Главная arrow Рассказы arrow Пересадочная станция
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Пересадочная станция Печать
Оглавление
Пересадочная станция
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
. Вуор предлагал ему
двадцать, тридцать, пятьдесят лет жизни. Стоя на краю могилы, он не имел
права цепляться за пять лет, которые требовали его благодетели. Обращаясь
с просьбой продлить ему жизнь, Олфайри поставил на карту свои уникальные
административные способности. Что удивительного в том, что на Пересадочной
станции захотели воспользоваться ими?
- Согласен, - кивнул Олфайри.
- Вы получите также и денежное вознаграждение, - добавил Вуор, но
последнее волновало Олфайри меньше всего.


Бесконечное число миров встречалось в Провале, как и в любой точке
пространства - времени. Однако только Провал позволял осуществить переход
из одного мира в другой благодаря имеющимся там механизмам. Паутина
тоннелей мгновенного перемещения пронизывала структуру Пространства. А
Пересадочная станция являлась ее центром. Тот, кому удавалось убедить
диспетчеров в том, что он имеет право на транспортацию, оказывался на
нужной ему планете.
Бесконечность есть бесконечность. Тоннели открывали доступ в мир,
свободный от материи, туда, где живые существа молодели с каждым днем и не
знали, что такое старение.
И существовали миры, не известные сынам Адама, населенные гуманоидами,
чьи головы располагались между плеч, а рот - на груди, одноногими и
одноглазыми, со столь маленькими ртами, что им приходилось кормиться через
соломинку. А еще были планеты с амебоподобными разумными существами,
планеты, где перевоплощение считалось доказанным фактом, планеты, где
мечты, словно по мановению волшебной палочки, тут же становились
реальностью. Бесконечность есть бесконечность. Но для практических целей
лишь две-три дюжины планет представляли какой-либо интерес, так как их
связывали общие цели и пути развития.
На одной из них умелые хирурги могли излечить пораженное раком горло.
Со временем методику операции передали бы на Землю в обмен на что-то не
менее ценное, но Олфайри не мог ждать. Он заплатил назначенную цену, и
диспетчеры Пересадочной станции отправили его на Хиннеранг.
И снова Олфайри не почувствовал, как черная дыра заглотила его. Он
любил новые впечатления, и ему казалось несправедливым, что человека
сжимают до нулевого объема и бесконечной плотности, а потом он не может
передать свои ощущения. Но изменить он ничего не мог. Вновь для Олфайри
создали умирающую звезду и тоннель черной дыры вынес его в точно такую же
лабораторию на Хиннеранге.
Там по крайней мере Олфайри видел, что находится на другой планете.
Красноватый солнечный свет, четыре луны в ночном небе, сила тяжести вдвое
меньше, чем на Земле. Казалось, он может подпрыгнуть и сорвать с неба один
из четырех плывущих по нему бриллиантов.
Хиннерангийцы, невысокие угловатые существа с красновато-коричневой
кожей и волокноподобными пальцами, раздваивающимися в каждом сочленении
так, что на конце образовывался пушистый венчик извивающихся нитей,
говорили низким шепотом, а их слова напоминали Олфайри язык басков. Однако
маленькие приборчики мгновенно переводили непонятные звукосочетания на
язык Данте, если у хиннерангийцев возникала необходимость общения с
пациентом. Переводные устройства произвели на Олфайри гораздо большее
впечатление, чем сам Провал, его механизм действия представлялся ему
достаточно простым.
- Сначала мы избавим вас от боли, - сказал хирург.
- Блокируете мои болевые центры? - спросил Олфайри. - Перережете
нервные пучки?
Ему показалось, что хирурга позабавили его вопросы.
- В нервной системе человека нет болевых центров. Есть лишь рецепторы,
которые принимают и классифицируют нервные импульсы, поступающие от
различных органов. А затем реагируют в соответствии с модальностью
полученного сигнала. "Боль" - всего лишь обозначение определенной группы
импульсов, не всегда неприятных. Мы изменим контролирующий орган, который
принимает эти импульсы, так, что они не будут ассоциироваться с болью. Вся
информация по-прежнему будет поступать в мозг. Но то, что вы чувствуете,
уже не станет ощущаться как боль.
В другое время Олфайри с удовольствием обсудил бы с хирургом нюансы
хиннерангийской болевой теории. Теперь его вполне устроило то, что они
могли загасить огонь, бушующий в его горле.
И действительно, боль исчезла. Олфайри лежал в люльке из какого-то
клейкого пенообразного материала, пока хирург готовился к следующему шагу
- удалению поврежденных тканей, замене клеточного вещества, восстановлению
пораженных опухолью органов. Олфайри свыкся с блестящими достижениями
техники, операции же хиннерангийцев представлялись ему чудом. Вскоре от
его шеи осталась лишь тоненькая полоска кожи. Казалось, еще одно движение
луча - и голова Олфайри отделится от тела. Но хирурги знали свое дело.
Когда операция закончилась, он мог говорить сам, без помощи вживляемого
прибора. Олфайри вновь обрел гортань, голосовые связки

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики