Главная arrow Рассказы arrow В ожидании катастрофы
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












В ожидании катастрофы Печать
Оглавление
В ожидании катастрофы
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
. Через несколько часов оно исчезнет, и его сияние
прольется на пустыни сухого льда Дальнего Края. На обитаемой стороне Медеи
никогда не наступала полная темнота: огромная масса Арго, гигантской
газовой планеты, раскаленной до красного сияния, чьим спутником была
Медея, находилась всего лишь в миллионе километров. Медея, подчиняясь силе
тяготения Арго, все время была обращена к нему одной стороной. Исходящее
от Арго тепло позволяло существовать жизни на планете.
Двойное солнце спустилось за горизонт, и на Небе проступили звезды.
- Смотри, - сказал Динув, - Арго готов съесть белый огонь.
Факсы предпочитали употреблять собственные астрономические термины, но
Мориси понял, что тот хотел сказать. Фрикс и Гелла были не единственными
светилами на небосводе Медеи. Два красно-оранжевых карлика в свою очередь
зависели от пары величественных бело-голубых звезд - Кастора А и Кастора
В. Хотя они находились в тысячу раз дальше от Медеи, чем красно-оранжевые
карлики, их холодно-льдистый алмазный свет был виден и днем и ночью. Но
сейчас они уходили за огромное тело Арго, чья тень падала на них, и скоро
- через одиннадцать недель, два дня и один час плюс-минус несколько минут
- должны были совсем исчезнуть за ним.
И следовательно, землетрясение было неизбежно.
Мориси рассердился на самого себя из-за необоснованных слюнявых
фантазий, которые посетили его час назад. Землетрясения не будет? В
последнюю секунду произойдет чудо? Ошибка в расчетах? Ну, конечно.
Конечно. Если бы да кабы... Катастрофа неизбежна. Придет день, когда
расположение небесных тел станет именно _таким_, Фрикс и Гелла окажутся
_тут_, а Касторы А и В - _там_ и _там_, и Горячие Земли почувствуют
огромную силу притяжения Арго, тогда вектор сил тяготения всех небесных
тел вытянется в одну прямую линию и огромная мощь гравитационных сил
взломает чрево Медеи.
Так происходит каждые 7160 лет. И стрелки приближаются к роковому часу.
Когда несколько столетий назад астрономы обратили свое запоздалое
внимание на настойчиво повторяющуюся в фольклоре факсов тему апокалипсиса,
это не вызвало серьезного беспокойства. Слухи о том, что в ближайшие
пятьсот-шестьсот лет мир погибнет, напоминали предупреждения, что вы
скончаетесь в ближайшие пятьдесят-шестьдесят лет; разговоры эти никак не
влияли на повседневную жизнь. Однако с течением времени, когда задрожали
стрелки сейсмографов, люди стали серьезнее относиться к пророчествам. Это,
без сомнения, отрицательно сказалось на экономике Медеи последних
столетий. Но тем не менее поколение Мориси оказалось первым, которому
пришлось реально оценивать размеры надвигающегося бедствия. Пришлось
признать, что меньше чем через десятилетие тысячелетняя колония исчезнет с
лица планеты.
- Как тихо вокруг. - Мориси посмотрел на факса. - Как вы думаете,
Динув, остался ли кто-нибудь еще, кроме меня?
- Как я могу это знать?
- Не лукавьте, Динув. Ваш народ может общаться способом, о котором мы
только начали догадываться. Вы все знаете.
- Мир велик, - серьезно сказал факс. - И в нем много городов,
выстроенных человеком. Возможно, в них живут и другие представители вашего
вида, но точных сведений у меня нет. Вполне вероятно, что вы остались
последним.
- Полагаю, непременно должен быть кто-то еще.
- Вы будете удовлетворены, узнав, что являетесь последним человеком на
планете?
- По вашему мнению, это свидетельствует либо о моей стойкости, либо о
том, что я рассматриваю гибель колонии как благо?
- И о том и о другом, - ответил факс.
- Я далек от этого, - сказал Мориси. - И от того и от другого. Уж если
я и оказался последним, то только потому, что не хотел уезжать. Вот и все.
Тут мой дом, и я остаюсь здесь. Я не вижу в этом ни благородства, ни
мужества, гордиться нечем. Я не хотел бы катастрофы, но я бессилен
что-либо изменить, а поэтому не думаю, что меня это должно беспокоить.
- В самом деле? - удивился Динув. - Совсем недавно вы говорили иное.
Мориси улыбнулся.
- Ничто не вечно. Мы считали, что строим на века, но время движется, и
все превращается в прах, и от искусства остаются только замшелые
памятники, и песок становится песчаником и... что с того? Когда-то здесь
существовал мир, но мы превратили его в свою колонию. Однако теперь люди
покинули ее, и когда ветры унесут наши следы, здесь снова появится тот же
мир.
- Вы говорите, как глубокий старик, - сказал факс.
- Я и есть глубокий старик. Я даже старше вас...
- Это если считать годы. Мы живем стремительнее вас, и в свои лета я
уже испытал все, что было мне суждено, и если даже планета не рассыплется
в прах, моя жизнь все равно скоро завершится. А у вас еще есть время.
Мориси пожал плечами.
- Я знаю, что в Порт-Медее, - сказал факс, - стоят звездные корабли,
заправленные и готовые к старту

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики