Главная arrow Рассказы arrow Плата за смерть
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Плата за смерть Печать
Оглавление
Плата за смерть
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
. Но он здесь, и жизнь его всецело зависит от умения и
ловкости этого проходимца.
Все это было частью образа жизни, начавшегося после того, как Клод
Ламли впервые появился на политической арене Мэйнарда. До этого все было в
порядке. Мэйнард был одним из восьмидесяти шести населенных миров,
разбросанных по всей Галактике. Условия жизни на нем совпадали с земными с
точностью до двух знаков. На Мэйнарде обитало тридцать миллионов
переселенцев с Земли. И пока не появился Ламли, планета безоговорочно
подчинялась земной Федерации.
Узы, связывавшие их с Землей, были не очень крепкими. Федерация
требовала, чтобы на каждой колонии находился Резидент-Советник, который
помогал бы правительству планеты, чтобы небольшая, чисто символическая
плата выплачивалась бы Земле за аренду планеты ежегодно, чтобы колония
чуть-чуть уважала Землю как столицу Федерации и как прародительницу.
Одно время отношения колоний с Землей были важны для нее, но
проходили столетия, колонии развивались, становились экономически
независимыми, а сама Земля уже не нуждалась в отдельных видах продукции с
колоний. Связь с Землей становилась все более слабой и призрачной,
постепенно превращаясь лишь в символ благодарности тому миру, который
впервые послал своих людей в дальние галактические миры.
Символ этот любили все. Никто не ругал налог, никто не возражал
против Резидента-Советника, так как он выполнял лишь представительские
функции. Народы планет-колоний поддерживали теплую и приятную видимость
подчиненности родной планете. И это считалось само собой разумеющимся.
Но только не для Ламли.
Честолюбивый молодой политический деятель стал канцлером Мэйнарда
после резкой перемены взглядов избирателей и вскоре провозгласил, что он
намерен прекратить выплачивать налог Земле и вообще прервать всяческие с
ней отношения.
Хэмфри - Резидент-Советник - стал возражать против этого, делая упор
на старые традиции, но Ламли приказал ему убраться на Землю, обвинив его в
грубом вмешательстве в дела Мэйнарда, затрагивающем его суверенитет. После
этого Ламли провозгласил планету свободным миром, не подчиненным Земле.
Еще дальше он пошел, издав свой декрет об Отделении, где изложил принципы
своей политики, делая упор на потенциальную опасность связи с Землей и на
то, что ее необходимо прервать.
Жители планеты бурно запротестовали против этого, но были и голоса,
которые поддержали Ламли. Их оказалось на удивление много. Постепенно
общественное мнение все больше склонялось на сторону Ламли. Сама же Земля
никак не отреагировала на эти действия Мэйнарда, и тогда почти все жители
планеты восприняли это молчание как подтверждение правоты Ламли. Ламли
победил.
Но были и те, кто возражал до конца. Художники, скульпторы, поэты и
музыканты - люди искусства, в большинстве своем спокойные и добрые,
которые ценили старые традиции и вовсе не хотели забывать их. Они
провозгласили, что будут по-прежнему преданны Земле, и потребовали, чтобы
Ламли отменил свой декрет.
Вполне естественно, что Ламли усмотрел в этих протестах прямые
нападки на свой режим. Он затеял кампанию за всеобщее одобрение проекта
декрета и, когда более трех пятых населения проголосовали за него и
принесли присягу правительству, он издал свой первый антилоялистский
закон.
Публичная защита идеи восстановления связи с Землей наказывалась
штрафом в размере пятисот долларов либо месячным тюремным заключением.
Большинство Лоялистов, которые еще колебались, после этого, уступая нажиму
властей, дали клятву, другие продолжали открыто выступать и попали в
тюрьму, однако это не помешало им сохранить свои убеждения.
Постепенно законы становились все более суровыми, и число
приверженцев Земли стало быстро уменьшаться. Через два года после прихода
к власти Ламли узаконил смертную казнь для Лоялистов, но к тому времени на
Мэйнарде их осталось всего несколько сотен, да и те скрывались в подполье.
И вот теперь наступила последняя стадия, подумал Макинтайр. Последняя
горстка лоялистов из столицы планеты, Мэйнард-Сити, отчаявшись, спасается
бегством на другую планету, и при этом их безопасность обеспечивает
человек с сомнительной репутацией, который смеется над их принципами и
цинично подсчитывает, сколько бы он получил, если бы сдал их Правоверным.
Макинтайр был уверен, что если бы сальдо было не в их пользу, то Уоллес
предал бы их.
Он вытер капли дождя с лица и бровей и посмотрел вперед. Уоллес вел
их по старой набережной, по которой через Южный мост они должны были выйти
из города. Он был крупным мужчиной, этот Уоллес, широкоплечим,
мускулистым, Макинтайр видел, что он даже, возможно, на дюйм выше Уоллеса
и на пару фунтов тяжелее. Но он был крупнее только с виду, и в этом
заключалась вся загвоздка.
Но ведь Уоллесу было легче. Его не давила тяжесть сомнений, морали,
мучительных размышлений

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики