Волшебница Азонды
Роберт Силверберг. Волшебница Азонды



--------------------
Роберт Силверберг. Волшебница Азонды.
[= Поиски чародейки космоса].
Пер. - А.Кон.
Robert Silverberg (as Ivar Jorgensen).
Hunt the Space Witch (1958).
========================================
HarryFan SF&F Laboratory: FIDO 2:463/2.5
--------------------






1



Это случилось на второй день пребывания Барсака на Глаурусе, когда
впервые после приземления у него выдалась свободная минута. До этого он
был занят всякими текущими, связанными с приземлением, делами, в число
которых входили и взятки чиновникам космопорта, и обхаживание инспекторов,
и прочистка сопел ракетных двигателей. Однако на второй день высохший от
старости капитан Джаспелл собрал всех членов экипажа "Дивэйна" и объявил,
что все они до отправления могут воспользоваться пятидневным отпуском.
Такое разрешение обрадовало Барсака, высокого, поджарого, хорошо
сложенного мужчину, главной отличительной чертой которого были
расходящиеся веером из уголков его рта шрамы от порезов, характерные для
кровавых ритуалов планеты Луаспар. Сам же он был землянином тридцати
девяти лет, из которых двадцать лет посвятил космическим полетам, причем
последние восемь в качестве второго механика по подготовке топлива на
борту звездолета "Дивэйн" под главенством капитана Джаспелла. Когда в
салоне собралась вся команда, чтобы выслушать напутствие капитана, Барсак
встал и спросил:
- Капитан, место палубного ремонтника все еще вакантно?
Джаспелл кивнул. Этому совершенно высохшему землянину было сто три
года, но ум его оставался острым, а выдержка - железной.
- Вам известно, что это так.
- Вы намерены заполнить эту вакансию во время нашей стоянки на
Глаурусе?
- Да.
- Я прошу вас подождать один день с публикацией объявления об
имеющейся вакансии. Я знаю одного человека на Глаурусе, который как раз
такой, какой вам нужен. Его имя Зигмунн. Он - луаспарец и мой побратим,
капитан.
- Приведите его ко мне сегодня или завтра, - сказал Джаспелл. - Ждать
больше я не могу и стану искать замену. У него есть опыт?
- Могу поклясться.
- Посмотрим, Барсак. Приведите его сюда.
Через час Барсак уже вылез из подземки, связывавшей космопорт с
городом, и очутился в самом центре Мильярда, самого старого и самого
крупного города планеты Глаурус. Население его составляло двадцать один
миллион и родом было по самой меньшей мере с полутора сотен планет. Вокруг
Барсака на древней улице толкались костлявые голубые карлики и толстые
бледные патриархи с Домрана. Из несметного множества лавчонок и харчевен
шли запахи вина и недожаренного мяса, свежеиспеченного хлеба и гнилой
капусты.
В своем последнем письме Зигмунн сообщал, что живет он теперь на
улице Слез, в центральной жилой зоне Мильярда. Барсак остановился, чтобы
спросить дорогу, перед сморщенным стариком-продавцом стимулирующих трубок.
Учтиво отклонив его предложение, несмотря на немалую скидку, сделать
покупку, он продолжил свой путь к цели.
Прошло десять лет с тех пор, когда он в последний раз виделся с
Зигмунном, хотя ему всегда казалось, что встречались они совсем недавно.
Луаспарец был подвижным, остроумным парнем, и его находчивость служила
прекрасным дополнением сдержанной огромной силе Барсака. Они сошлись сразу
же после того, когда вместе покидали планету Вуоррлег более десяти лет
тому назад. Корабль, на борту которого они были, сделал остановку на
Луаспаре, планете, откуда Зигмунн был родом. Здесь Барсака приняли в доме
родственников Зигмунна, и там же они оба прошли мучительный ритуал
кровного породнения, скрепив свою дружбу навеки глубокими шрамами,
обрамляющими их губы.
Затем они покинули Луаспар и продолжали служить вместе, но годом
позже, когда корабль совершил остановку на некоторое время на Глаурусе,
они потеряли друг друга после шумного скандала, случившегося в одном из
кабаков. На корабль Барсак вернулся один, без своего побратима. В
следующем космопорту Барсака уже дожидалось письмо от Зигмунна, где он
жаловался на то, что, очутившись на мели, никак не может заполучить место
на каком-нибудь стартующем с Глауруса корабле, и ждет не дождется случая,
чтобы удрать с этой не очень-то гостеприимной планеты.
Случилось так, что вскоре после этого Барсак перевелся на корабль
Джаспелла "Дивэйн" и написал об этом луаспарцу. Зигмунн ответил, что он
все еще на мели, но страстно надеется снова оказаться в космосе.
С тех пор прошло восемь лет, письма луаспарца стали приходить все
реже и реже, как знак того, что он все еще был без работы. А вот совсем
недавно Барсак узнал, что по пути к дальнему краю Галактики его "Дивэйн"
совершит посадку на Глаурусе. Затем до него дошло, что на Глаурусе экипаж
"Дивэйна" должен пополниться еще одним членом, и это очень обрадовало
Барсака, так как он сразу же подумал о том, что вряд ли предоставится
лучшая возможность воссоединиться со своим побратимом после столь долгой
разлуки .
Увидев наконец табличку с блеклой надписью "Улица Слез", Барсак стал
приглядываться к номерам домов, стремясь среди обступивших его обшарпанных
старинных зданий отыскать восемьдесят первый.
Неподалеку он обнаружил тридцать шестой, после чего перешел на другую
сторону узкой улицы, источавшей зловоние от не убиравшегося, наверное,
целые столетия, мусора, и последовал дальше по растрескавшейся и покрытой
выбоинами мостовой. Движущийся тротуар уже давно не функционировал на
улице Слез, его скрытые под землей механизмы, наверное, проржавели и
рассыпались сотни лет тому назад, и обитатели улицы просто собрали
металлическую обшивку и продали на металлолом, обнажив бетон, который был
под нею. Высокие дома громоздились один на другой, загораживая золотистый
свет солнца Глауруса.
Шестьдесят девятый, семьдесят первый, семьдесят третий. Барсак
пересек еще одну улицу и выругался. Неужели Зигмунн прожил в этих трущобах
целых восемь лет!
Семьдесят седьмой, семьдесят девятый.
Наконец, восемьдесят первый.
На улице было людно. Обитали здесь и инопланетяне всевозможного вида,
и развязные уроженцы Глауруса, и даже небольшое число весьма своеобразных
существ, лица которых были полностью закрыты серебряными отполированными
до блеска, отражающими масками с прорезями для глаз. Последние
торжественно вышагивали в гордом одиночестве, а другие прохожие
почтительно расступались перед ними. Барсак внимательно осмотрел возникшее
перед ним здание под номером восемьдесят один.
Оно было старым и обшарпанным, фактически представляя из себя
однообразное тускло-коричневое нагромождение кирпичей. Указатель в
прокопченном вестибюле, в который он вошел, гласил о том, что Зигмунн
проживает на третьем этаже, в комнате 32-А. Поскольку не было никаких
признаков существования лифта, Барсаку пришлось воспользоваться скрипучей
лестницей.
Он постучался в дверь комнаты 32-А, но затем заметил, что поперек
двери установлен массивный стальной засов с висячим замком. И на засове, и
на замке был изрядный слой пыли, свидетельствовавший о том, что их давно
уже не сдвигали с места.
Барсак повернулся и постучал в дверь комнаты 33-А, а когда она
открылась, довольно робко спросил:
- Я разыскиваю Зигмунна с планеты Луаспар.
Перед ним стояла маленькая, похожая на гномика, старуха, открывшийся
в замешательстве рот которой обнажил полное отсутствие зубов. На ней была
покрытая пятнами плесени пелерина, бывшая, вероятно, криком моды лет
семьдесят-восемьдесят тому назад на какой-нибудь другой планете.
- Кого?
- Зигмунна с планеты Луаспар. Человека, который проживал в соседней с
вашей комнате. Очень худой мужчина моего роста, с бронзовой кожей и
шрамами вокруг губ. Шрамами такими, как у меня.
- А-а. Его. Он выехал. Две, три, может быть четыре недели назад. С
тех пор он не возвращался. Не хотите ли заглянуть ко мне на чашечку чая?
Молодой человек, такой как вы, обычно ощущает сильную жажду.
- Нет, благодарю вас. Три или четыре недели тому назад? Он говорил,
куда он собирается?
Она визгливо рассмеялась.
- Только не мне. Но меня не проведешь. Для него, со всеми этими его
пьянками и женщинами, с этими бесконечными скандалами и поножовщиной, есть
только одно место, куда мог бы он отправиться, не догадываетесь?
- Понятия не имею. Куда же?
Снова раздался смешок, который больше приличествовал бы девушке, а не
беззубой старухе.
- Вы что, сами не понимаете? Я же не имею права говорить. В самом
деле. Что я - себе враг?
- Так куда же? - снова потребовал, на этот раз громко, Барсак.
Казалось, от его голоса поднялась пыль с темных стен коридора.
- Я на самом деле...
Неожиданно распахнулась дверь комнаты 34-А, и свирепый на вид
уроженец планеты Дларохрен высунул наружу голову и отрывисто пролаял:
- Что это за шум? А ну назад, в свою комнату, живое ископаемое! Кто
вы? Чего вы хотите?
- Я разыскиваю Зигмунна с планеты Луаспар, - упрямо повторил Барсак,
как только старуха захлопнула дверь своей комнаты и задвинула засов
изнутри. - Это мой друг. Мне очень нужно его найти.
- Луаспарца здесь нет уже несколько недель.
- То же самое сказала мне старая дама. Я бы хотел узнать, куда он
уехал.
- Неужели вы сами не догадываетесь?
- Я работаю в космосе и не был на Глаурусе лет девять-десять. Мне
почти ничего неизвестно об этой планете.
- Как мне кажется, сами разберетесь. И если вы на самом деле его
друг, то я не желаю с вами разговаривать. Спуститесь в бар. Там вы найдете
некоторых из его друзей. Они вам скажут, где он.
Дверь громко захлопнулась.
Еще какие-то несколько секунд Барсак молча глядел на облупленные
дверные филенки, затем побрел прочь, недоумевая, что все это значит, что
такого натворил Зигмунн и куда подевался. Вопрос возникал за вопросом.
Будущие осложнения нисколько не смущали Барсака.
Бар размещался на первом этаже, это была темная трущоба с низким
потолком, насквозь провонявшая прокисшим пивом. Барсак заглянул внутрь -
там сидели пять-шесть завсегдатаев, тяжело навалившись всей грудью на
грубые дощатые столы, а бармен-землянин откровенно скучал у стойки в
ожидании клиентов. Барсак с подчеркнутой развязностью направился прямо к
нему и, швырнув на тусклую поверхность стойки один галакт, заказал рюмку.
Бармен лениво ее наполнил, расплескав добрую половину. Барсак улыбнулся и
залпом ее опрокинул.
- Еще одну, - произнес он. - Только на этот раз полную до краев, не
то я перегрызу вам глотку.
Он положил еще одну монету рядом с первой. Бармен молча налил вторую
рюмку, на этот раз до самого ободка. Барсак снова осушил ее одним глотком,
затем наклонился вперед и, глядя прямо в безучастные глаза бармена,
произнес тихо:
- Я разыскиваю одного человека, по имени Зигмунн, уроженца Луаспара.
Вам известно что-нибудь, где он может находиться?
Бармен хмуро ткнул рукой в сторону фигуры, привалившейся к столику в
дальнем конце помещения.
- Спросите у нее.
- Спасибо, - сказал Барсак. - Спрошу.
Он пересек бар и подошел к столику девушки; подтянул к себе стул и
сел прямо напротив нее. Она бросила на него взгляд, в котором не было даже
простого любопытства. Она всего лишь посмотрела на него потому, что он был
напротив, и оставалась совершенно безразличной.
- Купи мне выпить, - бросила она равнодушно.
- Позже. Сперва я хочу переговорить с тобой.
- Я ни с кем не разговариваю. Купи мне выпить. А если хочешь
позабавиться, то моя комната на четвертом этаже. Если же просто ты хочешь
меня узнать, то не утруждай себя. Номер не пройдет. Люди получше тебя
пробовали.
Он оглядел ее как бы со стороны. Ей было лет восемнадцать, от силы
двадцать, и была она либо с Земли, либо дочерью землян. Желто-соломенные
волосы в беспорядке были разбросаны по ее плечам, полинялый, тесно
облегающий свитер выпукло оттенял стройность ее фигуры. В одежде на ее
груди были выполнены по последней моде прорези, обнажающие соски. Шея и
лицо ее были какими-то темными, но Барсак не мог разобраться: то ли от
загара, то ли просто от грязи. Глаза же никак не были глазами
восемнадцатилетней девушки. На вид им было больше, чем глазам женщины, с
которой он встретился наверху.
- Ну что ж, давай-таки сначала выпьем, - согласился Барсак и показал
два растопыренных пальца наблюдавшему за ним бармену.
На этот раз он свое пойло медленно процеживал сквозь зубы, девушка же
выпила залпом, но после этого нисколько не оживилась.
- Меня зовут Барсак, - осторожно начал он. - Слыхала когда-нибудь
раньше это имя?
- Нет. А с чего бы вдруг?
- Мне подумалось, что мой друг мог когда-нибудь при случае его
упомянуть. Друг по имени Зигмунн.
- А что вы знаете о Зигмунне? - голос ее оставался все таким же
ровным и безразличным. Слова, казалось, исходили из зубов, а не из груди.
- Я его побратим. Видите шрамы вокруг губ у меня? Такие же шрамы есть
у Зигмунна.
- Были. Теперь у Зигмунна вообще нет лица.
Барсак вцепился руками в шершавые доски стола.
- Что вы хотите этим сказать?
В первый раз девушка улыбнулась.
- Вы хотите, чтобы я вам рассказала? В самом деле?
- Я хочу узнать, где Зигмунн.
- То, что он сейчас уже не на Глаурусе, так это точно. У меня снова
жажда.
- Выпьешь, когда расскажешь, где он. Если он не на Глаурусе, так где
же?
- На Азонде.
Барсак едва не поперхнулся от удивления. Азонда была одиннадцатой
планетой системы, к которой принадлежал Глаурус. Немного порывшись в своей
памяти, Барсак припомнил, что планета лишена атмосферы и что она столь
далека от своего солнца, что по существу на ней нет и света - холодный,
мертвый мир. В голову еще закралась мысль о том, что девушка, должно быть,
пьяная или грохнулась!
- На Азонде?
Она кивнула.
- Он отправился туда три недели тому назад. В последний вечер перед
его отъездом мы с ним устроили небольшой кутеж. А затем он уехал. На
Азонду.
Нахмурившись, Барсак спросил напрямик:
- А что, во имя космоса, делать ему на Азонде?
Она как-то странно посмотрела на Барсака.
- Вы именно это имеете в виду? Без всяких там задних мыслей? Это
абсолютно честно? Нет. Вы хотите подразнить, а потом подловить меня.
Дудки, попробуйте-ка только подразнить меня.
Глаза ее, оживившиеся на какое-то мгновение, снова потускнели, плечи
опустились.
Барсак схватил девушку за руку.
- Здесь, на Глаурусе, я чужестранец. Я абсолютно ничего не знаю об
Азонде. И я хочу разыскать Зигмунна. Для него появилось место среди членов
моего корабля, если он, разумеется, захочет его занять. Через пять дней мы
трогаемся в направлении звезд дальнего свода Галактики. Скажите мне: что
он делает на Азонде? Или это все какой-то нелепый розыгрыш?
- Вы явились сюда, - спокойно произнесла девушка, - с опозданием на
три недели со своим местом на корабле для него. Забудьте о нем.
Возвращайтесь к себе на корабль и прекратите всякие поиски.
Он больно сдавил ей руку.
- Так вы скажете, где он?
Она побледнела, и он несколько ослабил хватку.
- Еще одну рюмку, - взмолилась девушка.
Барсак пожал плечами и заказал для нее выпивку. Она быстро опрокинула
и эту рюмку и начала не спеша:
- Азонда - центр культа Волшебницы. Три недели тому назад Зигмунн
присоединился к приверженцам этого культа. Меня также приглашали, но я
отвергла это предложение, поскольку еще не настолько низко пала... Пока.
Он же, деваться некуда, присоединился. И сейчас он как раз на Азонде, где
проходят обряд посвящения. И поклонения Волшебнице. Мне не хочется
говорить обо всем этом здесь, в баре. Если вам хочется узнать больше,
давайте поднимемся ко мне в комнату.




2



Комната девушки оказалась чистенькой, хорошо ухоженной, несмотря даже
на то, что само здание было очень старым. Мебели в ней было совсем
немного: дешевое кресло, небольшая конторка, видеоустановка и кровать,
ширина которой была достаточна для двоих. Барсак беспрекословно следовал
за нею, думая о Зигмунне, не переставая гадать, в какую все-таки переделку
попал нынче луаспарец.
Девушка включила тусклый, мерцающий свет и заперла дверь. Сделав жест
в сторону кресла, сама небрежно развалилась на кровати, подтянув до самого
верха бедер свободную юбку, затем забросила ногу за ногу и стала выжидающе
смотреть на Барсака.
- Зовут меня Касса Йидрилл и я обладаю лицензией, которая
удостоверяет, что я девушка, доступная для всех. Это наилучшая работа,
которую может заполучить девушка в наши дни, если она ей хоть чуточку по
душе. Мне, честно говоря, она не нравится, но я привыкла... хочешь не
хочешь. Моя мать родилась на Земле. Теперь вы знаете обо мне все, что
стоит знать.
Он присмотрелся к девушке. У нее были очень стройные ноги, приятные
взору плавные округлости бедер и колен. Глубокое отчаянье, переполнявшее
ее раньше, заметно поубавилось. Но он отправился в Мильярд не для
баловства с доступными девушками.
- Я разыскиваю Зигмунна, - произнес он. - Вы утверждаете, что он на
Азонде. Вы можете поклясться в этом?
- Своим целомудрием, что ли? - едва произнесла девушка. - Еще раз
говорю, он, вне всякого сомнения, там, прыгает и танцует вокруг своей
Волшебницы. Хотите верьте, хотите - нет, дело ваше.
Барсак сцепил челюсти.
- А как тогда я могу попасть на Азонду?
- А никак. Туда нет регулярных рейсов. Хотя и можно было бы
попытаться нанять какого-нибудь бродягу-владельца планетолета, чтобы он
вас туда переправил. А еще проще - присоединиться к культу и проехать туда
бесплатно, но это было бы чуточку жестоко по отношению к вам. Поберегите
лучше свои деньги и свое время. Из культа не уйти, стоит только хоть один
раз попасть в лапы его приверженцев.
Барсак встал, подошел к девушке и пристроился на краешке кровати.
- Зигмунн и я - побратимы. Мы в разлуке вот уже десять лет. Мне
наплевать на то, в какой грязи ему приходилось валяться. Я намерен
вытащить его из трясины.
- Цель благородная, но безрассудная.
- Возможно и так.
Он положил руку на ее обнаженное бедро. Оно казалось холодным, как
лед.
- Мне необходима помощь. Я располагаю на Глаурусе всего лишь пятью
днями, а эта планета для меня - совершенно чужой мир. Мне нужен
кто-нибудь, кто мог бы объяснить мне царящие здесь нравы.
- И для этого вы выбрали меня?
- Вы знали Зигмунна. Вы могли бы помочь.
Она зевнула.
- Если б захотела. Но иметь дело с Культом крайне опасно. Сходи вниз
и купи бутылку, а затем дуй сюда. Забудь Зигмунна. Считай, что для тебя он
умер.
- Нет!
- Нет? - она небрежно пожала плечами. - Тогда валяй. Мужчина ты
сильный и упрямый. Полная противоположность Зигмунну.
- Как мне добраться до Азонды?
- Забудь Зигмунна, - певуче прошептала она, резко встрепенулась и,
навалившись на него своим телом, обняла и страстно прижалась к нему. Ее
светлые волосы упали ему на лицо. От них пахло дешевыми духами.
- Нет, - решительно сказал Барсак и поднялся.
Гнев и ненависть на мгновенье промелькнули в глазах Кассы, но она тут
же смягчилась.
- Ясно, еще одна неудача. В наше время доступной девушке очень трудно
заработать на пропитание, мужчины предпочитают рыскать в поисках непутевых
кровных братьев. Ну что ж, ладно. Отведу тебя к Лорду Кэрнотьюту.
- К кому?
- Губернатору провинции Мильярд.
- Он разве в состоянии помочь мне чем-то?
Ее голос понизился до едва различимого шепота.
- Он заодно и один из верховных иерархов Культа, хотя мало кто об
этом догадывается. Большинство приверженцев Культа никогда не расстаются с
серебряной маской, за которой прячут свое лицо, символизируя тем самым
обезличенность Волшебницы. Но Лорду Кэрнотьюту в соответствии с его рангом
дарованы особые привилегии. Именно он и предложил Зигмунну и мне стать
последователями Культа после того, как провел одну ночь в этой комнате.
Возможно, он откроет тайну местонахождения твоего побратима. Не исключено,
что Зигмунна еще не отослали на Азонду. Посвящаемые в Культ далеко не
всегда отправляются туда тотчас же, как дадут свое согласие. И в этом
случае у него еще остается шанс.


Здание губернаторского дворца представляло из себя грациозно
устремленную в небо тонкую иглу и было расположено далеко к северу от
улицы Слез. Чтобы добраться туда, Барсаку и Кассе пришлось потратить более
часа, хотя они и прибегли к услугам аэротакси.
Она сменила свой костюм доступной девушки и надела на себя более
скромное, черное шелковое платье, а лицо закрыла вуалью. При этом она
нисколько не стеснялась присутствия Барсака, равнодушно раздевшись догола.
Он с интересом смотрел на ее тело, но без всякого вожделения. Он
давным-давно научился не разбрасываться, и сейчас главное место в его
жизни заняли поиски Зигмунна. Все остальное стало для него в данное время
несущественным.
В том районе Мильярда, где располагался дворец, воздух был намного
чище. По мере приближения к воротам дворца все больше фигур в серебряных
масках попадалось им на пути, причем по улицам они двигались всегда в
одиночку.
При входе в вестибюль Касса что-то отрывисто бросила часовому, после
чего их провели через главный вестибюль в широкий, хорошо освещенный
коридор, который вел к лифтам.
- Он дал мне пароль, которым я могу воспользоваться а любое время,
когда захочу прийти к нему, - пояснила Касса. - Обычно к нему попасть
очень нелегко.
Как только дверь лифта отворилась и они вышли наружу, Касса сразу же
пала на колени, низко наклонив голову, так, что едва не коснулась лбом
пола. Барсак остался стоять прямо, пристально глядя на стоявшего перед
ними мужчину.
Он был очень высоким, более двух метров ростом, и столь же
широкоплечим. На нем были шоколадного цвета кружева, тесно облегающий
сюртук, перетянутый платиновым, усыпанным изумрудами широким поясом.
Волосы его, искусственно посеребренные, отливали металлом. Глаза были
посеребрены тоже. Он улыбнулся, но в этой улыбке отсутствовала теплота.
Касса поднялась и произнесла то же слово, что и часовому при входе.
Лорд Кэрнотьют на мгновенье нахмурился, затем снова улыбнулся и
громоподобным голосом произнес:
- Ты - девица Касса. Кто твой друг?
- Мое имя Барсак. Я один из членов экипажа звездолета "Дивэйн",
приземлившегося здесь вчера.
Губернатор провел их в меньшую, богато меблированную комнату, где
Барсак неожиданно для самого себя обнаружил, что держит в руке хрустальный
бокал с каким-то напитком. Он прикоснулся к нему губами - ликер был
сладковатым, но, как показалось Барсаку, должен был быть исключительно
крепким.
- Он пришел ко мне сегодня утром, - пояснила Касса, - и начал
расспрашивать о луаспарце Зигмунне.
По крупному спокойному лицу Кэрнотьюта пробежала тень.
- Ты отвергла мое предложение, Касса. И теперь ни ты, ни кто-либо
другой не имеют никакого касательства к Зигмунну.
- Он был моим побратимом, - упрямо не унимался Барсак. - Я хочу
разыскать его. На моем корабле, на "Дивэйне", его дожидается работа.
- И каким же это образом я мог бы помочь вам отыскать его, милейший?
Барсак, не мигая и не отводя глаз, со злостью бросил
аристократу-великану:
- Касса рассказала мне все о том, что случилось с Зигмунном, и о
ваших связях с организацией, которой нынче он вверил свою судьбу.
Касса открыла рот в изумлении. Кэрнотьют снова нахмурился на какое-то
мгновенье, но затем сказал просто:
- Продолжайте.
- Мне ничего не известно об этом Культе, - сказал Барсак. - У меня
нет никаких моральных возражений против него и мне абсолютно вой равно,
кто к нему принадлежит и какие, может и непотребные, обряды, связанные со
служением этому Культу, исполняются. Меня интересует только судьба
Зигмунна. Кровные узы очень сильны. Я не совершил бы такое со своим лицом,
если бы сначала не обдумал это несколько раз. Я хотел бы узнать, где он,
и, если он все еще на Глаурусе, мне хотелось бы получить разрешение на то,
чтобы повидаться с ним и передать ему, что его ждет место на "Дивэйне",
если он, разумеется, захочет занять его.
Кэрнотьют слушал его, не перебивая и не высказывая внешне ни
неудовольствия своего, ни гнева, но у Барсака был уже опыт общения с
людьми столь внушительных размеров. Они долго в состоянии сдерживать свой
гнев, опасаясь ненароком раздавить маленькие созданья, населяющие этот
мир, но когда они разражаются гневом, творится нечто невообразимо ужасное.
- Ваш побратим не на Глаурусе, - медленно отчеканил губернатор.
Касса бросила многозначительный взгляд на Барсака. Я же говорила
тебе, казалось, напоминал ему этот взгляд, но он предпочел оставить его
без внимания.
- Тогда где он?
- Он отправился на Азонду пятнадцать дней тому назад с самой
последней группой посвященных... э... в нашу организацию.
- А каким образом я могу добраться до Азонды?
- Об этом не может быть и речи.
Некоторое время Барсак как будто впитывал в себя эти слова вместе с
тем пойлом, которое предложил ему Кэрнотьют. Губернатор, казалось,
подавлял окружающих своими размерами и своим самодовольством. У Барсака
неожиданно возникло страстное желание воткнуть нож между ребрами этого
гиганта.
- А когда же он сможет вернуться на Глаурус? - наконец спросил
Барсак.
- Скорее всего, никогда. Или, может быть, даже завтра. Посвящение на
Азонде длится год. После этого он волен отправляться туда, куда пожелает -
до тех пор, пока сохраняет свою приверженность. Он также обычно должен
закрывать лицо маской. Приверженцев Культа совершенно не беспокоит
сокрытие факта своей принадлежности, если отсутствуют причины, которые
делали бы необходимым подобное сокрытие.
- Причем такие, например, как пребывание на посту губернатора крупной
провинции Глауруса? - не выдержал Барсак.
Кэрнотьют сделал вид, будто не заметил этот укол.
- Верно. Теперь, если у вас нет никаких других пожеланий, связанных
со мной лично либо с моей деятельностью...
- Я бы хотел связаться с Зигмунном. Пошлите меня на Азонду,
Кэрнотьют. Если б только я мог переговорить с ним...
- В ритуал посвящения вмешиваться строго воспрещено, Барсак. Даже
если бы вы сами присоединились к Культу, вам бы пришлось подождать
несколько месяцев, пока вас не сочли бы готовым к отправлению на Азонду. У
вас трудно излечимый случай помешательства на чем-либо одном, Барсак. Но я
хочу вас предупредить о том, что вы только навлечете на себя гибель, если
будете упорствовать, следуя своей нынешней манере поведения. Вы свободны.
Они еще постояли немало времени вместе на улице, за пределами дворца.
Солнце склонилось к западу, сильно удлинились тени. Курчавые облака
заполнили темнеющее небо, и на нем появились неясные очертания трех лун.
Заходящее распухшее солнце зависло над горизонтом, и золото его лучей
переходило в кроваво-красное зарево заката.
- Ну и дурак же ты, - тихо сказала Касса. - Выламываешься, несешь
всякую чушь, обвиняешь его то в одном, то в другом, да еще упоминаешь
Культ и о его связях!
- А что же мне оставалось делать? Ползать на брюхе и умолять о том,
чтобы он вернул мне Зигмунна?
- Ты думаешь, ползанье бы помогло? Кэрнотьют правит этой провинцией
вот уже тридцать лет. Он привык к пресмыкающимся. Нам нужен был более
тонкий подход.
- Так что же, ты полагаешь?
Она вынула из сумки лист бумаги и нацарапала на нем имя и адрес.
- Этот человек отведет тебя в такое место, где ты сможешь попытаться
купить билет на Азонду. Сколько у тебя денег!
- Тысяча сто галактов.
Она присвистнула.
- Не предлагай за перелет более, чем пять сотен. И смотри, сохрани
сотенку для меня. Я отнюдь не из благотворительных целей занимаюсь всем
этим, Барсак.
Он улыбнулся и прикоснулся к ее подбородку. Он понимал ее честность и
высоко ценил это. Может быть, подумал он, ей еще предоставится возможность
подзаработать и другую сотню у него, несколько иным способом, но после
того, как он найдет Зигмунна.
Его адресат жил на Улице Королей. Барсак засунул листик в карман.
- А что будешь делать ты, пока я буду там?
- Я намерена вернуться к Кэрнотьюту. Может быть, губернатору нужна
женщина. Я предложу свои услуги. В этом случае я могла бы упросить его,
чтобы он велел отменить посвящение своего побратима и вернуть его на
Глаурус; он, может быть, сделает это, особенно если сочтет, что кандидат
неподходящий. Вероятно, такая тактика сработает. Какие только обещания не
даются в постели, особенно девушке, которая хорошо знает свое дело.
- И где же я потом с тобою повстречаюсь?
- У меня дома. Вот ключ. Ты, скорее всего, вернешься раньше. Подожди
меня обязательно. И не давай им себя надуть, Барсак. Будь с ними
осторожен.
Она повернулась и легкой походкой направилась ко входу во дворец.
Барсак смотрел, как она прошла внутрь, улыбнулся и двинулся в путь.
"Следующий пункт - Улица Королей", - подумал он.
Она произвела на него гораздо меньшее впечатление, чем можно было
ждать, судя по ее царственному названию. По-видимому, много сотен лет тому
назад это была улица театров и увеселительных заведений, но теперь она
была ничуть не лучше Улицы Слез. К тому времени, когда Барсак достиг этой
улицы, ночь уже полностью вступила в свои права.
Он быстро отыскал нужного ему человека, Долина Споррфина из пятьдесят
шестого номера. Это был невысокий круглолицый мужчина лет шестидесяти,
совершенно лысый, и только за ушами виднелся налет белого пуха. Он мог
показаться совершенно безвредным, если б не его глаза. Они были далеко не
безвредными.
Он сумрачно глядел на Барсака, тщательно изучал его и наконец заявил:
- Значит, вы - теперешний любовник Кассы, а? Она всегда отсылает ко
мне своих дружков за тем или иным одолжением. Шустрая девка, верно! И
точно была бы одной из самых лучших, если бы только взялась за ум. Но она,
видите ли, не хочет. Она отказывается быть достойной своих прелестей, а
каковы они у нее, вы и сами, наверное, уже могли определить за парочку
проведенных с нею ночей, юноша?
Барсак даже не делал попыток что-либо отрицать.
- Мне нужен кто-нибудь, кто мог бы сегодняшней ночью переправить меня
на Азонду, - сказал он.
Тотчас же добродушное выражение исчезло с лица Споррфина.
- Бывают такие одолжения, сделать которые намного труднее, чем
другие.
- Я заплачу за это. И притом хорошо.
- И насколько хорошо?
- Найдите нужного человека, - произнес Барсак. - О цене я буду
говорить с ним, а не с вами.
- Это может обойтись вам в несколько сотен, - двусмысленно ухмыляясь,
произнес Споррфин. - Вы продолжаете настаивать?
- Да.
- Тогда идите за мной.
Споррфин вывел Барсака из своего дома на улицу. Теперь сквозь
сумрачную дымку, которою был укутан город, виднелись немногочисленные
звезды. Они зашли в другой дом по соседству, где сидел, вцепившись в
кувшин с вином, какой-то мужчина и затуманенным взглядом смотрел на
маленького ребенка, спавшего на грязной кровати в углу комнаты.
- Барсак, познакомьтесь с Эммери, - произнес Споррфин. - Эммери, это
Барсак. Эммери работает частным курьером. У него есть небольшой корабль -
несколько устарелый, правда, но все еще действующий. Барсак изъявляет
желание, чтобы вы, Эммери, сегодняшней же ночью переправили его на Азонду.
Мужчина, которого звали Эммери, повернулся и равнодушно уставился на
Барсака, отодвинув кувшин.
- На Азонду?
- Как вы уже слышали. Какова цена?
Налитые кровью глаза Эммери притухли на мгновенье, но когда он вновь
открыл их, они алчно блестели.
- Сколько вы можете заплатить?
- Пятьсот галактических кредитов, - четко произнес Барсак. - Я не
намерен торговаться. Я начинаю со своей максимальной платы, и это все, что
я могу себе позволить.
- Пятьсот, - повторил Эммери, почти что про себя. - Очень подходящая
сумма. Когда я получу деньги?
- Когда мы совершим рейс туда и обратно.
- Нет, - возразил Эммери. - Деньги вперед, или поездка отменяется. Я
знать не знаю, что вы там захотите делать на Азонде, поэтому и деньги я
хочу получить до того, как мы отправимся туда.
Барсак на мгновенье задумался, но в конце концов вынужден был
сдаться.
- По рукам. Начинайте подготовку. Мне нужно вылететь в эту же ночь.
Мне осталось только еще раз повидаться с Кассой, и тогда я буду готов.
Пожав плечами, Эммери поднялся и шатаясь поплелся через всю комнату к
умывальнику. Не больно уж он похож на квалифицированного пилота, отметил
про себя Барсак. Пальцы у того тряслись, взгляд был затуманен и, что самое
главное, у него не просматривалась та быстрота рефлексов, которая столь
необходима для работы пилота.
Но сейчас все это не имело никакого значения. Главное - заполучить
корабль. А рассчитать необходимые данные для полета на Азонду он мог бы и
сам, если в этом возникнет необходимость.
Эммери обернулся.
- Деньги при вас?
Барсак кивнул, а затем добавил:
- Вы их получите, когда я увижу ваш космический корабль, не раньше. Я
не намерен отдавать пятьсот галактов каждому горькому пропойце,
возомнившему себя пилотом.
- Вы думаете, что я хочу вас надуть?
- Я ничего не думаю. Я просто не желаю зря выбрасывать деньги.
- В таком случае вы пришли туда, куда следовало бы, - самодовольно
произнес Эммери.
Только теперь Барсак со страхом понял, что потерял из виду Споррфина.
Старикан будто растворился во тьме где-то позади него. Слишком поздно до
него дошло, что его загнали в западню. Он хотел было обернуться, но
Споррфин оказался проворнее и кувшином от вина нанес сокрушительный удар
прямо по голове.
Барсак покачнулся и сделал два неустойчивых шага вперед. Он успел
заметить, как снова поднимается пока еще целый кувшин, и сделал попытку
защитить голову. Тогда Споррфин, скрежеща зубами, обрушил его за затылок
Барсака.
Барсак упал навзничь. Последнее, что он услышал, это хриплый смех и
сухой голос старика:
- Только желторотый чужак не знает, что никто не повезет его на
Азонду даже за миллион наличными, когда там совершается посвящение.
Эммери, давай-ка обыщем его карманы.




3



Барсака разбудил звук дождя, барабанящего по крышам домов и
булыжникам мостовой. На какой-то миг он даже удивился - как это может быть
дождь на борту "Дивэйна". Но затем он вспомнил, что он вовсе не на борту
"Дивэйна", а еще через секунду сделал неприятное открытие, что он лежит
лицом вниз в канаве, свесившись одной рукой в быстротекущий ручей дождевой
воды, и что весь он насквозь промок, покрыт грязью, а голова раскалывается
от нестерпимой боли. Серый свет наступающей зари освещал сцену. Улица была
ему незнакома.
Он медленно поднялся на ноги, голова кружилась, холод пронизывал все
члены, он безуспешно пытался оттереть уличную грязь с одежды. Затем
яростно стал трясти головой, стараясь проветрить мозги и избавиться от
звона в ушах.
Придя немного в себя, он сразу же обратил внимание на какое-то
непривычное ощущение в области правого бедра, а еще мгновением позже до
него дошла причина этого: привычный вес бумажника больше его уже не
обременял. Он вспомнил, что произошло прошлым вечером, и покраснел. Эти
двое ворюг обчистили его. Разыграли из него дурачка, крепко саданули по
голове и забрали бумажник, а с ним - тысячу сто галактов и документы
впридачу.
Правда, они оставили ему какой-то ключ. Долго и тупо глядел он на
него, пока не сообразил, что это ключ от квартиры Кассы Йидрилл.
Касса. Это она послала его к Споррфину. А ведь она должна была и сама
понимать, насколько смехотворной была сама идея нанять корабль на Азонду.
И тем не менее она умышленно послала его к Споррфину, зная наперед, как
его обработают.
Но как бы не возмущался он ее поступком, он понимал, что вряд ли
стоит порицать ее, или Споррфина и его сообщника. Жизнь на этой планете
была суровой, даже жестокой, а желторотый чужеземец с тысячью, не менее,
галактов в кармане был отменной находкой.
Только вот - Касса сказала ему, что собирается вернуться к Лорду
Кэрнотьюту и со второй попытки добиться освобождения Зигмунна от уз,
связывающих его с Культом. Она на самом деле именно это имела в виду? Или
ее слова, являясь частью плана, были рассчитаны на то, чтобы ослабить его
бдительность?
Этого Барсак не знал. Но решил вернуться в квартиру девушки,
поскольку ключ был еще при нем. Он хотел задать ей несколько вопросов.
Утренний дождь все еще продолжал хлестать по пустынным улицам. Весь
промокший, дрожа от холода, он побрел по улице, называвшейся, если верить
табличке, "Бульваром Солнца". Он не имел ни малейшего представления, в
каком направлении отсюда находится Улица Слез.
Зайдя за угол, он пошел по узкой извилистой улочке, которую обступили
старые, сгорбившиеся дома, настолько нависшие над проезжей часты, что
дождь почти не доходил до мостовой. Пройдя пару кварталов, он увидел
сверкающий шар над входом в винную лавку, которая оказалась открытой,
несмотря на столь ранее время, и человека, выходившего из нее. Барсак
надеялся на то, что он достаточно трезв, чтобы указать ему нужное
направление.
Он окликнул этого человека. Тот остановился, обернулся, поднял на
Барсака робкий взор. Это был худенький, маленький мужчина с болезненным,
изъеденным оспой лицом, на котором выделялся мясистый крючковатый нос. На
нем было переливающееся красным и зеленым цветами трико и унылого
фиолетового цвета плащ. Его маленькие, пронырливые глазки блестели. Но вид
его все-таки был намного лучше, чем у Барсака после его ночного
приключения.
- Прошу прощения, - обратился к нему Барсак. - Вы не могли бы
подсказать мне, как пройти на Улицу Слез?
- Пожалуйста. Прямо, прямо, пока не дойдете до Площади
Отцов-Основателей - вы узнаете ее по огромной безобразной скульптурной
группе в ей центре, а затем крутой поворот направо мимо Погребка Меркурия.
Улица Слез в четырех кварталах от этого погреба. Уяснили?
- Спасибо, - промолвил Барсак и собрался уходить.
- Секундочку, - позвал его мужчина в плаще. Землянин обернулся. У вас
все в порядке?
- Не очень-то, - признался Барсак.
- Вы весь мокрый. И обляпаны грязью. Вас избили и ограбили, верно?
Барсак кивнул.
- И к тому же вы чужестранец. Вам нужны деньги?
- Как нибудь управлюсь.
Человечек сделал три шага вперед и стал рядом с Барсаком, пристально
глядя на него.
- Я знаю, что такое быть чужеземцем на Глаурусе. Я сам прошел через
это. Я могу вам помочь. Хотите, я подыщу для вас работу?
Барсак покачал головой.
- Я очень ценю ваше добросердечие. Но я работаю на космическом
корабле, и он вылетает в конце недели. Я не ищу работу.
- Многие астронавты отстают от своих кораблей. Если у вас случатся
неприятности, приходите ко мне. Вот моя визитная карточка.
На карточке было напечатано:

ЭРСПАД ИСТИОЛОГ. ВЫСТАВКА КУРЬЕЗОВ
Улица Лжецов, 1123

Барсак улыбнулся и сунул карточку в карман.
- Я желаю вам доброго утра, - сказал Истиолог. - Вы запомнили дорогу
на нужную вам улицу?
- Прямо до Площади Отцов-Основателей, затем направо до подвала
Меркурия, от него еще четыре квартала.
Истиолог одобрительно кивнул.
- У вас прекрасная память, астронавт. Если вам когда-нибудь
понадобится работа, не стесняйтесь, приходите ко мне.
- Постараюсь не забыть, - сказал на прощанье Барсак.
К тому времени, когда он добрался до Улицы Слез, дождь фактически
прекратился. С неба владели лишь отдельные капли, и оно, все более
проясняясь, стало жемчужно-серым. Между крышами домов перекинулась тонкая
и зыбкая радуга, которая вскоре растаяла под лучами восходящего солнца.
Однако восемьдесят первый номер, казалось, еще не пробудился ото сна.
Барсак быстро взбежал вверх по лестнице, перепрыгивая через две - три
ступеньки сразу, и остановился на площадке четвертого этажа с намерением
вынуть из кармана ключ, который дала ему Касса Йидрилл прошлым вечером.
Но ключ ему не понадобился.
Дверь в ее квартиру была взломана. Будто бы таран обрушился на нее в
одном-двух дюймах от петель и проломил внутрь доски. И в передней, и в
комнате было темно. Нахмурившись, Барсак слегка подтолкнул то, что еще
оставилось от двери, и, переступив через выломанные филенки, прошел в
переднюю и включил свет.
Но уже через секунду отчаянно боролся со странным желанием его
погасить.
Тело девушки было аккуратно разложено на кровати и прикрыто
покрывалом, насквозь пропитавшимся кровью. Барсаку не впервой было
наблюдать зрелище ужасной смерти, но такое вряд ли можно было вообразить.
Тело ей было искромсано до неузнаваемости. Всю верхнюю часть туловища
прорезал насквозь крест с двумя поперечинами, причем идущий вниз глубокий
надрез начинался в грудной ложбине и тянулся до самой промежности, два же
поперечных разреза были выгравированы поперек живота, на расстоянии восьми
дюймов друг от друга. Горло девушки также было прорезано. А лицо...
Лица по сути не осталось вообще.
Одежда, которая была на ней вчера вечером, была сложена на кресле. На
полу возле кровати валялся ключ. Он поднял его - ключ оказался точной
копией того ключа, который девушка дала Барсаку.
Значит, она вернулась домой, заперла дверь на замок. И кто-то
вломился внутрь.
Только теперь Барсак заметил, что у него буквально трясутся руки. Он
быстро повернулся и выскочил наружу, закрыв за собой то, что еще
оставалось от двери.
В парадной была будка общественного коммуникатора. Бардак тотчас же
вошел и, не удосужившись проверить, плотно ли она закрыта от возможного
подслушивания, сразу нажал на кнопку вызова.
- Соедините меня с полицией. Дежурная, я хочу сообщить об убийстве.
Через две секунды послышался заспанный голос:
- Бюро по расследованию убийств. Лейтенант Хасслик. Что там у вас?
- Убийство, лейтенант. На Улице Слез, номер восемьдесят один. Убитая
- девушка легкого поведения Касса Йидрилл. Я только что обнаружил ее тело.
- А вы кто? Извольте сообщить.
Судя по тону, каким лейтенант произнес эти слова, звонок Барсака не
вызвал у него особого интереса.
- Я - член экипажа звездолета "Дивэйн", в городе в увольнении. Зовут
меня Барсак. Впервые... я повстречался с убитой вчера. Сейчас я только что
вошел в ее комнату и нашел ее труп.
- Опишите, пожалуйста, в каком состоянии тело убитой.
Барсак подробно рассказал обо всем, что увидел наверху. Когда он
завершил описание, Хасслик произнес:
- Именно это я и предполагал. Ладно, Барсак, мы сейчас пришлем фургон
из морга, чтобы забрать тело. А вам лучше бы не околачиваться поблизости,
если нет на то особого желания.
- Вы даже не хотите допросить меня в процессе дознания?
- Какого еще такого дознания?
Барсак был потрясен.
- Ведь убита девушка. Разве в случаях убийства в Мильярде дознание не
проводится?
- Нет, если это касается дела рук приверженцев Культа, - пояснил
Хасслик. - А какой в этом толк? Над этой шлюхой совершено ритуальное
убийство, если ваше описание точное. Кому-то из Культа она пришлась не ко
двору. А что мы в состоянии сделать? В деятельность Культа мы практически
вмешиваться не в состоянии. Поступить иначе - значит самому напроситься на
то, чтобы с меня соскоблили лицо и на животе вырезали двойной крест. Нет
уж, покорно благодарю. Мы пришлем фургон за телом. Спасибо за то, что
позвонили, мистер Барсак.
Он услышал щелчок, посмотрел на трубку и повесил ее. У них нет
никакого желания найти убийцу девушки. Им все равно, кто это совершив. Они
смертельно боятся навлечь на себя неприятности.
Вернувшись в комнату Кассы, он сел на кровать рядом с телом девушки и
стал дожидаться прибытия фургона из морга. Его поиски Зигмунна приняли
совершенно новый оборот. Сначала ограбление, затем убийство. События эти
выстроились какой-то еще непонятной, но крайне зловещей чередой.
Ритуальное убийство. Убийство, совершенное приверженцами Культа. На
Глаурусе, оказывается, законом является Культ. На сердце у Барсака стало
невыразимо тяжело, он старался не глядеть на лежащее рядом тело девушки.
Теперь для нее кончились все жизненные огорчения, кончились гораздо
раньше, чем она того ожидала.
Прошло полчаса. Сорок пять минут. Снова пошел дождь, затем
прекратился. Наконец прибыл фургон. Барсак слышал возникшую на лестнице
суматоху, когда другие постояльцы этого дома, любопытство которых
возбудило прибытие фургона, стали подниматься наверх вслед за людьми из
морга.
- Сюда, сюда, - отозвался Барсак.
Двое служителей со скучающими лицами внесли в комнату носилки. Увидев
тело девушки, они поморщились.
- Таких случаев у нас по дюжине каждую неделю, - сказал один из них.
- Культ держит кинжалы острыми.
Они погрузили тело девушки на носилки, как будто это было не более,
чем труп зарезанного животного. Барсак не выдержал и спросил у них:
- Что же будет теперь с ее телом?
- Увезут в морг, зарегистрируют. Затем в течение недели ждем заявку
на выдачу тела. После этого отошлем труп в крематорий.
- Вы уверены, что никто не запросит тело?
Один из носильщиков презрительно усмехнулся.
- Она была девушкой из бара, не так ли?
- А кроме того, - добавил другой, - пусть даже она была бы монашкой
из Большого Монастыря, никто не станет требовать тело жертвы Культа. Это
очень вредно для здоровья.
Барсак нахмурился.
- Мне бы хотелось, чтобы этой девушке было устроено достойное
погребение. Она была... моим другом...
- Похороны на Глаурусе стоят пятьсот галактов, браток. Плюс, взятки.
Была ли она в таком мере вашим другом? Не выбрасывайте свои деньги на
ветер. Ей самой это уже все равно.
Они мерзко улыбнулись Барсаку и подхватили носилки. Он не стал им
препятствовать, помня о том, что теперь у него вообще нет никаких денег и
что через четыре дня он должен вернуться на корабль и после уже никогда,
наверное, за всю оставшуюся жизнь, не побывает на Глаурусе.
Повинуясь какому-то смутному предчувствию, он дернул за ящик
конторки. Дешевые безделушки, косметика, сувениры - о... - десять
скомканных бумажек по пять галактов. Цена одной ночи, подумал он, и
хладнокровно засунув деньги в карман. Обернувшись, увидел старика с острой
мордочкой, зорко наблюдавшего за его действиями.
- Эй, вы! Никакого грабежа здесь! Эти деньги принадлежат мне!
- Какого дьявола вы здесь путаетесь? - не церемонясь, спросил Барсак.
- Я - владелец этого дома. Такое правило: если постоялец умирает, не
оставив завещания, я наследую ему. Верните деньги тотчас туда, откуда
взяли.
- Мне они нужнее, чем вам, - сказал Барсак. - Девушке они уже тоже ни
к чему. Прочь с дороги!
Пренебрежительным движением растопыренной ладони он отшвырнул хозяина
дома к засаленной стенке лестничной площадки, спустился вниз по ступенькам
и вышел на Улицу Слез. Из головы его не выходила девушка из бара, которая
сейчас была бы жива, не окажись он в Мильярде.
Был уже почти полдень, когда он прибыл на взлетное поле, где стоял
"Дивэйн", и от голода у него кружилась голова. Показав свой
браслет-удостоверение личности часовым у входа на поле, он быстро зашагал
к огромному корпусу звездолета.
В это время капитан Джаспелл, находясь на палубе "Д", присматривал за
перекраской стабилизаторов. Барсак подождал, пока капитан закончит
перебранку с малярами, и обратился к нему:
- Сэр!
- О... Барсак. Где же этот ваш ремонтник-асс?
- Мне не удалось разыскать его, сэр. Во всяком случае, до сих пор. Но
время еще есть, не так ли?
- Не очень, - ответил старик-капитан. - Я вынужден буду дать
объявление об имеющейся вакансии завтра, если вы его не отыщете. Больше я
уже не могу ждать вашего приятеля. Э-э-э... вас, кажется, ограбили,
Барсак?
Барсак кивнул, горько улыбаясь.
- По собственной глупости, капитан. Меня выпотрошили начисто.
- И сколько вам нужно?
- Триста в счет аванса следующего рейса, капитан. Разве это слишком
много?
- Наверное. Берите сто пятьдесят. В том случае, если вас снова
обчистят, это будет не столь накладно. И будьте осторожны, Барсак. Я не
хочу вдобавок к ремонтнику искать на Глаурусе механика!
Барсак рассовал деньги по разным карманам и вернулся в город. Надежда
разыскать Зигмунна вовремя, чтобы он еще успел заполучить место в экипаже
"Дивэйна", стала теперь совсем призрачной. Но для Барсака главным теперь
было не найти для него работу, а просто повидаться со своим старым другом,
если удастся, то и высвободить Зигмунна из сетей Культа. Были у него еще и
вопросы, касающиеся подробностей его ограбления и смерти девушки. На них
он хотел получить ответ.
Он втиснулся в переполненный аэробус с неисправной системой
кондиционирования воздуха и помчал на нем до самого дворца Лорда
Кэрнотьюта. Здесь он сошел с аэробуса, проник в вестибюль и потребовал
аудиенции у губернатора.
Он сознавал, что в этой замызганной грязью и следами крови одежде,
своим изможденным, исцарапанным лицом и заросшими щетиной щеками создаст
не очень благоприятное впечатление. Но он был настроен для решительного
разговора с губернатором.
Губернатор не заставил себя долго ждать. Это была огромная
слоноподобная туша в роскошном черном облачении. Барсак посмотрел на него
снизу вверх и весьма резко произнес:
- Разрешите переговорить с вами наедине.
Эта просьба, казалось, рассмешила Кэрнотьюта.
- Личная аудиенция - это привилегия, даруемая, друг мой, очень редко.
Моя стража должна будет присутствовать здесь в течение всего разговора.
Почему вы вернулись?
- Чтобы задать вам несколько вопросов. Возвращалась ли сюда эта
девушка Касса вчера, после того, как я покинул дворец?
- Возможно, - ответил Кэрнотьют, пожав плечами.
- Она точно вернулась. И куда же вы с ней пошли?
- Моя личная жизнь вряд ли сможет служить предметом вашего интереса,
досточтимый астронавт. У вас есть вопросы не столь персонального
характера?
- Только один. Где-то между полуночью и сегодняшним утром Касса
вернулась в свою комнату и заперлась в ней. После этого, кто-то,
обладающий невероятной силой, вышиб дверь и убил ее. Полиция считает, что
это ритуальное убийство. Она была буквально выпотрошена и изуродована,
когда я нашел ее мертвое тело сегодня утром. Вопрос мой таков: это вы
убили ее?
- В Мильярде жизнь доступных девушек весьма коротка, - с усмешкой в
углах рта заметил Кэрнотьют. - И не все ли равно вам, человеку, который
может оказаться на Глаурусе один раз за десять лет, жива или мертва
практически незнакомая юная потаскушка?
- Мне это не безразлично, потому что она пала жертвой Культа, а вы -
единственный приверженец Культа, которого я знаю. Именно вы убили ее. Вы
умертвили ее потому, что она пыталась помочь мне добраться на Азонду к
моему побратиму, и потому что прошлой ночью она вырвала у вас такое
обещание, которое вы сочли возможным не выполнять по зрелым размышлениям
сегодня утром. Я близок к истине, Кэрнотьют? Разумеется, избавиться от
гулящей девки гораздо легче, чем держать ответ на обвинения в нарушении
своего священного слова.
Гладкое лицо губернатора внезапно стало черным.
- Позвольте дать мне совет вам, Барсак, - серьезно, даже
проникновенно произнес он. - Забудьте об этой девушке Кассе и забудьте об
этом луаспарце Зигмунне. Первая - мертвая, второй - вне пределов
досягаемости для вас. Бросьте свои поиски и возвращайтесь на свой корабль.
- Если же я не отступлюсь?
- Тогда вы умрете раньше, чем ожидали ваши родители. Оставьте меня,
Барсак. - Он повернулся к трем бессловесным стражам, дежурившим около
входа. - Выведите этого человека из дворца и поработайте с ним, пока он не
поймет, что приходить ему сюда еще раз бессмысленно.
Они набросились на Барсака, схватили его за руки, вытолкали из
вестибюля и вышвырнули за ограду. Затем самый высокий из них повернул его
лицом к себе и наотмашь ударил по лицу.
Барсак взвыл от боли и попытался было дать сдачи, но другой стражник
сделал ему подножку. Барсак упал наземь и понял, что предстоит еще одно
избиение.
Стражники обрабатывали его в течение десяти минут, весело и
непринужденно, он же тщетно пытался нанести удары каждому из них
поочередно. Как и у других уроженцев планеты Дарьям, у них были длинные и
гибкие руки, и стоило Барсаку время от времени хоть слегка прикоснуться к
их шелковистой фиолетовой коже, как это только навлекло на него еще более
жестокие побои.
Один раз он все-таки изловчился и разбил нос одному из своих
обидчиков, но уже мгновеньем позже сильный удар сзади под коленный сустав
послал его на землю лицом вниз, и стражники некоторое время с особым
рвением занялись его почками. Затем сосредоточили внимание на его пустом
желудке, отбивая барабанную дробь по нему с особой силой. После того, не с
меньшим умением, его так отделывали кулаками, будто составляли собой
хорошо натренированную команду. Пять раз он с трудом поднимался на ноги,
но только для того, чтобы его снова возвращали в прежнее незавидное
положение.
Наконец, когда сознание Барсака, казалось, оставалось висеть на
волоске, один из стражников скомандовал "Довольно", и его отпустили. Он
сделал с десяток неуверенных шагов и споткнулся, затем наощупь стал искать
скамью, и, отыскав ее, припал всем телом к ее холодному граниту. Сквозь
свои заплывшие от синяков глаза он увидел, как капает с разбитого лица его
собственная кровь и обагряет мощенный белыми плитами тротуар. Хотя и
смутно, но все-таки понял, что его не ограбили, и это его удивило.
Просидел он так минут пять, девять, все еще не в силах подняться. Он
ощущал, как пульсирует каждая жилка на его лице, как ноют от боли все
части тела. Они поступили очень хитро, прекратив избиение тогда, когда он
еще не потерял сознание, и сделали так специально ради того, чтобы он еще
долго после этого испытывал невыносимую боль.
Каким-то шестым чувством он ощутил, что кто-то стоит прямо перед ним
и смотрит на него. Попытался приоткрыть глаза.
- Касса? - спросил он.
- Нет, это не Касса. Как мне кажется, вы таки нашли Улицу Слез,
астронавт, а затем и Улицу Крови.
- Кто вы?
- Мы встречались сегодня раньше. Тогда я предложил вам помощь. Но
теперь, как мне кажется, вы еще больше нуждаетесь в ней.
Затуманенными от боли глазами Барсак различил склоненную над ним
жилистую фигуру Эрспада Истиолога, владельца Выставки Курьезов.




4



Барсак лежал на спине на твердой, неудобной кушетке и пытался
расслабиться. Это ему никак не удавалось: казалось, что каждый его нерв
натянут и готов вот-вот лопнуть. Он находился на Улице Лжецов, в 1123-ем
номере. Истиолог привел его к себе домой.
- Проснулись? - спросил он.
Барсак поднял взор на болезненное, изрытое оспой лицо, на котором
выделялся большой, изогнутый крюком нос.
- Пожалуй, скорее бодрствую, чем сплю. Который час?
- Далеко за полдень. Чувствуете себя лучше? Выпейте вот это.
С трудом приняв сидячее положение, Барсак взял чашку. В ней была
темно-коричневая жидкость. Он выпил ей, ни о чем не спрашивая. Содержимое
чашки на вкус оказалось немного сладковатым.
- Ух, хорошо. Я вам за все так благодарен.
Истиолог, протестуя, развел руками.
- Не стоит благодарности. Отдыхайте. Вам нужно восстановить силы.
Владелец Выставки Курьезов вышел, оставив его одного. Барсак пробовал
было возразить, сказал, что он не может здесь оставаться дольше, что он
должен продолжать попытки разыскать Зигмунна, что времени у него осталось
совсем немного и что ему вскоре надо возвращаться на "Дивэйн". Но боль
снесла с прежней силой вернулась к нему. Он грузно опустился на подушку и,
чтобы избавиться от боли, впал в дремотное состояние.
Очнувшись через некоторое время, он обнаружил, что все тело
продолжает ломать, боль и не думает проходить, но что силы стали к нему
возвращаться.
- Я чувствую себя лучше, - произнес Барсак стоявшему над ним
Истиологу. - И я должен уходить. У меня очень мало времени.
- К чему такая спешка?
- Мой корабль покидает Глаурус в конце недели. За это время я должен
сделать многое.
- До сих пор вас преследовали одни неудачи, я бы так сказал. Мое
предложение остается в силе: у меня для вас всегда найдется работа.
- Но ведь я - астронавт.
- Бросьте свой космос. Ну что это за жизнь? Оставайтесь здесь, на
службе у меня. Мне нужен помощник с крепкими мускулами, такой, что мог бы
защищать такого хлюпика, как я. Путешествуя со своей выставкой по стране,
я часто сталкиваюсь с опасностями. И я в состоянии платить вам - не так
уж, чтоб слишком хорошо, но достаточно.
Барсак покачал головой.
- Извините, Истиолог. Вы были добры ко мне, но я не могу иначе.
"Дивэйн" - хороший корабль. Я не хочу оставлять его.
По лицу Истиолога промелькнула тень разочарования.
- Вы были бы мне очень полезны, Барсак.
- Я говорю вам - нет. Но перед тем, как я уйду от вас, расскажите мне
кое-что, представляющее для меня интерес.
- Если смогу.
- Моя цель - разыскать своего побратима, некоего луаспарца по имени
Зигмунн. Ценой двух избиений и одного ограбления я выяснил, что он
посвящен в Культ Волшебницы и в настоящее время находится на Азонде.
С лица Истиолога сошла улыбка.
- И что?
- Я хочу найти его и освободить от влияния Культа. Но мне ничего не
известно об этом Культе. Расскажите мне, что это такое. Откуда он возник?
В чем его цели?
- Я могу рассказать вам совсем немного, - тихо произнес Истиолог. -
Только то, что известно любому из непосвященных в Культ обитателей
Глауруса. Культ существует не менее тысячи лет, возможно, даже значительно
больше. Центр его базируется на Азонде. Как вам об этом, наверное,
известно, планета эта безжизненна. Сердцевиной Культа является почитание
так называемой Волшебницы Азонды.
- Расскажите мне о ней подробнее.
- Рассказывать в общем-то не о чем. Увидеть ее дано только
приверженцам Культа. Считается, что она бессмертна, потрясающе прекрасна -
и не имеет лица. Приверженцы Культа проводят целый год на Азонде,
поклоняясь ей. Вероятно, к таинствам Культа приобщен один человек из
каждой тысячи обитателей Глауруса. Приверженцы Культа практикуют какие-то
таинственные, мрачные обряды, но закон не обращает на это внимания. Многие
люди уверены в том, что большинство наших высших государственных служащих
являются приверженцами Культа. Если ваш побратим уже на Азонде, то
забудьте о нем. Он потерян для вас навеки.
- Я отказываюсь поверить в такое, - хмуро произнес Барсак. - У меня
еще есть три дня на то, чтобы отыскать его.
- Вы ничего не найдете, кроме новых бед на свою голову, - предупредил
его Истиолог. - Но раз вы уж столь решительно настроены, то я не стану вас
задерживать. Свою одежду вы найдете вон в том шкафу. И даже не помышляйте
о том, чтобы заплатить мне за то, что я для вас сделал. Это было просто
проявлением любезности с моей стороны.
Барсак стал молча одеваться. Когда он уже был почини готов уйти, в
комнате вновь появился улыбающийся Истиолог, неси чреву вина.
- Давайте выпьем на прощанье, - предложил Истиолог и протянул чашу
Барсаку. - За успех ваших поисков. Пусть вам сопутствует удача.
Барсак выпил, туго закутался в плащ и направился и двери, но не успел
он переступить порог, как ноги его задрожали и перестали поддерживать вес
тела. Туловище его грузно опустилось вниз. Истиолог подхватил его, не дав
упасть, и поволок к кушетке.
С горечью он сообразил, что еще раз свалял дурака. На разум его
волной накатилось беспамятство. Последнее, о чем он подумал, было то, что
в выпитом вине находился наркотик.
Разбудил его колокольный звон. С первым же раскатом колоколов жгучая
боль эхом отозвалась в его теле, он встрепенулся, присел на кушетке. Веки
его были слипшимися; ему пришлось изрядно потрудиться, чтобы открыть
глаза. Он чувствовал, что все его суставы болят и мышцы стали дряблыми.
Церковные колокола. Конец недели. "Дивэйн" отправляется в рейс!
Он сбросил с себя простыню, вылез из кровати, поскользнулся,
споткнулся, упал головой вниз. Руки и ноги его совсем онемели от
бездействия. Он с трудом поднялся во весь рост, силы ему придало
охватившее его беспокойство.
- Истиолог, черт бы вас побрал, где вы?
- Здесь я, - раздался спокойный голос.
Шатаясь, Барсак повернулся на голос. Истиолог стоял позади него,
дружелюбно улыбаясь. На нем была черная, вся в ниспадающих складках
шелковая одежда и голубой утренний парик. В руке он держал сверкающий
заостренный на конце клинок длиной в восемь дюймов.
- Вы отравили меня, - обвиняющим тоном закричал Барсак. - Сколько
времени я проспал? Какой сегодня день? Который час?
- Ваш корабль покинул Глаурус полчаса тому назад, - вкрадчиво
улыбаясь, произнес Истиолог. - Я был в космопорту и наблюдал за его
стартом. Было очень приятно смотреть на то, как он все выше и выше
взбирается в небо, а затем, включив гиперпривод, исчезает в голубизне.
Приступ необузданной ярости овладел Барсаком. Он сделал два нетвердых
шага вперед.
- Зачем вы так поступили?
- Мне нужен был помощник. Порядочного человека очень трудно найти. У
вас, Барсак, пусть мозгов и маловато, но зато мускулы хотя бы на месте.
Оплата - одиннадцать галактов в неделю плюс пища и кров.
- Одиннадцать галактов! - Барсак сжал кулаки и двинулся вперед.
Хрупкий Истиолог глядел на него, нисколько его не опасаясь.
- Уберите этот кинжал, Истиолог, и...
Истиолог вложил кинжал в ножны.
- Что вы? Что?.. - неуверенно начал Барсак и поднял вверх раскрытые
ладони. - Я... Я теперь... Что же это такое вы со мной сотворили? -
жалобно закончил он.
- Я подстраховался, чтобы вы не могли причинить мне вред, - пояснил
Истиолог. - Я был бы таким круглым идиотом, как вы, если бы не сделал
этого. Если бы вы были на моем месте, а а на вашем, я бы, не колеблясь,
убил бы вас и притом как можно более зверским способом... если бы был
способен на это. Так что вы теперь на это не способны. Поняли?
Барсак посмотрел на свои обессиленные руки. Ох как страстно он желал
свернуть хрупкую шею Истиолога, но было, наверное, проще задушить самого
себя. Непреодолимое заклятие лежало на нем теперь, не давая ему
действовать по своей воле.
Он в оцепенении опустился от сдерживаемого внутреннего гнева и
охватившего его чувства опустошенности.
- Мой корабль на самом деле улетел?
- Да, - ответил Истиолог.
Барсак увлажнил языком пересохшие губы. Такою была участь Зигмунна, а
теперь, через десять лет, то же самое постигло и его, Барсака. Точно то
же, что и его брата. Его брата. Естественно, капитан Джаспелл не станет
откладывать старт ради всякого подзадержавшегося заправщика топливом.
Расписание звездолетов было таким же непреклонным, как движение планет по
своим орбитам.
- Ладно, - тихо вымолвил Барсак. - Меня избили, ограбили, отравили, а
теперь, вдобавок ко всему, я еще потерял работу в космосе. Да, этот визит
в Глаурус для меня превратился в сплошной триумф. Да еще какой триумф! А
теперь выкладывайте, что это за работу мне предстоит выполнять.


Через четыре дня они отправились морем на Цуннингеннар, крупнейший
материк восточного полушария Глауруса, обитатели которого отличались чуть
зеленоватым оттенком кожи да еще тем, что их речь была почти нечисто
лишена глаголов. Барсак, приняв новые для себя обязанности личного
телохранителя Истиолога, облачился в новенькое одеяние из синтетического
шелка, а на поясе имел пятидесятиваттный шок-излучатель. В излучателе в
обход закона был смонтирован усилитель, способный поднимать интенсивность
излучения до смертельного уровня, но это было трудно обнаружить даже при
самом тщательном осмотре, и оружие проходило как стандартная двухамперная
модель. Барсак горел желанием испытать его на своем работодателе и
испепелить его нервные окончания, но произведенное Истиологом
кондиционирование, заключающееся в наложении целого ряда внутренних
запретов, делало исполнение этого желания абсолютно невозможным.
Они отплыли на небольшом корабле, нанятом Истиологом только для своих
личных целей. На нем размещалась вся странствующая кунсткамера Истиолога.
Набор сокровищ, которыми владел Истиолог, был исключительно пестрым.
Здесь были навевающие наркотические видения камни с планеты Соллигат -
призрачно-желтые на вид, от красоты которых было трудно оторваться;
великолепные изумруды, найденные в пустынях планеты Дуу, сверкающие в
своих металлических оправах; говорящие деревья с Танамона, в квакающем
словаре которых было семь-восемь приветственных слов и пятнадцать -
двадцать грязных непристойностей.
Кроме того, были еще различные живые существа, содержавшиеся в
клетках: карликовые спруты с планеты Кви, непрерывно извивавшиеся в своих
тесных стеклянных чанах и не сводившие с наблюдателей зловещих
кроваво-красных глаз; дождевые жабы из Мивагика, пурпурные безногие
саламандры с пышущей жаром солнечной стороны планеты Упджей-Лаз:
ухмыляющиеся одноногие твари с Вирона. Были здесь также и различные земные
животные: скорпионы, скользкие змеи и кроты, утконосы и ехидны, печальные
длинноносые обезьяны. Зверинец в любое время дня и ночи представлял из
себя подлинный бедлам самых разнообразных звуков, и частью работы Барсака
было накормить каждое утро всех этих тварей подходящей для них пищей.
Истиолог предупредил Барсака, чтобы он был предельно осторожен, его
предшественник по работе потерял руку, когда просовывал мясо в клетку с
одноногими тварями с Вирона. Ухмыляющиеся твари были удивительно
проворными.
Свою выставку сначала они развернули в Зибильноре, самом крупном
городе материка, и в течение семнадцати дней пользовались огромным успехом
у зрителей. Взрослых Истиолог пропускал за галакт с каждого, детей и рабов
за полцены. За время пребывания в Зибильноре, по подсчетам Барсака, он
загреб не менее двадцати восьми тысяч галактов. Возле их павильона всегда
была давка не терпящих взглянуть на смертоносных тварей, собранных
Истиологом на двадцати планетах. Не было отбоя и от жадных и завистливых
любителей драгоценностей и прочих курьезов.
Двадцать восемь тысяч галактов. И из всей этой суммы Барсаку
перепадало только одиннадцать в неделю, еда и кров. Он с радостью вцепился
бы зубами в глотку Истиолога, но не мог приблизиться к владельцу цирка с
оружием в руках или с другими пагубными для того планами. В последний день
ни пребывания в Зибильноре Барсак наконец-то нашел профессионального
убийцу. Он намерен был предоставить ему право полного владения
кунсткамерой Истиолога, если тот убьет антрепренера, но когда подошел
момент сделать решающее предложение, сработала блокировка в сознании
Барсака, и он потерял дар речи. Он стал запинаться, язык попросту перестал
его слушаться.
Цирк не спеша передвигался по материку, делая остановки то тут, то
там от трех до пяти дней. Местные носильщики помогали переносить ящики с
экспонатами из одного городка в другой. Истиолог также нанимал людей,
которые шли впереди носильщиков и громко объявляли о предстоящей
экспозиции.
Квитанции денежных переводов, которые Истиолог раз в неделю отправлял
в Мильярд, он хранил в запертом на замок сундучке, который ставил около
своей кровати. В остальное время деньги лежали так, что Барсак всегда мог
бы взять их, но запрет на расправу с Истиологом распространялся также и на
ограбление, и на бегство из его неволи. Он был привязан к смуглому рябому
человечку нитями более прочными, чем если бы они даже были изготовлены из
стали.
Глубокое отчаянье овладело Барсаком. Он пил, грабил случайных
встречных, один раз даже совершил убийство. Это случилось в городишке
Дминн, расположенном на берегу зловонной, загаженной отбросами реки Киллн.
В одном баре с бывшим астронавтом оказался какой-то парень с речного судна
и после того, как пропустил выше нормы две рюмки, стал громко хвастать о
прелестях жизни речного матроса.
- Мы - вольные птицы, и путешествуем по воде - разве может быть жизнь
лучше этой!
- Эта жизнь и наполовину не столь же прекрасная, как жизнь
астронавта, - сумрачно возразил ему Барсак. Он сидел на четыре стула левее
матроса, ласково поглаживая последний в этот вечер бокал вина. - По
сравнению с астронавтом речник - просто гусеница.
Матрос тотчас же соскочил со стула и стал лицом к лицу с Барсаком.
- Сильно много ты в этом понимаешь!
- Я - астронавт.
Это заявление со всех сторон было встречено дружным смехом.
- Ты - астронавт? - презрительно произнес речник. - Я знаю, кто ты,
хотя и назвался астронавтом. Ты лакей у хозяина цирка. Каждое утро ты
выметаешь помет из клеток его зверья!
Барсак ничего не ответил, только бросился с кульками на обидчика, и
тот опрокинулся спиной на стол. Барсак стал ждать, когда тот встанет на
ноги, чтобы нанести еще один удар, но тут почувствовал, как его схватили
за руки и резким движением стряхнул с себя разнимавших. Подняв кривящегося
от боли матроса за ворот, он подпер его одной рукой и наотмашь ударил
другой.
Появился нож. Барсак выбил нож из рук речника и ударил его по горлу
тыльной стороной ладони. Матрос сложился вдвое, и, превозмогая одышку и
кашель, сумел проскрежетать:
- Лакей... Уборщик дерьма!
Барсак отступил назад. Матрос бросился на него. Барсак вытащил свой
шок-излучатель, включил усилитель на максимум и в та же мгновенье разрядил
его. Ноздри его почуяли запах горелой плоти.
В тот же вечер они покинули Дминн, двигаясь по суше в сторону
лесистой провинции Зас. Когда караван фургонов с их хозяйством выкатился
из речного городка, Истиолог сказал спокойно:
- Для того, чтобы тебя выручить, пришлось сегодня подсунуть местной
полиции взятку в пятьдесят галактов. В течение десяти недель твоя зарплата
будет урезана до шести галактов в неделю. И старайся не ввязываться в
подобные ссоры в будущем.
Барсак, естественно, был недоволен, но приходилось молчать. Истиолог
был его богом и повелителем и не было способов, с помощью которых дано ему
было приподнять ногу, наступившую прямо ему на горло.
Он целые ночи напролет проводил без сна, обдумывая, как сгубить этого
хозяйничка цирка, но каждый раз будто погружался в ванну, весь покрываясь
испариной, когда снова со всей неизбежностью осознавал свою неспособность
ни к какому решительному действию.
Истиолог завладел им. Истиолог повелевал им, как хотел, а он хорошо
служил Истиологу.
И чем дальше двигался странствующий цирк по обширному материку, тем
больше богател Истиолог. Он хорошо обращался с Барсаком, часто покупал ему
новую одежду, вкусно и сытно кормил. Но работу Барсак выполнял рабскую,
ибо и был по сути рабом. Неделя проходила за неделей, из недель
складывались месяцы.
И все же Барсака никогда не покидало желание узнать, как там "Дивэйн"
обходится без него на краю Галактики, какова судьба Зигмунна, ради
которого он поступился и работой, и даже своей профессией. Часто
вспоминалась ему и уже давно мертвая девушка Касса. А каждая встреча с
глауранцем в серебряной маске невольно наводила на размышления о Культе
Волшебницы, о мертвой планете Азонда, куда отправился его побратим.
Пришла зима, а вместе с нею и много снега. Истиолог решил, что пора
возвращаться в Мильярд и жить с летних барышей. По дороге в Мильярд они
несколько раз останавливались в небольших городах, чтобы однодневными
выставками скомпенсировать расходы на пропитание своих многочисленный
тварей. Барсам устало помогал упаковывать и распаковывать ящики. Он уже
почти что полюбил это сборище чудовищ, хотя и отдавал себе отчет в том,
что любая из этих тварюг с радостью прикончила бы его при первой же
предоставившейся возможности. Он истово молился о том, чтобы благодаря
какой-нибудь счастливой случайности вырвалась бы на волю ядовитая дождевая
жаба и укусила Истиолога. При этом было совершенно исключено, чтобы он
преднамеренно выпустил ее с целью погубить своего господина.
Когда караван наконец возвратился в Мильярд, зима там уже была в
полном разгаре. С той злополучной недели отстоя "Дивэйна" на Глаурусе
прошло уже семь месяцев. Барсак похудел, под глазами легли глубокие тени,
но он оставался все таким же упрямым и только сеть гипнотических повелений
удерживала его.
Но теперь в чертах его лице уже можно было прочесть и приметы
отчаяния, такие же, какие он увидел на лице давно уже теперь мертвой
Кассы. Он зачастил в опасные районы города, надеясь на то, что случайная
смерть положит предел его страданиям, и часто заходил выпить в тот самый
бар, где познакомился с Кассой, занимая столик подальше от стойки и топя
свое горе в гордом одиночестве.
Однажды, в самом конце зимы, когда он пропивал в этом баре одолженную
трешку, открылась входная дверь, и на пороге показалась фигура в
серебряной маске последователя Культа Волшебницы.
Инстинктивно все посетители бара тотчас же замкнулись в себе, надеясь
остаться незамеченными, и пока приверженец Культа стряхивал снег со своей
шапки, только Барсак без всякого страха глядел на него. Он подтянул к
своему столику еще один стул, открыто приглашая нового посетителя к своему
столику.




5



Едва переступив порог бара, приверженец Культа остановился и
пепельно-серыми глазами, спрятанными за верхним краем маски, внимательно
оглядел комнату, затем хладнокровно прошел мимо беспорядочно расставленных
столиков и расположился на стуле, предложенным Барсаком.
- Закажите две порции покрепче, - тихо произнес последователь Культа
Волшебницы.
Барсак жестом просигналил бармену, чтоб тот принес еще две кружки
подогретого вина, которое он пил в тот вечер. Бармен с опаской подошел к
их столику, быстро поставил вино и тотчас же попятился назад, подальше от
слуги Культа, даже не осмеливаясь потребовать причитающиеся ему деньги.
Барсак внимательно присмотрелся к своему соседу по столику. Маска
закрывала его лицо от уха до уха и от переносицы до верхней губы. Все, что
отличало его лицо от других, это серые проницательные глаза, широкий
морщинистый лоб и жесткий прогиб губ.
- Ваше здоровье, - произнес Барсак и поднял кружку, намереваясь
чокнуться с гостем, но тот только хмыкнул и поднес кружку к губам.
Разделавшись с вином, он вперил пронизывающий взгляд своих пепельных
глаз в Барсака и спросил:
- Вы - землянин Барсак, прислужник владельца цирка Эрспада Истиолога?
- Да. Откуда вам это известно?
- Разве это имеет какое-либо значение? Вам нравится ваш хозяин?
Барсак хрипло рассмеялся.
- Вы так полагаете?
- То, что я думаю, в данном случае не имеет никакого значения. Вы
были под наблюдением, Барсак. Истиолог не случайно был направлен к вам. Мы
верим в то, что переносимые страдания благотворно воздействуют на душу
страждущего, душу в том смысле, какой мы вкладываем в это понятие.
- В таком случае вы проделали большую работу. Настрадался я
предостаточно.
- Нам это известно тоже. Почему вы не убили Истиолога?
- Потому... потому... - Барсак силился выразить словами то, что
проделал над его психикой Истиолог, но эти же самые наложенные Истиологом
запреты, не позволяли ему оформить свою мысль в соответствующих
выражениях. - Я... я... просто не могу говорить об этом.
- Блокировка речи? Истиолог силен в подобных штуках. Вы бы хотели
убить Истиолога?
Барсак промычал нечто бессвязное, словно глухонемой.
- Разумеется, хотели бы. Но вы не в состоянии это сделать. Истиолог
наложил запрет в вашем сознании. Верно?
Барак кивнул, не в силах сбросить с себя охватившее его глубокое
оцепенение.
- Вы были бы очень рады, если бы кто-то другой сумел бы убить
Истиолога вместо вас?
Капли пота выступили на лбу Барсака. Разговор шел вдоль самой кромки
запретной зоны, установленной Истиологом в его разуме. С невероятным
трудом, фактически даже каким-то чудом ему удавалось поддерживать этот
разговор на эмоциональном уровне, то есть посредством внешних проявлений
испытываемыми им чувств.
На последний вопрос выражение его лица было утвердительным.
Последователь Культа Волшебницы соединил кончики пальцев обеими своих
рук.
Истиолог умрет ровно через час после того, как мы примем
соответствующее решение. Вы станете свободным от навязанного вам
внутреннего принуждения. Вас ждет Азонда.
- Азонда?
- А куда вам еще теперь податься? Что еще осталось для вас, Барсак?
Опустившийся человек, отринутый от того образа жизни, к какому привык,
отщепенец здесь, на Глаурусе, по сути пария - так уж лучше Азонда. Мы
освободим вас от Истиолога. После этого вы присоединитесь к нам.
После длительной внутренней борьбы ему удалось выдавить из себя:
- Я... я согласен.
Человек в маске поднялся.
- Менее, чем через час, Истиолог умрет. Мы будем ждать вас, Барсак.
И он снова оказался один за столиком.
Еще долго он сидел тихо, не выпуская из рук кружку с теплым вином, и
глядел через покрытое изморозью окно на тяжелые, медленно падающие хлопья
снега. "Итак, Культ, - подумал он. - А почему бы и нет? Что еще связывает
его на этой планете? Лучше уж Культ, чем бесконечные годы рабства у
Истиолога. Ведь они освободят меня от... Нет!!!"
Ему стало мучительно жаль Истиолога, это чувство задавило его
выбежать из таверны прямо на улицу, в холодную зимнюю мглу. Дев согласие
на предложение приверженца Культа, он тем самым обрек на смерть Истиолога,
и это вступило в противоречие с внушенными ему запретами. Он обязан
предотвратить убийство. Он должен спасти Истиолога. Он должен поспеть
вовремя.
Он изо всех сил мчался по пустынным, занесенным снегом улицам. В
течение часа - таков вердикт человека в серебряной маске. В его мозгу, во
всем его теле бушевал разгоревшийся конфликт. Он предпринимал любые
попытки удержать на месте свое тело, замедлить бег своих ног, дать этим
садистам возможность довести до конца свое дело, но в то же время демон,
обузданий его подсознание, пришпоривал его вперед, чтобы вовремя достичь
Истиолога и успеть защитить его.
С нетерпением ждал он на углу прилета аэробуса. Когда наконец-то этот
сарай на воздушной подушке прибыл, весь покрытый коркой наледи, он не
мешкая вскочил в него и едва дождался ближайшей к Улице Лжецов станции. От
нее до квартиры Истиолога нужно было еще идти пять кварталов пешком,
Барсак преодолел их быстрой рысью, увязая в снегу всякий раз, когда его
сознанию удавалось вернуть контроль над взбунтовавшимся телом,
повинующимся только подсознательным импульсам.
Но по мере приближения к квартире Истиолога гипнотическое внушение
господина полностью взяло над ним верх, и в мозгу оставалась только одна
мысль - мысль о том, чтобы своевременно предупредить своего повелителя,
спасти его от острых ножей приверженцев Культа.
Вверх по лестнице. По коридору. Вот и дверь. Барсак, задыхаясь, ловил
воздух ртом. Легкие его заледенели, нос и уши онемели от обморожения.
- Истиолог! Держитесь! Я иду!
Крик, еще один, истошный, невероятный, захлебывающийся вопль, который
эхом прокатился по коридору старой квартиры и вызвал чувство леденящего
ужаса в груди Барсака.
Он шмякнулся о дверь, как выбрасываемая на свалку кукла. Мертвая
хватка, которой удерживал его Истиолог, внезапно исчезла. "И все-таки,
после всего, я опоздал, - подумал Барсак с облегчением. - Они убрали его".
Дверь отворилась. Барсак прошел внутрь на окоченевших ногах. Первое
же, что увидел - это четверых в серебряных масках.
Истиолог лежал голый в своей постели, в луже крови. Двойной крест
своим алым цветом ярко выделялся на фоне его бледной кожи. Над ним
склонились две фигуры в серебряных масках, держа над его лицом какой-то
необычный инструмент с остро отточенным широким лезвием с двумя
рукоятками, соскабливая начисто...
Не выдержав этого зрелища, Барсак отвернулся.
- Все кончено, - произнес знакомый голос, голос человека,
навестившего его в пивной. - Жаль, что он очень быстро умер.
- Жаль, что не я сам проделал все это, - пробормотал Барсак. - Но
ведь сей дьявол не давал мне ничего совершить. А теперь я свободен.
Свободен! Вот только...
- Да, - сказал один из последователей Культа. - Свободны. Но вам
известна цена вашей свободы.


Это уже была третья встреча с Лордом Кэрнотьютом, и впервые Барсак не
видел в нем своего противника. Изможденный, уже не способный ни на ярость,
ни на страсть, устало сидел он в роскошном кресле - высоко во дворце
Кэрнотьюта, жадно впитывал слова великана.
- Вы отбываете на Азонду завтра, - произнес губернатор. - В этой
группе семнадцать посвященных. Период посвящения длится год. После этого -
после этого вам станет известно, какие пути открыты для вас, а какие -
нет.
- А Зигмунн там будет?
Кэрнотьют опешил на мгновенье, затем смерил Барсака сверху вниз.
- До конца его года осталось еще несколько месяцев. Он будет там. Но
если вы еще не оставили мысли...
- Вы прекрасно знаете о том, что я давно уже отказался от всякой
попытки выручить его - да и себя тоже.
Барсак прислушался к своему голосу, сдавленному, совершенно
невыразительному и в какой-то мере поразился тому, как сильно он изменился
за эти семь месяцев пребывания на Глаурусе. Как будто испытанные им
злоключения лишили жизнестойкости его душу, как будто она заржавела,
подгнила изнутри, по сути дела превратилась в груду никчемной трухи, и для
него уже ничего не оставалось, как воспринимать неопределенные милости
Культа.
- Выпьете? - спросил Кэрнотьют.
- Не испытываю жажды.
- Это хорошо. Утрата физических желаний является одной из
существенных составляющих ритуала посвящения. Желания возвратятся или нет,
это уж как вы сами решите, после того, как получите свою маску.
Барсак на мгновенье прищурил глаза.
- Так все же это вы убили ту девушку, Кассу?
- Да. Она поставила меня в неловкое положение, и а либо должен был
убить ее, либо самому покончить с собой. Но мне еще не надоела жизнь,
Барсак. Остальное вам известно.
- Да.
Хоть еще и несколько непривычным было для него это чувство, но ему
теперь стало в общем-то безразлично все, что произошло и с ним, и со всеми
другими... Казалось, что последующее уже не имеет никакого значений.
- Ступайте, - сказал Кэрнотьют. - Присоединяйтесь к своим
сотоварищам-послушникам. Корабль отправляется на Азонду завтра.
Не выражая никакого протеста, он позволил, чтобы его взяли за руку и
провели в соседнюю комнату. Здесь, на мягких диванах, кольцом
расставленных вдоль стен, сидели остальные шестнадцать, а три
последователя Культа в серебристых масках стояли на страже у входа.
Барсак стал разглядывать этих шестнадцать. Среди них он насчитал пять
женщин и одиннадцать мужчин. Судя по виду, все они были гуманоидами. Все
они сидели, устало прислонясь к спинкам, не переговаривались друг с
другом. Некоторые из них по сути уже не принадлежали миру сему, а ушли в
свой личный, замкнутый и по-видимому многокрасочный внутренний мир. Одно
выражение было общим для всех их лиц - выражение, которое существовало,
Барсак был в этом абсолютно уверен, и на его собственном лице. Это были
люди, потерявшие всякую, пусть даже ничтожную, надежду.
Одна из женщин все еще демонстрировала открытый костюм девушки для
всех, но он был изношен и изодран. Точно такою же выглядела и она сама. На
вид ей было около сорока. Ее некрасивое лицо покрывали морщины, глаза
потускнели, безвольно отвисла нижняя челюсть. Рядом с нею сидел мальчик
лет семнадцати, с причудливыми узорами на опухших руках и пурпурными
пятнами на других частях тела - от длительного употребления наркотика
самтор. Поймав взгляд Барсака, мальчик вдруг весь задрожал и разразился
целым каскадом рыданий.
Еще дальше сидел мужчина лет тридцати пяти, черты лица которого
нельзя было разобрать из-за многочисленных шрамов. Одного глаза не было
вовсе, другой был перекошен, нос расплющен поперек всего лица. У него была
рассечена одна губа, щеки покрывали зеленые зигзагообразные следы
татуировки. Он-то, наверное, как раз больше остальных имел все основания
прятать свое лицо под маской, подумал Барсак.
Он занял место на одном из диванов и напоминал себе: "Вот люди,
которые сдались. Я еще не совсем такой, как они. Я еще держусь над
поверхностью воды. Эти люди, все до единого, позволили себе утонуть".
Но затем он с горечью и некоторой обидой признался самому себе в том,
что он не прав, что он принадлежит в такой же степени, как и они, этому
миру ходячих мертвецов. Культ подбирал только зашедших в тупик, для
которых уже не было другого выхода. К нему приходили отверженные рода
человеческого, те, кто уже упал настолько низко, что дальше опускаться уже
было просто невозможно, а Культ подбирал их. И от этой мысли было и
горько, и обидно.
Культ следил за ним с самого начала. Приверженцы Культа определили
еще с того самого мгновения, когда он впервые ступил на землю Глауруса,
что он перспективен для рекрутирования. Они следовали за ним повсюду, от
одного его злоключения к другому. А он опускался все ниже и ниже, все
больше и больше распадался некогда цельный и твердый характер прежнего
Барсака. И наступило время, когда уже некуда было катиться ниже, и тогда
они вышли на авансцену, чтобы освободить его от Истиолога и пригласить
занять место среди них.
Он подумал о Зигмунне, который тоже был астронавтом и тек же, как и
он, застрял на чужой планете, во враждебном окружении, и изумился тому,
насколько медленно должен был опускаться Зигмунн в такую же яму, которая
бы соответствовала требованиям Культа в качестве входа в другую жизнь.
Но Зигмунн был тверже духом, к такому выводу пришел Барсак в своих
размышлениях. Целых восемь лет провел луаспарец на Глаурусе прежде, чем
стал соответствовать условиям набора в приверженцы Культ, Барсаку же для
этого понадобилось менее восьми месяцев. Но ведь Зигмунн всегда выглядел
изворотливым малым, тогда как Барсак был флегматичным силачом, зависевшим
от своего побратима и нуждавшимся в его руководстве, когда им обоим
случалось выпутываться из неприятностей.
А вот теперь он влип в настоящую беду и не мог рассчитывать на помощь
Зигмунна, так как тот попался в капкан гораздо раньше Барсака и теперь
ожидал его на Азонде.
Всем семнадцати будущим послушникам предоставили жилые комнаты во
дворце Кэрнотьюта. Полноправные последователи Культа расхаживали среди
них, ободряли, обещали вознаграждение, которое даст им приобщение к
Культу. Барсак почти не слушал их. Он продолжал пребывать в своем
внутреннем мире, где не было места предателям Споррфинам, лжецам
Истиологам, девушкам сомнительных добродетелей Кассам, да и самому Культу.
Очень медленно проходила эта ночь. Барсак сам не понимал, то ли он
бодрствует, то ли дремлет, и почти не реагировал на окружающую его
обстановку. Утром один из последователей Культа принес скудный завтрак:
черствую булку с изюмом и сушеные водоросли. Барсак ел уныло и
безразлично.
Затем Кэрнотьют еще раз собрал их всех вместе, чтобы пожелать
счастливого пути. Барсак, как полутруп, стоял среди других таких же
наполовину трупов, и слушал вполуха. Какая-то часть его ума все еще хотела
знать, а где все-таки сейчас находится "Дивэйн". Прошло уже более, чем
полгода с того дня, как капитан Джаспелл направил звездолет к далеким
планетам крайнего витка Галактики.
Наверное, его коллеги побывали уже на планетах пурпурных веннов и
золотистых паайидов и сейчас держат путь к планете Лорримок в системе
двойной звезды Соптор. Вакантные места, без сомнения, давно уже заполнены,
а угловатый человек по имени Барсак давно уже стерся в памяти членов
экипажа "Дивэйна".
В полудреме он дотронулся до шрамов возле своих губ и сообразил, что
вскоре снова повстречается с Зигмунном. Почти одиннадцать лет пролетело со
времени последнего свидания побратимов, ко даже в самом страшном сне не
представлялось Барсаку, что воссоединение их произойдет в таком жутком
месте, как Азонда.
Приверженцы Культа провели семнадцать послушников, как стадо, по
коридору в лифт. Молнией пролетели те несколько мгновений свободного
падения, когда кабина лифта устремилась к самому низу дворца губернатора.
Во дворе их ждали пять сверкающих эмалью и хромом небольших автомобилей, в
которые их рассадили по три-четыре человека. За рулем каждого из
автомобилей сидел человек без лица в серебряной маске.
По сигналу головная машина стрелой помчалась в темное жерло туннеля.
Барсак, сидевший во втором автомобиле, пристально вглядывался в тьму, но
ничего не мог различить.
Неизвестно, сколько времени отняла поездка - то ли пять минут, то ли
целый час. В темноте Барсак был не в состоянии контролировать бег времени.
Когда же машины вынырнули на поверхность, он увидел, что они уже очень
далеко от Мильярда, на взлетном поле космопорта.
Машины уехали, а они остались стоять робкой группой на лишенной травы
бурой земле взлетного поля. Барсак заметил сияющие бело-голубые контуры
стабилизаторов гигантского звездолета, и в голове его мелькнула шальная
мысль - а вдруг это "Дивэйн"? Но чуть позже он увидел нанесенное через
трафарет название на стояночных опорах. "Мувиоль". И ом уже не испытывал
искушения вырваться из группы, побежать стремглав к незнакомому кораблю,
справиться, имеется ли на борту вакансия для квалифицированного
специалиста по подготовке к заправке топлива. Он ясно отдавал себе отчет в
том, что теперь он принадлежит к группе будущих послушников Культа, к
поэтому даже не пытался пошевелиться.
Чуть дальше, рядом с посадочной полосой, стоял корабль гораздо
меньших размеров, тонкий и хрупкий на вид, на золотисто-зеленом корпусе
которого не было никакого названия. Последователи Культа повели Барсака и
остальных шестнадцать к безымянному кораблю прямо через поле, и от
внимания Барсака не ускользнуло, что все, кто находился на поле -
ремонтники, члены команд, пассажиры, обслуга - отшатнулись назад и молча
смотрели на процессию из едва волокущих ноги призраков, конвоируемых
серебряными масками.
Один за другим они прошли внутрь корабля. Приверженцы Культа
распределили послушников по индивидуальным взлетным гамакам и стали их
пристегивать. Барсак, несмотря на все свои двадцать лет работы в космосе,
даже не шелохнулся, чтобы самому приладить вокруг себя ремень, а ждал
безучастно, пока не подойдет очередь и его пристегнут по всем правилам.
Загорелась предупредительная надпись, Барсак закрыл глаза и стал
ждать. Наконец наступило мгновенье, которое, как он одно время думал, ему
уже никогда не придется испытать, - слабую предстартовую дрожь
вспомогательных механизмов, пробные выхлопы постепенно оживавших ракетных
двигателей.
Огни мигнули, зазвенел звонок - обычная, старая, как мир, процедура
перед взлетом космического корабля. Где-то в глубине оцепеневшего мозга
Барсака что-то шевельнулось, пробуждая к адекватной ответной реакции, к
выполнению тех действий, которые требовались от механика по топливу при
поступлении этих сигналов, но он сразу же вспомнил, что на этом корабле он
пассажир, а не член экипажа, и окончательно расслабился.
Затем наступил момент взлета, когда двигатели, преобразовав материю в
энергию, оттолкнули Глаурус прочь от корабля. Барсак ощутил вызывающее
тошноту свободное падение, но затем корпус корабля пришел во вращение, и
вес возвратился.
Через расположенный рядом иллюминатор он увидел покрытый облаками
серо-золотой диск Глауруса на фоне сияющей черной бездны. Корабль был в
космосе.
Его целью была Азонда.




6



Безымянный корабль завис на языке пламени над мрачным пейзажем
Азонды, затем упал неожиданно вниз, и для поддержания его в почву под
острым углом вонзились посадочные опоры.
На поверхность планеты через шлюзовую камеру вышло двадцать шесть
человек в скафандрах - семнадцать кандидатов, и среди них Барсак, и девять
бдительных стражей - приверженцев Культа. Даже несмотря на толстые стенки
своего скафандра, несмотря на тепло, излучаемое встроенными в скафандр
нагревателями, Барсак весь съежился от холода, пронизавшего его душу, -
Азонда была совершенно безжизненной планетой.
От золотистого солнца, согревавшего Глаурус, сюда доходили лишь
слабые лучи, они едва освещали планету. От своего солнца ее отделяло
одиннадцать миллиардов миль космической мглы. С этого расстояния солнце
вряд ли можно было называть таким словом - скорее это была особенно яркая
звезда.
Повсюду лежали огромные сугробы снега, тускло мерцавшие в вечных
сумерках - это была атмосфера Азонды, затвердевшая на морозе. Вдали мрачно
краснели голые обрывистые утесы. Мертвая тишина стояла вокруг, мертвая
тишина лишенного жизни мира. Жизнь никогда не возникала на Азонде прежде и
не добиралась сюда с других планет.
Волшебница?
Мысль о ней не давала покоя Барсаку, двигавшемуся гуськом вместе со
всеми остальными, поочередно, как автомат, поднимая то одну, обутую в
специальный сапог, ногу и опуская ее, то другую. Ему казалось, что все его
тело пронизывает ледяной ветер, хотя разумом он понимал, что не может быть
ветра на этой оставшейся без газообразной атмосферы планете, что это всего
лишь иллюзия, игра воображения. Но он продолжал идти, ведомый
беспристрастным проводником по вырубленной во льду тропе, ни на шаг не
отклоняясь в сторону.
Наконец они вышли к весьма своеобразному, хотя и естественному
образованию, внешне напоминавшему огромный амфитеатр. Казалось, рука
какого-то великана выгребла скальный грунт, оставив углубление в виде
половинки чаши. Барсак никак не мог различить, что находится внутри этого
амфитеатра, ибо его внутреннюю честь прикрывало висевшее над ним серое
непрозрачное облако.
- Мы вышли к чертогу Волшебницы, - раздался в наушниках скафандра
тихий голос проводника-приверженца Культа. - По ту сторону этой серой
завесы находится место, к которому вы шли всю свою жизнь.
Барсак прищурился и попытался, хотя и безуспешно, проникнуть взглядом
за завесу, надеясь хотя бы по какому-нибудь слабому отблеску определить,
что же все-таки скрывается за серой пеленой.
- Когда вы пройдете сквозь завесу, - продолжал предостерегающе
проводник, - вы сбросите скафандры и всякие иные одежды и нагими
предстанете перед Волшебницей.
- Но ведь это невозможно, - тотчас же воспротивился привыкший к
открытому космосу разум Барсака. "Холод, отсутствие воздуха для дыхания и
нормального давления его - каждый из этих факторов в отдельности погубит
любого из нас".
- С вами ничего не случится плохого, - как бы подслушав его мысли,
успокоил проводник.
Барсак увидел, как шедшие впереди него стали постепенно исчезать за
серой пеленой, сначала одна нога, затем плечо, затем туловище, как они
сразу же становятся невидимыми для тех, кто находится снаружи, будто
проскальзывали между молекулами, из которых состоит завеса. С тяжелым
сердцем он продолжал идти, покорно дожидаясь своей очереди.
Наконец эта завеса смутно вырисовывалась всего лишь в нескольких
дюймах от него, и он не колеблясь, поставил свою правую ногу за завесу, а
затем подался вперед и все телом. Оно на мгновенье затрепетало, в ушах
Барсака слегка закололо, но он прошел сквозь завесу и теперь был внутри
чертога Волшебницы.
- Сбросьте скафандры и одежду, - раздалось в ушах строгое
предписание.
"Не в состоянии", - подумал Барсак. Затем он посмотрел по сторонам и
увидел, как обнажаются другие неофиты, сбрасывая свои скафандры и одежду,
как сбрасывает змея свою изношенную кожу в процессе линьки, но при этом
остаются живыми, как ни в чем не бывало. Барсак предположил, что это,
должно быть, действует какое-то силовое поле, поле полупроницаемое,
которое не воспрепятствует проходу людей в сферу его действия, но в то же
самое время удерживает внутри себя пригодную для жизни атмосферу. Ради
пробы он протянул руку назад, дотронулся кончиком пальца к внутренней
поверхности этой силовой завесы, оставшейся сзади, и тут же получил ответ
- завеса изнутри была твердой наощупь, как гранит. Через нее можно было
проникнуть только в одном направлении, и все, что находилось внутри - и
люди, и молекулы воздуха, - все это в равной степени оставалось внутри
принудительно.
Удовлетворившись, Барсак обхватил пальцами изолирующие клапаны
скафандра и вскрыл их. Затем сдвинул гермошлем и сразу те почувствовал,
как шипя, мимо его шеи стал вырываться воздух. Скафандр расщепился на две
половинки, как раскрываются створки раковины морских моллюсков. Теперь,
больше уже не обращая внимания на возможные последствия, он сбросил
нагрудный щиток и лицевую маску, затем сорвал с себя убогую одежду, в
которой он был внутри скафандра.
Такой же обнаженный, как и все остальные шестнадцать послушников и
девять приверженцев Культа, которые и здесь не расставались с
прикрывающими их масками, Барсак двинулся вперед сквозь фиолетовую дымку,
которая не позволяла разглядеть, что находится дальше. Так он шел минуты
две, после чего дымка рассеялась.
Он стоял прямо перед Волшебницей Азонды.
Она величаво восседала на просвечивающем троне, отделанном ониксом и
окаймленным халцедоном, положив руки на подлокотники. Перед нею
размещалось некоторое возвышение, что-то вроде алтаря, высеченного из
какого-то полупрозрачного камня нежно-розоватого цвета. Внутри алтаря
виднелось что-то темное, возможно, какой-то механизм.
Барсак поднял взор ка Волшебницу.
Это была женщина во всем своем нагом великолепии. Кожа ее была
светло-золотистого цвета, она вся как бы излучала тепло, ее пышное тело
венчала высокая округлая грудь. Лица у нее не было. От лба до подбородка
вместо лица была гладкая, слегка изогнутая поверхность, отполированная
почти до зеркального блеска. Она напоминала пустую заготовку, из которой
скульптор мог бы высечь лицо, какое ему заблагорассудится. И тем не менее
впечатления несовершенства не было. Она казалась Барсаку верхом
совершенства, живым произведением искусства.
Вокруг нее полукругом расположились служители, отправлявшие службу: в
центре, заметил Барсак, одиннадцать мужчин, все обнаженные, но с
серебряными масками на лицах, по обоим бонам от них - восемь женщин, тоже
в масках. От этой группы исходило низкое заунывное пение без слов,
завывающее причитанье, дрожащие звуки которого то поднимались по
синкопированной хроматической гамме, то таким же образом опускались.
Казалось, что он плыл в море все более глубоко проникающих в сознание
звуков этих непонятных псалмов. В мозгу его зазвучал нежный женский голос:
"Приди ко мне, ибо я сама Жизнь: приди ко мне, ибо во мне нет больше
боли, во мне покой и избавление от страданий, познанных тобою..."
Ему казалось, что его разум омывается расходящимися веером световыми
лучами. Он почувствовал, как какая-то необъяснимая сила влечет его вперед,
как он скользит, повинуясь ей...
"...а также конец страданий, конец мучений, избавление от самого
себя.
Во мне всегда покой, и дружеское соучастие, и неся меня в своем
сердце, станешь с радостью служить мне и тем обретешь вечность".
Повинуясь неслышной команде, Барсак простер обе свои руки и ощутил в
них руки своих соседей. Все вокруг залил фантастически прекрасный свет,
неся с собой тепло и всепроникающую нежность.
Взявшись за руки, семнадцать приобщенных к Культу устремились к
Волшебнице и преклонили перед алтарем колени.
Вот и завершение всех поисков, подумал Барсак: вот здесь
заканчивается всякая борьба: в изначальное чрево творения возвращается все
сущее, обратным ходом пройдя все стадии.
"...да исцелишься ты светом моим..."
Чьи-то пальцы ласкали его разум, пробуждая позабыть о своей
исключительности, отказаться от своей индивидуальности, стать частью
братства, которое называло себя Культом Волшебницы. Он почувствовал, как
тревога и сомнения, крепкой хваткой скреплявшие его разум, постепенно
исчезают под воздействием нежных сладких песнопений. И как легко будет
отделиться наконец-то от своего "я", позволить своему разуму и душе
слиться с разумом и душами остальных.
Он расслабился. Личность его погасла, растворилась в других.
"Взгляни на меня", - услышал он призыв.
Барсак поднял взор на лишенное лица безмолвное совершенство
Волшебницы. Однако через мгновенье взгляд его почему-то соскользнул с нее
и устремился на тех одиннадцать служителей, которые выстроились позади
нее. Его заворожила яркость отражения фигуры Волшебницы от их
отполированных масок. Создалось впечатление, будто в каждой из этих масок
сияет все великолепие Волшебницы.
Странно, пронеслась мысль в той небольшой части его мозга, которая
еще принадлежала только одному ему. Нижняя часть лица одного из этих
служителей была иссечена шрамами, конфигурация которых показалась ему
знакомой.
Надрезы веером расходились от уголков рта.
Барсак нахмурился. Чарующая красота Волшебницы взывала к тому, чтобы
он прекратил всякое рациональное мышление и капитулировал, однако он
решительно поборол в себе это искушение, рука его потянулась вверх и стала
ощупывать глубокие борозды, обезобразившие его собственное лицо.
"Он и этот служитель были изуродованы по одному и тому же образцу", -
подумал он.
Странно. Как это могло так получиться? Как...
Воспоминания бурным потоком захлестнули его просыпающийся разум. Он
вырвал свои руки из рук других неофитов, которые продолжали причитать,
оставаясь коленопреклоненными по обеим сторонам от него, и поднялся во
весь рост. Он вспомнил теперь все.
Крик его расколол священную тишину Чертога.
- Зигмунн!
Лучи света, озарявшие чертог Волшебницы, задрожали. Его неожиданный
пронзительный крик будто взорвал колдовские чары, которыми она опутывала
всех здесь находящихся. Остальные послушники стали бесцельно кружить около
алтаря, не осознавая того, что с ними происходит. Будучи вырванными из
состояния транса, в котором пребывали до этого, они еще не способны были
снова стать полновластными хозяевами своих слов и своего ума. Позади трона
ошеломленные служители окаменели в изумлении, а сама Волшебница некоторое
время еще все так же оставалась воплощением нежности. Ее лишенное всяких
черт лицо, как будто загадочно улыбалось, но затем стало постепенно
превращаться в мрачное воплощение ужаса.
Барсак бросился вперед.
- Зигмунн! Это ты, там, за маской! Я узнаю тебя по шрамам! Я прибыл
сюда, чтобы забрать тебя, увести отсюда. Ты помнишь, откуда у тебя эти
шрамы, Зигмунн?
Один из неподвижных, как столб, служителей Культа воскликнул:
- Барсак!
- Да. Не удалось твоей Волшебнице покорить меня, несмотря ни на что!
Столь характерное для него упорство вспыхнуло в нем ярким пламенем.
Он бросился вперед, к кольцу служителей.
- Сбрось эту маску, Зигмунн! Возвращайся со мной на Глаурус!
- Не делай глупости, Барсак! Волшебница предлагает твоей душе покой.
- Все, что сообщает эта Волшебница, - сплошная ложь!
- Никогда ты не сможешь уйти от нее, - спокойно возразил луаспарец. -
Познай ее однажды, становишься ее частью, остальное все - чисто внешнее.
Ты познал ее, Барсак?
- Я видел ее. Но я остаюсь свободным человеком.
- Это невозможно! Ты видел только себя, отраженного в Волшебнице. Она
существует только в том случае, когда ее волшебные чары существуют в тебе,
в черном колодце твоего подсознания.
- Нет, - прорычал Барсак.
- Да! Коль ты здесь, коль ты уже увидел Волшебницу, - значит ты
всецело слился с нею! Тебя уже нет, согласись с этим, Барсак! Не
упорствуй! Поклоняйся ей, коль она уже внутри тебя!
- Нет!!!
Барсак стал протискиваться вперед, расталкивая остальных. В его
сознании возник какой-то шепот, но он понял, что слова предназначены не
ему, а послушникам.
- Остановите его!
Они хватали его за руки и тянули к себе. Барсак безжалостно от них
отбивался. Тело его, столь долго бывшее скованным, вновь обрело свободу, и
весело застучали по серебряным маскам его кулаки. Один из противников
грузно осел наземь, не устояв перед напором его неистовства.
Теперь ему противостояло десять послушников-мужчин. Один только
Зигмунн в панике спрятался за троном Волшебницы. Руки Барсака работали,
как молотилка, послушники, кувыркаясь, летели наземь, разлетались во все
стороны от его бешеным ударов. Он прокладывал себе дорогу голыми кулаками.
Остановить его было невозможно.
Вот уже только три послушника продолжали цепляться за него, затем
двое, один. Оторвав от себя последнего, от отшвырнул его далеко в сторону
и кинулся прямо к Волшебнице. Сквозь Волшебницу!!!
Он прошел сквозь нее, как будто она была всего лишь бредовым
видением, и, оставив трон позади, схватил Зигмунна за горло. С горечью
оглядев шрамы на подбородке луаспарца, он одним небрежным движением
смахнул с его лица серебряную маску.
Затуманенные наркотиками глаза, в ужасе глядевшие на него,
принадлежали луаспарцу, но это были глаза не того Зигмунна, которого он
знал. С отвращением Барсак отпустил его, и тонкий, как карандаш, луаспарец
отшатнулся в сторону.
- Из Культа нет обратной дороги, - смиренно произнес Зигмунн. - Зачем
ты последовал сюда за мною? Зачем ты устроил весь этот кавардак?
- Я пришел... чтобы забрать тебя, - сдавленным голосом сказал Барсак.
- Но ничего уже не осталось такого, что я мог взять с собой. И душой, и
телом ты принадлежишь... этому...
- Возвращайся назад, - низко опустив голову, стал подгонять его
Зигмунн. - Преклони колени и проси у нее прощения. Она радушно встретит
тебя. Единожды узрев ее, тебе уже никогда не убежать от нее. Твоя душа уже
навеки принадлежит только ей.
Барсак с горечью покачал головой. Теперь он до конца понял, насколько
тщетными были все его попытки спасти Зигмунна. Отсюда нет спасения, и
Зигмунн потерян навеки. Опустошенный пониманием совершившегося, он
обернулся. Волшебница, устремив вперед взгляд отсутствующих глаз, все так
же продолжала восседать на троне.
Что же она из себя представляет? Гипнотическую фигуру, которую
беспринципные, неразборчивые в средствах жрецы проецируют на сознание
собираемых здесь несчастных? Или какое-то чуждое, внегалактическое
существо, которое, обосновавшись на этой мертвой планете, ищет общества
других существ и не в силах само покинуть ее. Этого ему никогда не узнать.
Постепенно служители начали оправляться от шока, вызванного
неожиданным порывом Барсака. Они стали ползти к нему. Отовсюду, из всех
концов этого погруженного в сумерки амфитеатра к нему приближались фигуры
в серебряных масках.
Неожиданно новый взрыв ярости обуял Барсака. Он рывком подтянул к
себе исхудавшее тело Зигмунна и крепко обхватил изнуренного луаспарца.
Затем с дикой, необузданной силой он швырнул Зигмунна прямо в прозрачный
алтарь из розового камня.
Алтарь рассыпался. Материал, из которого он сооружен, был,
по-видимому, не толще оконного стекла. Зигмунн откатился в сторону и так и
остался лежать, не шевелясь.
Силовой занавес, мигнув, исчез.
На какое-то крохотное мгновение Барсак застыл, глядя на разбитый
алтарь и служителей Волшебницы, издавших истошный вопль отчаяния.
Атмосфера, более не удерживаемая полупроницаемым куполом, с чудовищной
силой устремилась наружу, и безжалостный вакуум Азонды воцарился в Чертоге
Волшебницы.
Только безусловные рефлексы, выработавшиеся за двадцать лет работы в
космосе, могли еще спасти Барсака. Не выпуская из легких воздух и усилием
воли почти приостановив работу сердца, Барсак ринулся к своему брошенному
недавно скафандру. Ему казалось, что прошли часы, прежде чем он его одел,
целая вечность прежде, чем воздух устремился в шлем, и он получил снова
возможность дышать. Фактически же прошло не более пятнадцати секунд.
Он обернулся. Не менее сотни распростертых тел лежало вокруг алтаря.
Пузырьки крови лопались на их лицах по мере того, как они выкашливали свои
жизни в окружавший их вакуум. Надо всем этим продолжала возвышаться
безучастная ко всему Волшебница, теперь более бледная, чем раньше, но тем
не менее нисколько не изменившаяся во всех других отношениях, да,
по-видимому, навеки неизменная.
В горле у Барсака что-то мучительно заклокотало, он повернулся и,
едва сдерживая рвоту, бросился бежать. Назад, через снежные заносы, прочь
от сцены смерти, которая еще меньше минуты назад была Чертогом Волшебницы,
к дожидавшемуся его золотисто-зеленому космическому кораблю, стоявшему
вдалеке среди сугробов, опираясь на хвостовую часть.
Добравшись до корабля, он влез в кабину, включил автопилот и поспешно
произвел необходимые предстартовые манипуляции. У него не было времени на
тщательную проверку механизмов и на контроль за показаниями приборов. На
борту корабля был всего лишь один пассажир, да и тому решительно все
равно, выживет ли он или погибнет при взлете.
Корабль поднялся. Барсак отчаянно вцепился в приваренные к стенке
кабины поручни и безучастно ждал, когда пресс многократного ускорения
лишит его чувств. Не в силах дальше бороться, он упал на пол кабины
управления и так и остался недвижимо лежать на холодном металле.
Через некоторое время он пришел в себя. Данные, которые высвечивал
ему контрольный дисплей, говорили о том, что он теперь далеко за пределами
планетной системы, к которой принадлежал Глаурус, и по диагонали
пересекает галактическую линзу в направлении тройной звездной системы
Уона. Увидев в зеркале свое измученное лицо - лицо незнакомца, Барсак
наконец-то до конца осознал, что ему удалось вырваться из цепких лап
Культа. Многие его приверженцы валялись мертвыми далеко отсюда, на
безжизненной Азонде, а в его распоряжении оказался корабль, благодаря чему
перед ним была открыта все Галактика. Жизнь можно начинать сызнова.
Вот только на самом ли деле ему удалось ускользнуть от этого Культа,
задумался он, глядя на то, как становится все ближе и ближе к трехцветному
великолепию Уоны яркая светящаяся точка, символизирующая его корабль на
экране дисплея! Ведь язык пламени, исходившего от непостижимой Волшебницы,
все-таки лизнул его разум, и, возможно, Зигмунн не солгал. Волшебница
всегда теперь будет с ним, хочет он того или нет, пусть даже заберется он
к потухшим звездам, дрейфующим далеко за пределами Галактики. Он смотрел
на отраженное в зеркале свое бесплотное лицо, окаймленное седыми волосами,
и не мог отделаться от ощущения, что где-то позади него есть еще одно
лицо, лицо пустое, лишенное всяких индивидуальных черт, белое и сияющее.
Волшебница никогда его не покинет, так же, как и память о восьми
месяцах ада на Глаурусе и Азонде. Потирая горизонтальные борозды,
испещрившие его челюсти, он не отрываясь глядел на дисплей и ждал, когда
трехцветная Уона окажется совсем рядом с его кораблем.