Главная arrow Рассказы arrow Наездники
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Наездники Печать
Оглавление
Наездники
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
.
"Откуда вы знаете, что у меня был Наездник?"
"Просто знаю".
"Наверно, не нужно говорить об этом".
"Я без предрассудков", - говорю я. - "Мой Наездник покинул меня этой
ночью. Я был оседлан со вторника".
"А мой, кажется, оставил меня часа два тому назад". Ее щека розовеет.
Она делает усилие, говоря об этом. "Я была оседлана в понедельник ночью.
Это было в пятый раз".
"И у меня тоже".
Мы прокручиваем свои бокалы. Растет взаимный внутренний контакт,
слова почти не нужны. Недавние переживания дают некоторую общность, хотя
Хэлен и не представляет, насколько интимными они были.
Мы беседуем. Она дизайнер витрин магазинов. В нескольких кварталах
отсюда у нее небольшая квартира. Живет сама. Она спрашивает, чем занимаюсь
я. "Анализ ценных бумаг", - отвечаю. Она улыбается. Ее зубы безупречны.
Второй раз мы наливаем напитки. Теперь я уверен, что именно эта девушка
была в моей комнате, когда я был оседлан.
Во мне начинает теплиться надежда. Счастливый случай свел нас вместе
так быстро после того, как мы расстались как во сне. Он же оставил кусочек
сна в моем сознании.
Мы пережили что-то, Бог знает что, но это было нечто, что сохранило
во мне такое яркое воспоминание. И теперь я хочу войти в ее сознание
наяву, полностью владея собой. Я хочу возобновить наши отношения, но
теперь в реальности. Это неправильно: я использую не свое преимущество, а
только то, что мы получили благодаря краткому присутствию в нас
Наездников. Все-таки, она мне нужна. Я хочу ее.
Кажется, я ей тоже нужен, хотя она и не понимает, кто я. Ее
сдерживает страх.
Я боюсь испугать ее и не хочу наскоро воспользоваться своим
преимуществом. Возможно, она пригласит сейчас меня к себе, а, может, нет.
Но я ее не спрашиваю. Мы допиваем напитки. Договариваемся встретиться
завтра на ступеньках библиотеки. Какое-то мгновение я глажу ее руку. Затем
она уходит.
Я наполнил окурками три пепельницы в ту ночь. Снова и снова я
рассуждаю, умно ли то, что я делаю. Может, оставить ее в покое? Я не имею
права следовать за ней. В мире, в том состоянии, в котором он оказался,
очень трудно будет оставаться одиночками.
И все же, когда я думаю о ней, в память впиваются эти
полувоспоминания, затуманенные огоньки потерянных возможностей, девичий
смех в коридорах второго этажа, поцелуй украдкой, чаепитие с пирожными. Я
припоминаю девочку с орхидеей в волосах, другую в блестящем платье и еще
одну с детским лицом и глазами женщины - и все так давно, и все потеряно,
и все ушло. И я говорю себе, что этого раза я не упущу, я не позволю,
чтобы ее забрали у меня.
Наступает утро, тихая суббота. Я возвращаюсь к библиотеке, почти не
ожидая встретить ее, но она там, на ступеньках, и вид ее как будто упрек.
Она выглядит настороженной, обеспокоенной. Очевидно, много думала и мало
спала. Вместе мы идем вдоль Пятой Авеню. Она идет совсем рядом, но руку
мою не берет. Шаги ее быстрые, короткие, нервные.
Я хочу предложить ей пойти к ней домой, а не в коктейль-бар. В наше
время надо торопиться, пока мы свободны. Но я знаю, будет ошибкой
применять такую тактику. Грубая торопливость может принести мне и победу,
и поражение. В любом случае ее настроение ничего хорошего не обещает. Я
гляжу на нее, думая о струнной музыке и о новых снегопадах, а она глядит
на серое небо.
Она говорит: "Я ощущаю, что они все время наблюдают за мной. Как
грифы в небе, летают и ждут. Готовы наброситься".
"Но есть возможность победить их. Когда они не наблюдают, мы можем
чуть-чуть насладиться жизнью".
"Они всегда наблюдают".
"Нет", - говорю я. - "Их не может быть столько. Иногда они наблюдают
за чем-то другим и в это время два человека могут сойтись и подарить друг
другу немного тепла".
"А какой смысл?"
"Вы слишком пессимистичны, Хэлен. Время от времени они месяцами не
обращают на нас внимания. У нас есть возможность. Есть".
Но я не могу пробиться к ней сквозь скорлупу страха. Она парализована
близостью Наездников и не желает начинать что-либо, боясь, что все будет
украдено нашими мучителями. Мы доходим до дома, где она живет, и я
надеюсь, что она замешкается и пригласит меня. Мгновенье она колеблется,
но только мгновенье. Она берет обеими руками мою руку, улыбается, но
улыбка исчезает, ее нет. Остаются только слова: "Завтра снова встретимся у
библиотеки. Днем".
Длинная, холодная дорога домой.
Этой ночью в меня просачивается пессимизм. Наверно безнадежно
пытаться нам спасти что-либо. Более того, с моей стороны плохо искать ее,
стыдно предлагать ненадежную любовь, когда я не свободен. В нашем мире,
говорю я себе, мы должны избегать других, чтобы никому не причинить вреда,
когда нас захватывают и оседлывают.
Я не иду к ней этим утром. Так будет лучше, убеждаю себя. Мне до нее
совсем нет дела

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики