затем,
не дожидаясь ответа, поднял кадило и метнул его в голову Дуайэра.
Дуайэр был готов к такому повороту событий. Он проворно отскочил в
сторону, и усыпанное бриллиантами кадило разлетелось на нусни от удара об
стену в менее, чем полуметре, от его головы. Осколки керамики, покрывавшей
стену, брызнули на пол Зала.
Хольсп, будто приведенный в действие скрытой пружмной, бросился на
Дуайэра.
И эта атака не застала его врасплох. Он был на добрый фут выше
Верховного Жреца и килограммов на двадцать тяжелее. На какое-то мгновение
неистовое нападение Хольспа заставило его отступить на шаг. Он ощутмл
спиной холод стены Храма, последовала целая серия ударов ему в живот.
Глаза Верховного Жреца сверкали бешенством.
Вдруг Хольсп отпрянул от Дуайэра и совершил молниеносчный пируэт.
Когда он вновь оказался лицом к Дуайэру, в руке его сверкнул клинок.
- Оружие? В Храме? - изумился Дуайэр. - Теперь мне ясно, что для вас
нет ничего святого.
Он, осторожно ступая, сделал шаг вперед, и на мгновение смертельные
враги словно замерли друг перед другом.
Затем Хоиьсп занес клинок. Дуайэр резко опустил правую руку и схватил
противника за запястье, после чего, с силой выпрямив руку, отодвинул его
от себя и стал сжимать пальцы вокруг запястья. Хрустнули кости,
разълренное лицо Холь-па перекосилось, но ножа ен не выпускал.
Дуайэру не оставблось ничего другого, как вышибить нож из руки
Верховного Жреца и навалиться на него. Впервые иа лице Хольспа возник
страх.
- Я слышал ваш разговор с Императором, - слова Дуайэра звучали как
приговор. - Вы предали Элдрин, не так ли? Эа десять процентов, Лугаур! За
десять процентов.
Дуайэр подобрал с пола нож.
- В Храме? - не веря своим глазам, прохрипел Хольсп. - Вы убьете?
Прямо здесь?
Юноша рассмеялся.
- Такая щепетильность просто украшает вас в ваши последние мгновения.
Но наша вера запрещает только убийство в стенах Храма - вряд ли нарушением
морали является казнь.
- Рэс!
- Обжалуйте приговор Императору, Проконсул Хольсп, изрек Дуайэр и, не
испытывая ни малейших угрызений совести, вонзил кинжал в грудь предателя.


На какую-то минуту ликованье охватило стоявшего над телом Хольспа
Дуайэра, но оно быстро прошло. Он казнил предателя. Хольсп заслужил
смерть.
Но что дальше?
Несомненно, флот Дервона уже в пути, готовый принять заговорщиковп
которых обещал выдать Хольсп. И на Элдрине он объявится очень скоро, вот
только имперские наймиты не эаполучат заговорщиков. И в ответ на это
Император, не колеблясь, изменит свой первоначальный план и прикажет
учмкихь галное у ничтожение Элдрина в качестве предметного урока всем
помышляющим о восстаним планетам.
Отчаянье охватило Дуайэра и в душу вкралось сомнение в праьильности
того, что он совершил. Но нет! Нельзя было ни оставлять в живых Хольспа,
ни безропотно покориться Императору. Он отверг эти возможности. Нужно
искать какую-либо защиту перед нависшей угрозой.
Пока же самой неотложной из стоящих перед ним задач было
ьосстановление нормальной жизни Храма - распорядка службы в нем, другик
надлежащих ритуалов, и восстановление нормальной жизни планеты в целом.
Нужно сказать людям правду о вероломстве Хольспа. Ни в коем случае нельзя
допустить, чтобы народ продолжал считать его героем.
- Тубар! Хельмат!
Дуайэр созвал священнослужмтелей и прямо здесь, в Зале для
Посвящения, поведал обо всем. Рассказ его вызвал среди них замешательство,
жрецы то и дело бросали взгляды на окровавленный труп Лугаура Хольспа.
Когда он завершил свой монолог, слово взял Тубар Фрин.
- У меня тоже были сомнения в том, что Хольсп владеет Молотом. Но
народ ему поверил.
- Народ заблуждается, поверив ему.
Затем выступил Хельмат Соргвей.
- Храм остался без Верховного Священнослужителя. Я предлагаю на это
место, незаконно захваченное Лугауром Хольспом, кандидатуру Рэса Дуайэра.
Он заслуживает восхождение на трон своего выдающегося отца.
Дуайэр обвел взглядом собравшихся жрецов и послушников. Все они
хранили молчание.
- Я принимаю это предложение, - скмал он. - Обряд возведения проведем
сейчас же.
Он молча последовал в Тронный зал Верховного Священнослужителя. Здесь
Хельмат Соргвей, как старший иерарх Храма, быстро совершил обряд, который
возвел Рэса Дуайэра в сан Верховного Священнослужителя Храма Солнць.
Ноги Рэса Дуайэра задрожали, когда он стал подниматься по ступеням,
ведущим к трону отца. Перед тем, как сесть, он сделал паузу и произнес:
- Принимаю на себя обязанности Верховного Священнослужителя, которые
ему надлежит выполнять.
Он сел - и тотчас же в его мозгу сработал какой-то неведомый ему
пусковый механизм.
Разум его прояснился, внезапный ошеломляющий взрыв откровения будто
снял пелену с глаз. В ушах его снова стояли слова его отца, они гулким
колоколом отдавались в его сознании.
"День, когда ты, мой сын, займешь место Верховного Священнослужителя
Храма, станет днем, когда все это вновь возродится в твоей памяти.
Обладатель Молота - ты и никто иной. Именно ты должен свергнуть
господство Империи и дать свободу как Элдрину, так и всем остальным
планетвм Галактики".
И в тот же ссамый момент, когда он коснулся трона, к нему неожиданно
вернулось знание местонахождения Молота, он снова знал, как им
пользоваться, когда наступит в нем нужда. Теперь он окончательно понял,
что Лугаур Хольсп никак не мог обладать Молотом - его местонахождение было
тайной, которую престарелый Вэйл Дуайэр поместил в разум своего сына и
притом столь глубоко, что даже сам Рэс Дуайэр до сих пор не догадывался о
хранящейся в его мозгу тайне.
Он снова поднялсл.
- Молот наш! Скоро маступит его черед!


На фоне бездонной тьмы ночного небь Элдрина были отчетпиве видны
восемь яркик небесных тел, освещенных дальними лучами Скопления.
Это были космические корабли Империи - гигантские звездолеты с
экипажами в иесколько сот человек каждый. Их мощные лучевые орудия могли
за несколько часов ислепелить всю планету. В ночном небе ярко сверкали их
корпуса, выкрашенные в золотистый и пурпурно-алый цвета Империи. Они
кружилй вокруг Элдрина на стационарных орбитах. Они выжидали.
С помощью наскоро сработанной в Храме аппаратуры Дуайэр вышел на
связь с их командирами.
- Говорит Нольгар Милло, капитан флагманского корабля Императорской
эскадры. Я получил указания связаться с Лугауром Хольспом, Верховным
Священнослужителем Храма Солнца.
- Алло, капитан Милло! Это Рэс Дуайэр, преемник Лугаура Хольспа на
троне Верховного Священнослужителя.
- Дуайэр, вам известна причина нашего сюда прибытия?
- Расскажите.
В голосе капитана послышались нотки раздражения.
- Забрать группу заговорщиков, которых ваш предшественник намеревался
передать в наши руки. Разве вам ничего не изеестно об этом соглашении?
- Известно, - ответил Дуайэр. - К вашему сведению, вам не придется
забирать каких-либо заговорщиков. Более того, я приказываю вам немедленно
вернуться на свои базы и покинуть систему Элдрина.
- Вы приказываете мне? По какому праву?
- По праву силы, - спокойно произнес Дуайэр. - Или вы немедленно
покидаете систему Элдрина или познакомитесь с Молотом Элдрина.
На борту флагманского звездолета наступило молчание. Дуайэр
напряженно ждал, шагая по комнате. Однако он отдавал себе отчет в том, что
напряженность на флагмане должна быть неизмеримо большей.
Прошло некоторое время - вполне достаточное для того, чтобы капитан
Милло мог связаться с Императором и получить ответ.
Наконец Милло сказал:
- Мы приземляемся. Любые попытки предпринять враждебные действия
приведут к полному уничтожению планеты по прямому указанию Императора.
- Бы не сделаете этого, - ответил Рэс Дуайэр. Он вышел на балкон
Храма и слегка коснулся кнопки на недавно восстановленном орудии. Пучок
частиц высокой энергии блеснул в небе. Его яркое пламя отразили защитные
экраны "Несравненного" - флагманского звездолета Имперской эскадры. Не
причинив ему никакого вреда, пламя мелкими брызгами рассыпалось во все
стороны.
Дуайэр ждал. Послышалась бессвязнал сердитая речь, затем голос
капитана Милло.
- Довольно, Дуайэр с Элдрина. Этот выстрел убил твою планету.
Корабли Имперской эскадры развернулись в боевой порядок. Их тяжелые
энергетические орудия повернулись на своик подвесках, готовые открыть
огоиь.
Улыбаясь, Дуайэр щелкнул выключателем на пульте управления орудия
главного калибра.
Долей секунды позже все небо стало ярко-красным от чудовищной
энергии, изаерженной из орудий кораблей Империи.
Вниз хлынул водопад энергии. На Элдрин обрушились многие миллиарды
киловатт ее.
И в ту же самую ничтожную долю секунды, на высоте плти тысяч метров
над поверхностью планеты, невидимый экран отразил их назад.
- Вы не сумеете заэкранировать всю планету, - крикнул капитан Милло.
- Поддерживать огневой вал, - потребовал он от стрелков.
Корабли Империи продолжали источать потоки энергии. Дуайэр, подавшись
вперед, наблюдал за изрыгающими аннигилирующий шквал энергии звездолетами.
Все небо было охвачено невиданным дотоле заревом. Яркие вспышки
пронизывали горизонт, но неотвратимо разбивались о невидимый барьер.
- Ваш восьмой корабль, - уведомил по радио Дуайэр. Проследите за ним,
капитан Милло.
Теперь он нажал кнопку до конца. Атомное оружие слегка вздрогнуло, и
пучок энергии прямо-таки проткнул небо, взмывая вверх в направлении
названного Дуайэром корабля. Какое-то мгновение его силуэт еще пылал на
фоне ярко-красного неба Элдрина. Корабельные экраны еще сдерживали
обрушившуюся на них энергию, однако тут же, не выдержав перегрузки,
рухнули.
Удар вькоковольтной энергии буквально прошил насквозь корпус
огромного корабля, превратив его в гигантский вытянутый факел. Затем этот
факел рассыпался в мелкие брызги огня, и с других кораблей в свете еще не
прекратнвшейся бомбардировки можно было различить крохотные кувыркающиеся
силуэты.
- Один корабль уничтожен, - произнес Дуайэр. - За ним последуют все
семь остальных. Вот он, Молот Элдрина, капитан Мипло.
Дуайэр бросил взгляд вниз, на местность, окружающую Храм. Все
пространство вокруг Храма было заполнено стоящими на коленях жителями
столичного города - людьми, ноторые, завидев армаду в небесах, пришли сюда
молиться и получить последнее утешение в своей жизни. Но теперь в толпах
людей были слышны другие возгласы.
- Молот! Молот!
Субрадио передало слова потрясенного капитана Милло.
- Полупроводлщий экран! Он защищает вас от наших орудий и позволяет
вести огонь по нашим кораблям? Но ведь это невозможно?!
- Невозможно? Ваш седьмой корабль, капитан.
Пальцы Дуайэра ещь раз нажали спусковую кнопку. Вновь высоко в небе
взвился пучок немыслимом концентрации энергии, и вновь экрамы корабля
растворились под напором заряженных частиц, и его постигла та же участь.
Теперь вокруг планеты медленно кружились два из восьми имперских кораблей,
вернее, выпотрошенные остатки их.
- Невероятно! - восклиннул Милло. - Удвойте энергию! Немедленно
уничтожьте их! - приказал ои стрелкам.
Дуайэр продолжал улыбаться. Легкое нажатие руки - и уничтожен третий
корабль, за ним - четвертый.
- Молот! - народ ликовал от счастья. - Он крушит корабли Империи!
Молот Элдрина поднялся еще раз, и судорожное зарево охзастило пятый
корабль. Затем такой же участи не избежал шестой.
- Не знающее преград орудие, капитан Милло, плюс непреодолимый
силовой экран в масштабе всей планеты - это и есть Молот Элдрина, -
пояснил Дуайэр. - Вот что было у нас в запасе. Мы ожидали того момента,
когда сможем употребить его, ожидали, когда созреет время сокрушить
Империю!
Он еще раз надавил на спуск. Сверкнула молния, и когда вокруг
прояснилось, в небе над Элдрином нетронутым осталсл толъко флагман
Имперской эскадры "Несравненный".
- Мы сдаемся! Мы сдаемся! - завопил по субрадио Милло. - Элдрин,
прекратите! Сдаемся!
- Ваша просьба удовлетворена, - произнес Дуайэр. - Я приказываю вам,
Милло, отправиться назад, к Императору, и рассказать ему о том, что
произошло сегодня на Элдрине. Стулайте. Я щажу вас.
Капитану Милло не понадобились дальнейшие распоряжения. Огромный
флагман, единственный уцелевший корабль из целой эскадры надменной
Империи, тотчас же включил фотонные двигатели, развернулся и устремилсл на
Дервонар.
Как только звездолет покинул небосвод Элдрина, Дуайэр обернулся к
окружавшим его священнослужителям.
- Спешите на радиостанции! - распорядился он. - Известие об этой
победе должно быть немедленно передано на каждую планету Империи.
Сегодняшняя ночь - это ночь, когда мы выступаем против владычества самого
Императора Дервона.
Он замолчал и вытер пот со лба. Лицо его расплылось в улыбке. - Молот
функционировал нормально, система наведения отличалась точностью. Древнее
оружие, бездействовавшее все эги годы, стало идеальным каналом для могучей
силы, содержащейся в Молоте.
Броня и оружие. С помощью такой комбинацим Дуайэр при желании мог бы
стать единоличным привителем всей Галактики. Но у него не было ни
малейшего желания стать основателем новой Империи.
- Сообщение с Дикрана, - перебил ход его мыслей один из
священнослужителей. - От некоего Блайра Марша. Он шлет вам свои
поздравления и сообщает о том, что этой ночью против Императора поднялось
более трек тысяч планет.
- Передайте ему благодарность, - ответил Дуайэр и еще раз вышел на
балкон. Внизу собралось несколько тысяч граждан.
- Пройдет совсем немного времени, - громко сказал он, - и нашу
планету покинет корабль, оснащенный Молотом Элдрина. Нет силы, способной
ему противостоять, поэтому он в одиночку сможет уничтожить весь флот
Империи. Этой ночью Империя рухнет, и на ее руинах возникнут десятки тысяч
независимых миров.
- Дуайэр! - ревела толпа. - Молот! Дуайэр! Молот!
Час грянул.


Не очень приятно было быть свидетелем гибели Империи,
просуществовавшей три тысячи лет, но очень мучительно было быть последним
Императором династии.
Ночью крушения Дервон XIV сидел один в своем Тронном зале. Министры
его давно были уже мертвы, поубивав друг друга во вспыхнувшей между ними
междоусобице. Мятеж возник даже здесь - здесь, на самом Дервонаре.
Император глянул на диаграмму, изображавшую распространение восстания
- из системы Элдрина на планеты Скопления, в которое она входила, затем
пламя восстания яростным пожаром заполыхало по всем соседним звездным
скоплениям.
А потом перебросилось на всю Галактику.
Дервон грустно покачал головой. Империя была обречена с самого начала
- но кто мог подумать о том, что все кончится именно так, как сейчас! И
вот только теперь он сам осознал то, что главной движущей силой крушения
Империи стали его собственные попытки сохранить ее.
Вот ему стало известно о мятеже нь Дикране. Более решительный
Император, возможио, тотчас же стер бы с карты Галактики эти две
взбунтовавшиасч планеты, пока такая возможность еще существовала. Но
Дервон предпочитал окольные пути для достижения своих целей. Он очень
боялся утратить поддержку всей остальной Галактики, сотворив подобное
чудовмщное злодеяние. И этим самым представил Элдрину то время, которое
ему было необходимо для того, чтобы выпустить на арену свой Молот.
Теперь же восстали в-е, все планеты откололись от Империи. Он ясно
понимал ситуацию, но при этом никак не мог отделаться от ощущения, что
свершившееся наблюдает со стороны, что уже ничего не в состоянии
предпринять для спасения Империи. Она обрушилась под тяжестью своего
собственного чудовищного веса, скончалась естественной смертью в глубокой
старости.
Уныло смотрел он теперь на калейдоскоп замысловатых картин,
непрерывно сменявших одна другую внутри его любимой гигроигрушки.
Откуда-то издалека стал доноситься звук тяжелых, монотонно повторяющихся
ударов - бам... бам...
Молот, подумал он. Все ближе и ближе, уже почти здесь, в эту
последнюю ночь Империи. Горько улыбаясь, умирающий Император уже
бездыханной Империи не отрывал стекленеющих глаз от узоров, зарождавшихся
и исчезавших где-то в глубине электронного волчка. Тяжело вздохнув, он
окончательно смирился со случившимся и приготовился к тому, чтобы покорно
встретить свой конец, неумолимо приближавшийся с каждым все более и более
слышным ударом Молота в его угасающем сознании.