Хранилище веков
Роберт Силверберг. Хранилище веков



-----------------------------------------------------------------------
Robert Silverberg. Vault of Ages (1969). Пер. - В.Вебер.
Изд. "Мир", М., 1990. Сб. "На дальних мирах".
OCR & spellcheck by HarryFan, 16 August 2000
-----------------------------------------------------------------------


Соглашаясь испытывать первую машину времени, направляемую в будущее, я
полагал, что путешествие будет недолгим. Мне предстояло лишь посмотреть,
как выглядит Земля через десять миллионов лет после рождества Христова и
вернуться назад.
Вернуться! Нежное, сладкое слово! Сколько раз грезил я возвращением в
бурлящий, перенаселенный 2075 год, но судьба распорядилась так, что я
принадлежал будущему и пути назад не было.
Первые эксперименты с машиной времени, проведенные с кроликами и
другими животными, дали неплохие результаты, и было принято решение
пригласить испытателя, то есть меня, и посмотреть, что из этого выйдет. Я
помнил усталые, напряженные лица вокруг, когда я поднимался на небольшое
возвышение, где стояла машина. Откинув тяжелую медную дверь, я забрался
внутрь.
Все очень нервничали. Казалось, не я, а они рискуют собственной шеей.
Впрочем, в их поведении не было ничего удивительного. Успешно ли
произойдет перемещение человека во времени или эксперимент постигнет
неудача, на многие годы определяло их научную карьеру. Я же не мог
потерять ничего, кроме жизни.
После соответствующих напутственных речей и заявлений для прессы мне
сказали, что пора трогаться. Все замерли. Я захлопнул дверь, повернул
переключатель, как указывалось в инструкции, и компьютеры взяли управление
на себя. Я не очень-то верил, что машина заработает, но не задумывался над
этим. В любом случае мое вознаграждение оставалось без изменений.
Послышался низкий гул, бородатое лицо профессора фон Брода,
наблюдавшего за мной в иллюминатор, задрожало и расплылось, машина набрала
скорость, и лаборатория исчезла. Я был один, в серой пустоте
пространства-времени.
Наручные часы показывали 14:10. По расчетам мне предстояло провести
несколько часов в будущем и вернуться в 2075 год в тот же день в 14:15.
Для тех, кто остался в лаборатории, мое путешествие должно было продлиться
пять минут независимо от того, сколько времени я проведу в будущем.
Я уселся поудобнее, ожидая прибытия в назначенное время.


Скоро мне надоела серая муть за иллюминатором. Большой диск на стене
подсказал, что прошло немного больше трех миллионов лет, то есть я не
добрался даже до половины пути.
Я поднялся и стал осматривать довольно просторную и уютно обставленную
жилую капсулу машины. Я обнаружил неплохую библиотеку сенсорных кассет,
проектор, приличный запас пищевых концентратов и внушительную аптечку, где
среди множества препаратов оказался и реювенил, удивительное средство,
возвращающее молодость.
В изумлении я разглядывал найденные сокровища, недоумевая, зачем все
это в путешествии, которое должно продлиться менее суток.
Вскоре я понял, в чем дело, но это не доставило мне особого
удовольствия. Создатели машины позаботились о том, чтобы я ни в чем не
испытывал недостатка, если их творение застрянет где-то в будущем.
Все-таки полет экспериментальный. Ученые не были твердо уверены, будет
ли их машина работать согласно расчетам, и постарались облегчить жизнь
бедняге-испытателю, если произойдет непредвиденное и окажется, что она
может двигаться только в одном направлении - вперед.
Профессор фон Брод заверил меня, что путешествие и в будущее и в
прошлое так же безопасно, как поездка на метро, но, очевидно, некоторые
его коллеги испытывали определенные сомнения и настояли на том, чтобы
снабдить испытателя духовной пищей, продуктами и лекарствами.
Я бросил взгляд на серый иллюминатор, негодуя на себя, что впутался в
авантюру, но тут же сообразил, что веду себя глупо. Будучи
профессиональным испытателем, я попадал и в более опасные передряги, но
всегда выбирался из них живым и невредимым. В общем, я не имел права
жаловаться на неожиданности, которые могли подстерегать меня в пути.
Должно быть, я задремал, так как пришел в себя от сильного толчка.
Гудение прекратилось, раздался удар гонга, подняв голову, я увидел, что
стрелка на диске отсчитала десять миллионов лет.
Я бросился к иллюминатору. Ну что ж, по меньшей мере машина не
сломалась. Пока было непонятно, где и в какой эпохе я нахожусь, но машина
явно покинула стены лаборатории.
За иллюминатором до горизонта тянулась плоская бесцветная равнина,
голая, без единой былинки, вероятно, дожди и ветры сравняли с землей все
горы и холмы.
В небе сияло солнце, очень похожее на то, что я видел в 2075 году.
Возможно, оно стало не таким ярким, чуть покраснело, но в общем-то не
изменилось .
Прижавшись носом к стеклу, я попытался заглянуть за край машины. Все та
же безликая равнина.
Я проверил, заряжены ли бластеры, убедился, что все в порядке, и,
подготовившись таким образом к встрече с сюрпризами будущего, начал
открывать дверь. Минутой позже я спрыгнул на землю. Десять миллионов лет
спустя.


Воздух был чист и сладок, ветерок приятно холодил кожу. Я не знал, в
каком оказался месяце, но погода напоминала позднюю осень, когда легкая
прохлада указывает на приближающуюся зиму.
Я отошел от машины на несколько шагов. Никаких признаков
растительности. Планета исчерпала все ресурсы или была очень молода.
Закралась крамольная мысль: что если машина отправилась не вперед, а назад
и доставила меня в туманное прошлое, когда на Земле еще не зародилась
жизнь.
Но потом, обойдя машину, я убедился, что попал в будущее.
Огромное здание выпирало среди равнины, словно гигантский сверкающий
зуб, пытающийся проткнуть небо. Этот одинокий небоскреб совершенно не
вязался с окружающей его пустынной гладью.
Я нерешительно двинулся к нему. В стенах не было ни одного окна, а сами
они лучились мягким светом. От небоскреба меня отделяло с полмили, и я
шел, нарушая звуком шагов первозданную тишину.
Подойдя к зданию, я заметил на стене огромные буквы. "ХРАНИЛИЩЕ ВЕКОВ"
гласила надпись. Ниже виднелись двери. Надпись я решил сфотографировать в
качестве доказательства своего пребывания в будущем, а затем направился
прямо к дверям, раскрывшимся при моем приближении. Я переступил через
порог, и по пустынным коридорам понеслось гулкое эхо моих шагов.
_Я оказался в музее, последнем музее человечества_.
Долгие часы, забыв обо всем, я бродил по залитым светом, безмолвным,
безукоризненной чистоты залам. Времени было вполне достаточно. Это в
соответствии с программой, заложенной в компьютеры, для оставшихся в
лаборатории мое путешествие не могло занять больше пяти минут. Экспонаты,
представленные в "Хранилище веков", были столь интересны, что оторваться
от них по собственной воле было невозможно. Тут нашлось место всем
достижениям цивилизации с самых незапамятных времен. Я видел глиняные
таблички, ножи из пожелтевшей от древности кости, каменные топоры.
Экспонаты менялись от зала к залу. Наскальные рисунки уступили место
книгам и машинам. Там был и автомобиль, прекрасно сохранившаяся модель
"Т". Самолет, ракета V-2, самые разные изобретения инженерной мысли.
Но наш отрезок истории, две с небольшим тысячи лет, составлял лишь
малую толику от десяти миллионов. На третьем этаже стоял звездолет, чуть
раньше я нашел модель моей машины времени. Назначение многих экспонатов
мне было неизвестно, о некоторых не хотелось бы и упоминать. Час уходил за
часом, а я по-прежнему переходил из зала в зал. Тут были собраны все
достижения человека с первых дней его существования на Земле.
Но в конце концов мне пришлось прислушаться к голодному зову желудка, и
я начал подумывать, не вернуться ли к машине, чтобы перекусить, а потом
продолжить осмотр. Однако механически я прошел по коридору, ведущему в
следующий зал, обогнул угол, и мой взгляд приковала большая дверь из
металла, отливающего цветами побежалости. Подойдя к ней, я прочел:
"ВЕЛИЧАЙШЕЕ ДОСТИЖЕНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ".
Я сделал еще шаг, и дверь распахнулась передо мной.
"Добро пожаловать, человек прошлого", - услышал я тонкий бесстрастный
голос. И вошел в таящуюся за дверью чернильную тьму.
Когда глаза привыкли к темноте, я огляделся в поисках того, кому
принадлежал голос. И увидел их.
Их было двенадцать. Ссохшиеся, с изборожденными морщинами лицами,
словно сошедшие со страниц сказки гномы, они утопали в огромных креслах.
Медленно, ритмично поднималась и опускалась грудь каждого. Они дышали, не
выказывая других признаков жизни.
- Кто... кто вы? - запинаясь, спросил я.
"Те, кто остался", - ответил тот же голос.
И тут я понял, что не слышал ни звука. Гномы разговаривали, не
раскрывая рта, телепатически.
- И все? - изумился я.
"Нас двенадцать, - продолжал голос. - Шесть женщин и шесть мужчин. Мы
здесь уже тысячу лет. И пробудем тут по меньшей мере еще столько же.
Возможно, когда-нибудь мы и умрем".
В последней фразе прозвучала нотка надежды, надежды дряхлого старика на
то, что конец все-таки наступит. Я смотрел на них, последнюю дюжину мужчин
и женщин Земли, сидящих в темноте, словно высушенные мумии и ждущих
смерти. Цивилизация, так много свершившая, оставившая гордый памятник,
вознесшийся к небу пустынной планеты, - и столь жалкий итог. Двенадцать
древних старцев, согласных умереть в любой момент.
"Нас было двадцать, когда мы пришли сюда, - вмешался другой голос. -
Восьмерым повезло. Но придет день, когда смерть заглянет и к нам, и долгое
ожидание окончится".
Я стоял посреди темной комнаты, переводя взгляд с одной мумии на
другую.
- Как же это случилось? Почему вы сидите и ждете смерти?
"А что нам остается?" - ответил кто-то из них.
"Мы состарились, - добавил второй. - Мы не можем рожать детей. Мы
чувствуем, что устремления человечества достигли предела и осталось лишь
подвести черту. Некоторые из нас ждут уже десять тысяч лет".
Десять тысяч лет! Стоит ли удивляться, что они устали от жизни?
Просто невероятно! Последние люди Земли в чреве гигантского музея в
качестве его главных экспонатов! И с этим ничего не поделаешь.
Ничего?
"Нет, еще не все потеряно", - осенило меня. Я глубоко вздохнул.
- Никуда не уходите! - крикнул я живым трупам. - Я сейчас вернусь.
Лишь выбежав из музея и со всех ног помчавшись к машине времени, я
понял полнейшую бессмыслицу своих слов.


В аптечке я быстро нашел нужные мне ампулы и поспешил назад. Реювенил -
вот что могло мне помочь. Чудодейственное средство! Еще не поздно
повернуть время вспять для последних представителей человеческой
цивилизации и вернуть им молодость!
Ученые, готовившие полет в будущее, предусмотрительно снабдили меня
реювенилом на случай, если я не могу вернуться и захочу продлить себе
жизнь. Недавно открытое вещество, чудо нашего века, освобождало человека
от страданий старости, возвращало силы и юношеский задор.
Но создатели реювенила и не подозревали, для чего будет использовано их
средство. С его помощью я вдохну жизнь в умирающую планету.
"Что ты собираешься делать?"
- Я хочу вернуть вас к жизни, - ответил я. - Это лекарство... возможно,
вы не знали о его существовании. Оно создано на заре цивилизации, в 2075
году. В мое время.
"Чем оно нам поможет?"
- Благодаря ему вы вновь станете молоды. Вы сможете выйти отсюда,
заселить Землю, раздуть пламя жизни.
"Зачем? Зачем начинать все сначала?"
Я пропустил мимо этот мрачный вопрос. Мне казалось, что сейчас самое
главное - вывести этих исстарившихся людей из летаргического сна, вдохнуть
в них энергию, желание продолжить род человеческий, использовать
представившуюся возможность.
Я подскочил к первому из них, с трудом нашел бицепс в ворохе одежд и
ввел лекарство. Затем перешел ко второму, третьему. Я делал двенадцатый
укол, когда первый из моих пациентов шевельнулся. Реювенил действовал! Они
молодели прямо на глазах.


"Зачем ты это сделал?" - спросил чей-то голос.
Я только улыбался, глядя, как розовеют их лица. Объясняться не имело
смысла. Позже, став молодыми, они поймут, как прекрасно жить, изучать мир,
рисковать, как рискнул я, согласившись испытать машину времени.
И я смотрел, как менялся их облик, как с каждой секундой они
становились моложе и моложе.
И тут, совершенно неожиданно, мой мозг пронзил сердитый вопрос:
"Какую дозу ты нам ввел?"
- Нормальную дозу, предназначенную для пожилого человека, - ответил я.
- Один кубический сантиметр.
"Безумец!"
- Но почему? В чем дело? - испугался я.
"В чем дело, спрашиваешь ты? - холодно процедил голос. - За десять
миллионов лет человеческий организм заметно изменился. Наши органы
совершенствовались, освобождаясь от всего лишнего".
Неужели я ошибся? Действительно, они быстро молодели, слишком быстро!
"Неужели ты не понимаешь? Ты ввел нам дозу, рассчитанную на ваши
примитивные, неуклюжие тела, но не на нас! Ты ввел нам слишком большую
дозу!"
Я облегченно вздохнул. Уж в этом-то не было ничего плохого. Реювенил
давали людям, достигшим семидесяти-восьмидесяти лет. Вполне логично, что
те, чей возраст исчисляется тысячелетиями, для получения аналогичного
эффекта должны получить большую дозу. Поэтому я мог не волноваться.
Но сердитые вопросы сыпались, как из рога изобилия, скоро они кричали
все хором, и во мне шевельнулось сомнение. Не совершил ли я ужасной
ошибки? А тем временем яростные вопли сменились громким бессловесным
плачем.
Через два часа омоложение завершилось, и я смотрел на плоды своих
трудов: на двенадцать голых, отчаянно вопящих младенцев.
Я превратил в младенцев двенадцать последних людей Земли, и теперь мне
не оставалось ничего другого, как заботиться о них.
С тех пор прошло пять лет. Они уже подросли, научились ходить и бегать.
Я не решаюсь оставить их и вернуться в 2075 год из опасения, что ученые не
пустят меня обратно. Не могу же я бросить на произвол судьбы двенадцать
крошек.
Вот я и остаюсь там, за десять миллионов лет, и жду, пока они вырастут.
К счастью, в "Хранилище веков" я нашел ползунки и многое не менее
необходимое.
Полагаю, пройдет еще лет десять, и я смогу оставить их одних, чтобы они
начали строить новый мир. Тогда я вернусь в 2075 год. Вот удивятся в
лаборатории, когда я выйду из машины времени, постарев на пятнадцать лет!
А пока я привязан к будущему - кормилица и нянька последних людей
Земли!