Главная arrow Рассказы arrow Пастырь
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Пастырь Печать
Оглавление
Пастырь
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
. Позже, когда я проработал тут два
или три года, из-за аварии на горном подъемнике погиб Тим Липпингер, и
снова нам показалось проще не углубляться в детали. А когда четыре года
назад разбился на вертолете Уилл Бехстейн, такая политика стала уже
правилом: мы специально делали вид, что относимся к его исчезновению так,
словно он не умер, а ушел от нас, например, на заслуженный отдых. Шимпанзе
конечно же знают, что такое смерть. И, как свидетельствует вопрос Гонцо,
даже могут связать это понятие с понятием "уходить". Но если это так, они
наверняка видят кончину человека как нечто совершенно отличное от смерти
шимпанзе. Как переход в какое-то иное состояние, вознесение на огненной
колеснице. Йост полагает, что у них вообще нет представления о
человеческой смерти, а потому они считают нас бессмертными, то есть
богами.


Венделманс больше не притворяется здоровым. Лейкемия заметно
обострилась, и он тает буквально на глазах. Поначалу он еще пытался делать
вид, будто ничего страшного не происходит, но потом все-таки признал
неизбежное, хотя этот шаг сделал его мрачным и озлобленным. Прошло всего
четыре недели с того момента, как болезнь проявила себя впервые, но через
какое-то время ему придется лечь в больницу.
Он хочет рассказать шимпанзе, что скоро умрет.
- Но они не знают, что люди могут умирать, - сказал Йост.
- Тогда пора им узнать, - огрызнулся Венделманс. - Зачем самим
добавлять к этой куче мифологического дерьма? Зачем мы позволяем им думать
о нас как о богах? Надо сказать им, что я умру точно так же, как умер
старый Эгберт, как умерли Салами и Мортимер.
- Но они умерли естественной смертью, - возразила Джейн Мортон.
- А я, по-твоему, умираю неестественной?
Она покраснела и заерзала.
- Я имею в виду, от старости. Их жизненные циклы безусловно и
однозначно подошли к концу, они умерли, и все остальные шимпанзе поняли
это. А ты... - Джейн запнулась.
- А я умираю чудовищной, жуткой смертью, едва дожив до середины
отпущенного мне срока, - закончил Венделманс.
Фраза далась ему нелегко, однако усилием воли он все же справился с
собой. Но тут расплакалась Джейн, и получилась довольно неприятная сцена.
Положение спас Венделманс.
- Возможность узнать, - продолжил он, - как шимпанзе отреагируют на
вынужденную переоценку представлений о человеке, будет иметь большое
философское значение для нашего проекта. До сих пор мы избегали подобных
осложнений, хотя уже были ситуации, когда мы могли бы помочь им понять
природу человеческой смертности. И я предлагаю использовать меня в
качестве примера, демонстрирующего, что и люди, и шимпанзе подчиняются
одним и тем же естественным законам. Необходимо дать им понять, что мы
вовсе не боги.
- И тем самым внушить им, - сказал Йост, - что существуют капризные и
непредсказуемые боги, для которых мы значим меньше, чем шимпанзе?
Венделманс пожал плечами.
- Им вовсе не обязательно знать обо всем этом. Но, на мой взгляд, давно
пора понять, кто мы такие. Да и нам самим пора узнать, как много они уже
понимают. Давайте воспользуемся моей смертью, чтобы прояснить этот вопрос.
Они впервые находятся рядом с человеком, который умирает прямо у них на
глазах. Во всех остальных случаях наши сотрудники погибали вне
заповедника.
- Хэл, - спросил Берт Кристенсен, - ты им что-нибудь уже говорил о...
- Нет, - ответил Венделманс. - Конечно нет. Ни слова. Но я вижу, что
они обсуждают меня между собой. Они знают.


Споры затянулись до ночи. Нам необходимо было продумать все вопросы
очень тщательно, потому что любые перемены в метафизических представлениях
наших питомцев могли вызвать далеко идущие последствия. Шимпанзе жили в
замкнутом окружении десятки лет, и созданная ими культура явилась
продуктом тех представлений, которые мы сами сочли необходимым передать
им. Разумеется, все это они пропустили через себя, через свое обезьянье
естество, и добавили туда те наши представления о себе и о них, что мы
передали им уже невольно. Любой понятийный материал радикального
характера, который мы внушаем шимпанзе, должен быть тщательно взвешен,
поскольку его воздействие необратимо и те, кто будет работать над проектом
позже, не простят нам глупых ошибок и непродуманных экспериментов.
Основная задача проекта состояла в наблюдении за сообществом разумных
приматов на протяжении нескольких человеческих жизней и в изучении
изменений их интеллекта по мере роста лингвистических способностей,
поэтому мы постоянно должны были заботиться о том, чтобы они открывали для
себя что-то новое. Но подбросив им нечто такое, с чем они по своим
умственным способностям еще не в состоянии справиться, мы могли бы просто
запороть эксперимент.
С другой стороны, Венделманс умирал сейчас, и нам представлялась
драматическая возможность передать шимпанзе концепцию человеческой
смертности

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики