Главная arrow Рассказы arrow Ева и двадцать три Адама
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Ева и двадцать три Адама Печать
Оглавление
Ева и двадцать три Адама
Страница 2
Страница 3
Страница 4
. Но как же жестоко я ошибался!
К концу вторых суток я подметил нервное напряжение у Конфуцци, Леонардо
и Маршалла. У меня был громадный запас транквилизаторов, но лучшим из них,
на мой взгляд, стала бы женская нежность. Поэтому я посоветовал им поменять
расписание и вступить в общение с нашей новой экипажной девицей. Каждый из
них для виду упирался, якобы не желая идти прежде друзей, и поскольку их
споры не прекращались, я посоветовал им вытянуть жребий. Выиграл Маршалл,
который без промедления направился в каюту экипажной девицы. Через пять
минут он вернулся.
-- Старина Маршалл -- чистый пулемет, -- хохотнул Леонардо.
Он стыдливо улыбнулся.
-- Сожалею, но я не смог даже подойти к ней. Она сказала, что не в
силах заниматься такими пустяками сегодня вечером из-за приступа космической
лихорадки.
Я похолодел, услышав эти слова, но поскольку в глубине души я отвергал
возможность крупных неприятностей, то пообещал всем заинтересованным лицам:
-- Пошлю к ней врача. Совсем ни к чему, чтобы она заболела.
Полчаса спустя, когда я работал в своей каюте над психокартами экипажа,
загудел интерфон. На связи был Толбертсон, наш целитель.
-- Харпер, я только что осмотрел вашу экипажную девицу. У нее
космическая лихорадка совершенно незнакомой мне разновидности, без всяких
симптомов.
-- Берт, сделай еще одну диагнограмму, может, что-нибудь необычное?--
едва смог выдавить я.
-- Может, лучше тебе приставить новый котелок? -- зло возразил
Толбертсон. -- Девица просто симулянтка, а от этой болезни у меня лекарств
нет. Это твоя протеже, Харпер. Лучше будет, если ты навестишь ее.
Я позвонил на камбуз и попросил кока до поры до времени сыпать в пищу
побольше антистимуляторов, а сам пошел к Еве.
Она лежала на краю просторной постели и даже не повернула головы. Я
включил свет. Не надо быть психологом, чтобы понять: она ревела. Хотя
экипажные девицы реветь не должны. Они должны быть веселыми попутчицами все
двадцать четыре часа в сутки. Кровь в моих жилах вскипела.
-- В чем дело, Ева? -- Я принял вид доброго доктора Айболита. -- Вы
можете объяснить мне, что с вами? Перевозбужденные люди рассеянны, а им
предстоит совершить пятьдесят переходов в подпространстве, и они не имеют ни
малейшего права на ошибку. И вы, Ева, единственный незаменимый член нашего
экипажа.
Она отвернулась и всхлипнула -- точь-в-точь маленькая девочка. Потом
умоляюще улыбнулась сквозь слезы:
-- Это из-за смены обстановки, но мне уже лучше. Дайте мне еще пару
деньков. Мужчины немножко подождут, а?
У меня возникло ощущение, что я допустил непростительную ошибку.
Прошло еще два дня. Ева встречалась с астронавтами, ела вместе с ними,
шутила. О ней заботился весь экипаж. В нее влюбились все, в том числе
капитан Баннистер и я. И это было хуже всего. Мы привыкли к девицам более
или менее низкого разряда. В этот раз нам досталась жемчужина, но она
оказалась недотрогой. Я обещал людям, что после дополнительного отдыха Ева
будет исполнять свой долг экипажной девицы. И астронавты не очень ворчали,
так как были людьми понятливыми, да и снедб с начинкой помогла.
Мы проскочили орбиту Плутона и вырвались в космические просторы.
Путешествие в подпространстве требует невероятного сосредоточения.
Компьютерам должен обязательно помогать человек. Хрупкий смертный человек. И
его голова должна быть занята работой и только работой. А не мечтами о
блондинках и брюнетках, оставшихся далеко позади.
Когда истекла отсрочка, я послал второго расчетчика, Стетсона, который
на то время был самым нервным членом экипажа, навестить Еву. Я грыз ногти и
с нетерпением ждал, когда тот вернется.
Когда он вошел ко мне в каюту, то был сконфужен и подавлен.
-- Ну, как? -- спросил я с надеждой.
Он пожал плечами.
-- Мы прилегли и вдоволь нацеловались и натискались. Но что касается
всего остального... она наотрез отказалась. Ах, док, что за экипажную девицу
вы нам раздобыли на этот рейс?!
Я дал ему успокоительное и освободил на час от службы.
Совет Пяти собрался в каюте капитана. Капитан, врач, астронавигатор,
один из членов экипажа и я, офицер психолог, уставились на бледную
растерянную Еву Тайлер.
-- Ева, нужно разобраться, -- голос капитана звучал ровно, и я невольно
восхитился его сдержанности, ибо наверняка знал, что тот с радостью сунул бы
меня вместе с Евой в реактор. -- Вы утверждаете, что нанялись на работу,
чтобы выполнять все обязанности экипажной девицы?
-- Не... все... капитан, -- едва слышно ответила она. Мой жених
мобилизован и находится в секторе Сириуса. Могут пройти годы, пока он
вернется в солнечную систему. А может быть, и никогда не вернется. Я
хотела... встретиться с ним.
-- Именно поэтому вы пошли на сознательный обман? -- спросил Баннистер.
-- Гражданских в зону боевых действий не пускают

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики