Главная arrow Рассказы arrow Джанни
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Джанни Печать
Оглавление
Джанни
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
. Но
бюджет не позволял нам произвести повторный захват, и кроме того, нас
связывали установленные нами же жесткие принципы. Мы могли бы перетянуть
из прошлого кого угодно - Наполеона, Чингисхана, Христа или Генриха VIII,
но мы не знали, что станет с ходом истории, если мы выдернем, например,
Гитлера из того времени, когда он еще работал обойщиком. Поэтому мы
заранее решили взять из прошлого только такого человека, чья жизнь и чьи
свершения остались уже позади и чья естественная смерть будет настолько
близка, что его исчезновение едва ли нарушит структуру нашей Вселенной.
Несколько месяцев подряд я добивался, чтобы этим человеком оказался
Перголези, и мне удалось убедить всех остальных. Мы забрали Джанни из
монастыря за восемнадцать дней до официальной даты его смерти, после чего
оказалось совсем несложно подбросить туда муляж, который был в должное
время обнаружен и захоронен. Насколько мы могли судить, в истории ничего
не изменилось из-за того, что одного чахоточного итальянца положили в
могилу на две недели раньше, чем сообщалось в энциклопедиях.
Однако в первые дни мы даже не были уверены, удастся ли сохранить ему
жизнь, и для меня эти несколько дней сразу после захвата стали самыми
худшими днями моей жизни. Планировать годами, потратить столько миллиардов
долларов, и все для того, чтобы первый же, кого мы вырвали из прошлого,
все равно умер в настоящем...
Но он остался в живых. Та самая жизненная сила, что за отпущенные ему
судьбой двадцать шесть лет выплеснула из Джанни шестнадцать опер, дюжину
кантат и бесчисленное множество симфоний, концертов, месс и сонат, помогла
ему теперь выбраться из могилы, разумеется, при участии всех средств
современной медицины, благодаря которой удалось буквально воссоздать его
легкие и излечить целый набор других заболеваний. На наших глазах Джанни с
каждым часом набирал силы и всего через несколько дней совершенно
преобразился. Даже нам самим это показалось волшебством. И очень живо
напомнило, как много жизней было потеряно в прежние времена просто из-за
отсутствия всего того, что мы давно привыкли считать обыденным:
антибиотиков, техники трансплантации, микрохирургии, регенерационной
терапии.
Эти дни стали для меня сплошным праздником. Бледного, ослабевшего
юношу, что боролся за свою жизнь в одном из наших боксов, окружал сияющий
ореол накопленной веками славы и легенд. У нас действительно был
Перголези, чудесное дитя, фонтан мелодий, автор ошеломляющей "Стабат
Матер" и бесшабашной "Служанки-госпожи", которого десятилетиями после
смерти ставили в один ряд с Бахом, Моцартом, Гайдном и чьи даже самые
тривиальные работы вдохновили на создание целого жанра легкой оперы. Но
его собственный взгляд на свою жизнь был совершенно иным: уставший,
больной, умирающий юноша, бедный жалкий Джанни, неудачник, известный лишь
в Риме и Неаполе, но даже там обойденный судьбой. Его серьезные оперы
безжалостно игнорировали, мессы и кантаты восхваляли, но исполняли редко,
лишь комические оперы, которые он набросал почти бездумно, принесли ему
хоть какое-то признание. Бедный Джанни, перегоревший в двадцать пять,
сломленный в равной степени и разочарованиями и туберкулезом вкупе со
всеми остальными болезнями, спрятавшийся от мира в монастыре капуцинов,
чтобы умереть там в крайней нищете. Откуда он мог знать, что станет
знаменит? Но мы показали ему. Дали послушать записи его музыки: и
настоящей и той, что была сработана беспринципными сочинителями, желавшими
погреть руки на посмертной славе Перголези. Мы подсовывали ему
биографические исследования, критические разборы и даже романы о нем
самом. Может быть, и в самом деле он воспринял это как воскрешение в раю.
День ото дня набирая силы, наливаясь здоровьем и цветом, Джанни начал
буквально излучать жизнелюбие, страстность и уверенность в себе. Поняв,
что ничего волшебного с ним не произошло, что его перенесли в
невообразимое будущее и вернули к жизни самые обычные люди, он принял все
эти объяснения и быстро избавился от сомнений. Теперь его интересовала
только музыка. В течение второй и третьей недель мы преподали ему
ускоренный курс музыкальной истории, начав с того, что создавалось после
барокко. Сначала Бах, затем отход от полифонии.
- Naturalmente [разумеется, естественно (ит.)], - сказал он. - Это было
неизбежно. Я сам бы этого достиг, если бы остался в живых.
После этого он многими часами буквально впитывал в себя целиком
Моцарта, Гайдна, Иоганна Себастьяна Баха, впадая при этом просто в
исступление. Его живой, подвижный ум сразу же начал собственные искания.
Но однажды утром я застал Джанни с покрасневшими от слез глазами: он всю
ночь слушал "Дон Жуана" и "Свадьбу Фигаро".
- Этот Моцарт... - сказал он. - Его вы тоже хотите перенести сюда?
- Возможно, когда-нибудь мы это сделаем

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики