Главная arrow Рассказы arrow Пастырь
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Пересадочная станция Печать
Оглавление
Пересадочная станция
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Роберт Силверберг. Пересадочная станция



-----------------------------------------------------------------------
Robert Silverberg. Halfway House (1981). Пер. - В.Вебер.
Авт.сб. "На дальних мирах". М., "Мир", 1990.
OCR & spellcheck by HarryFan, 27 September 2000
-----------------------------------------------------------------------


Много позже Олфайри понял, что ради жизни надо отдать жизнь. Тогда он
просто думал о том, как остаться в живых.
Он был l`uomo dal fuoco in bocca, человек с огнем во рту. Рак жег ему
горло. Говорил он с помощью механического имитатора, но опухоль грозила
прокрасться в мозг, еще немного - и Франко Олфайри перестал бы
существовать. Поэтому он обратился к помощи Провала.
У него были деньги. Именно они позволили ему войти в дверь, соединяющую
миры. Деньги, много денег. Те, кто управлял Провалом, ничего не делали из
альтруистических побуждений. Каждый раз на то, чтобы открыть Провал,
уходило три миллиона киловатт. Этой энергии могло бы хватить довольно
большому городу. Но цена не смущала Олфайри. Деньги вряд ли понадобятся
ему, если существа на другом конце Провала не вернут его к жизни.
- Встаньте на эту пластину, - буркнул механик. - Поставьте ноги вдоль
красной полосы. Возьмитесь за поручень. Вот так. Теперь ждите.
Олфайри повиновался. Давно уже к нему не обращались в повелительном
наклонении, но он простил механику его грубость. Для механика Олфайри был
лишь куском дорогого мяса, в котором уже завелись черви. Олфайри вгляделся
в зеркальный блеск остроносых черных туфель и крепче сжал ворсистый чехол
поручня. Он ждал прихода энергетической волны.


Олфайри представлял, что должно произойти. В Милане двадцать лет назад,
когда создавалось европейское энергетическое кольцо, он был инженером. Он
понимал механизм действия Провала так же хорошо, как... ну, как любой
другой инженер, но не математик. Олфайри оставил инженерную деятельность,
чтобы основать промышленную империю, которая простерлась от Альп до
голубого Средиземноморья. Тем не менее он продолжал интересоваться
достижениями техники и гордился тем, что, придя на завод, мог подойти к
любому станку и сказать, что делает рабочий.
Олфайри знал, что энергетическая волна на мгновение создаст особое
состояние, которое называлось сингулярным, в естественном виде оно
встречалось лишь в непосредственной близости от звезд в последние
мгновения их жизни. Коллапсирующая звезда, бывшая сверхновая, создает
вокруг себя искривление пространства, тоннель в никуда, черную дыру.
Сжимаясь, звезда своими размерами приближается к сфере Шварцшильда, по
достижении которой черная дыра поглощает ее. На подходе к критическому
диаметру время для умирающей звезды течет гораздо медленней, но ускоряется
до бесконечности, когда звезда поймана и заглатывается черной дырой. А
если там находится человек? Он тоже проскальзывает сквозь черную дыру.
Гравитационные силы невообразимой величины сминают его, он превращается в
точку с нулевым объемом и бесконечной плотностью, а затем выбрасывается
неизвестно куда.
В этой лаборатории не было умирающих звезд. Но за соответствующую цену
тут могли имитировать одну из них. Лиры Олфайри оплачивали искривление
пространства и создание крошечного тоннеля, достаточного для того, чтобы
протолкнуть его туда, где сходятся сопряженные пространства и можно найти
лекарство от неизлечимых болезней.
Олфайри ждал; подтянутый, энергичный мужчина лет пятидесяти, с
редеющими волосами, в твидовом костюме, купленном в Лондоне в девяносто
пятом году, серо-зеленый галстук, на пальце перстень с небольшим сапфиром.
Он не почувствовал, как пришла волна, пространство раскрылось, и Франко
Олфайри исчез в зияющем водовороте.


- Это Пересадочная станция, - сказал гуманоид по имени Вуор.
Олфайри огляделся. Внешне ничего не изменилось. Он стоял на такой же
пластине, держась за ворсистый поручень. Те же прозрачные стены
лаборатории. Но сквозь одну из них на него смотрел инопланетянин, и
Олфайри понимал, что находится на другом конце Провала.
Выражение лица гуманоида ничего не говорило Олфайри. Щелочка рта внизу,
две щелочки глаз повыше, никаких признаков носа, лишь зеленоватая гладкая
кожа, мощная шея, переходящая в треугольное бесплечее тело,
веревкообразные конечности. Олфайри приходилось иметь дело с инопланетными
существами, и вид Вуора не испугал его, хотя ему и не доводилось
встречаться с представителями именно этой цивилизации.
Олфайри покрылся потом. Пламя жгло горло. Боль все нарастала.
- Как скоро я смогу получить помощь? - спросил он.
- Что с вами?
- Рак горла. Вы слышите мой голос? Это машина. Гортани уже нет. Опухоль
съедает меня заживо.
Глаза-щелочки на мгновение сомкнулись. Щупальца переплелись. Это могло
означать и симпатию, и презрение, и отказ

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики