Главная arrow Рассказы arrow Джанни
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Джанни Печать
Оглавление
Джанни
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
.
Не задумываясь, он ткнул пальцем клавишу радиоприемника. Машина была
прекрасно оборудована для воспроизведения рок-форсажа, и из многочисленных
динамиков тут же обрушились на нас знакомые пульсирующие, зудящие звуки
"Мембраны" в исполнении "Уилкс Бут Джон". Инфразвук передавался просто
бесподобно. Едва только музыка накатила, Джанни выпрямился.
- Что это? - потребовал он.
- Рок-форсаж, - сказал Сэм. - "Уилкс Бут Джон".
- Рок-форсаж? Мне это ничего не говорит. Это музыка? Какого времени?
- Это современная музыка, - ответила Нелла Брандон.
Когда мы проносились по Уилширу, Сэм подключил цвет и огни. В машине
завибрировало, засверкало, зашкворчало. Снова Страна Чудес для Джанни. Он
заморгал, прижал ладони к щекам, покачал головой.
- Словно музыка из снов, - сказал он. - Композитор?.. Кто он?
- Это не композитор, - ответил Сэм. - Группа. Они себя называют "Уилкс
Бут Джон". Это не классика. Поп. Популярная музыка. Как правило, у этой
музыки нет отдельного композитора.
- Она сама себя сочиняет, эта музыка?
- Нет, - сказал я. - Ее сочиняет вся группа. И сама ее исполняет.
- Оркестр. Поп-музыка и оркестр сочинителей... - Вид у него стал совсем
потерянный, как в момент пробуждения, когда он, голый и ослабевший,
оказался в клети "временного ковша". - Поп. Такая странная музыка. Такая
простая. Снова и снова одно и то же, громко и бесформенно. Но мне
нравится... Кто слушает эту музыку? Imbecili? Infanti"? [Недоумки? Дети?
(ит.)]
- Все, - сказал Сэм.


Первая наша вылазка в Лос-Анджелес не только показала, что Джанни
вполне способен выдержать натиск современного мира, но и произвела в его
жизни довольно значительные изменения. Прежде всего, после увиденного на
пляже в Топанге его уже невозможно было удержать в рамках сдержанного
образа жизни. Здоровье, сила и непреодолимое влечение Джанни к прекрасному
полу (одно из старинных биографических исследований, с которым я
ознакомился, приписывало слабое здоровье и раннюю кончину композитора
именно его "пресловутому распутству") просто не оставляли нам возможности
обращаться с ним и дальше как с пленником или обитателем зоопарка. Вскоре
Сэм подговорил одну из своих секретарш составить Джанни компанию.
Кроме того, Джанни впервые столкнулся с расколом между классической и
популярной музыкой, с огромной модернистской пропастью между высоким
искусством и низкопробным развлечением. Эта новая сторона жизни поначалу
здорово его озадачила.
- Что такое "поп"? - спрашивал он. - Музыка крестьян?
Но через какое-то время он сумел охватить идею простой ритмичной
музыки, которую слушают все, в отличие от "серьезной" музыки,
принадлежащей элите и исполняемой только в официальной обстановке.
- Но у моей музыки была мелодия! - протестовал он. - Люди могли ее
просто насвистывать! Она принадлежала всем.
Понимание того, что композиторы забросили мелодику и поставили себя в
недосягаемое для широкой публики положение, буквально заворожило его, а
когда мы объяснили ему, что нечто подобное произошло и во всех других
областях искусства, он с жалостью произнес:
- Бедные безумные futuruomini [люди будущего (ит.)].
Совершенно неожиданно он начал превращаться в поклонника и знатока
форсажных групп. После того как в его комнате установили внушительный
комплекс аппаратуры, они с Мелиссой часами пропадали там, впитывая
волновые формации, которыми окатывали их "Ножницы", "Сверхпена", "Уилкс
Бут Джон" и другие первоклассные группы. Когда же я спросил Джанни, как
продвигается его новая симфония, он посмотрел на меня очень странно.
Одновременно он открывал для себя и другие маленькие дорожки в
современную жизнь. Сэм с Мелиссой провели его по магазинам на
Фигуэро-стрит, и Джанни сменил свою лабораторную одежду, в которой ходил с
самого "воскрешения", на ацтекский наряд по последнему слову моды.
Преждевременно поседевшие волосы он выкрасил в рыжий цвет. Приобрел набор
ювелирных украшений, которые вспыхивали, звякали, жужжали и щелкали в
зависимости от перемены настроения владельца. Короче, через несколько дней
Джанни превратился в обычного молодого жителя Лос-Анджелеса, изящного,
щеголеватого, модно одетого юношу, чей образ вполне естественно дополнялся
иностранным акцентом и экзотической грамматикой.
- Сегодня мы с Мелиссой идем в "Квонч", - объявил Джанни.
- Квонч?.. - пробормотал я в недоумении.
- Это рок-форсажный зал, - объяснил Хоугланд. - В Помоне. Там всегда
играют самые лучшие группы.
- Но у нас на сегодня билеты в филармонию, - попытался возразить я.
Джанни был неумолим.
- "Квонч", - повторил он.
И мы отправились в "Квонч". Джанни, Мелисса, Сэм, его помешанная на
слайсе подружка Орео и я. Джанни с Мелиссой хотели идти вдвоем, но этого я
допустить не мог, хотя чувствовал, что напоминаю собой сверхзаботливую
мамашу, чей сынок впервые оторвался от ее юбки

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики