Главная arrow Повести arrow Волшебница Азонды
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Волшебница Азонды Печать
Оглавление
Волшебница Азонды
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
. Каждое утро ты
выметаешь помет из клеток его зверья!
Барсак ничего не ответил, только бросился с кульками на обидчика, и
тот опрокинулся спиной на стол. Барсак стал ждать, когда тот встанет на
ноги, чтобы нанести еще один удар, но тут почувствовал, как его схватили
за руки и резким движением стряхнул с себя разнимавших. Подняв кривящегося
от боли матроса за ворот, он подпер его одной рукой и наотмашь ударил
другой.
Появился нож. Барсак выбил нож из рук речника и ударил его по горлу
тыльной стороной ладони. Матрос сложился вдвое, и, превозмогая одышку и
кашель, сумел проскрежетать:
- Лакей... Уборщик дерьма!
Барсак отступил назад. Матрос бросился на него. Барсак вытащил свой
шок-излучатель, включил усилитель на максимум и в та же мгновенье разрядил
его. Ноздри его почуяли запах горелой плоти.
В тот же вечер они покинули Дминн, двигаясь по суше в сторону
лесистой провинции Зас. Когда караван фургонов с их хозяйством выкатился
из речного городка, Истиолог сказал спокойно:
- Для того, чтобы тебя выручить, пришлось сегодня подсунуть местной
полиции взятку в пятьдесят галактов. В течение десяти недель твоя зарплата
будет урезана до шести галактов в неделю. И старайся не ввязываться в
подобные ссоры в будущем.
Барсак, естественно, был недоволен, но приходилось молчать. Истиолог
был его богом и повелителем и не было способов, с помощью которых дано ему
было приподнять ногу, наступившую прямо ему на горло.
Он целые ночи напролет проводил без сна, обдумывая, как сгубить этого
хозяйничка цирка, но каждый раз будто погружался в ванну, весь покрываясь
испариной, когда снова со всей неизбежностью осознавал свою неспособность
ни к какому решительному действию.
Истиолог завладел им. Истиолог повелевал им, как хотел, а он хорошо
служил Истиологу.
И чем дальше двигался странствующий цирк по обширному материку, тем
больше богател Истиолог. Он хорошо обращался с Барсаком, часто покупал ему
новую одежду, вкусно и сытно кормил. Но работу Барсак выполнял рабскую,
ибо и был по сути рабом. Неделя проходила за неделей, из недель
складывались месяцы.
И все же Барсака никогда не покидало желание узнать, как там "Дивэйн"
обходится без него на краю Галактики, какова судьба Зигмунна, ради
которого он поступился и работой, и даже своей профессией. Часто
вспоминалась ему и уже давно мертвая девушка Касса. А каждая встреча с
глауранцем в серебряной маске невольно наводила на размышления о Культе
Волшебницы, о мертвой планете Азонда, куда отправился его побратим.
Пришла зима, а вместе с нею и много снега. Истиолог решил, что пора
возвращаться в Мильярд и жить с летних барышей. По дороге в Мильярд они
несколько раз останавливались в небольших городах, чтобы однодневными
выставками скомпенсировать расходы на пропитание своих многочисленный
тварей. Барсам устало помогал упаковывать и распаковывать ящики. Он уже
почти что полюбил это сборище чудовищ, хотя и отдавал себе отчет в том,
что любая из этих тварюг с радостью прикончила бы его при первой же
предоставившейся возможности. Он истово молился о том, чтобы благодаря
какой-нибудь счастливой случайности вырвалась бы на волю ядовитая дождевая
жаба и укусила Истиолога. При этом было совершенно исключено, чтобы он
преднамеренно выпустил ее с целью погубить своего господина.
Когда караван наконец возвратился в Мильярд, зима там уже была в
полном разгаре. С той злополучной недели отстоя "Дивэйна" на Глаурусе
прошло уже семь месяцев. Барсак похудел, под глазами легли глубокие тени,
но он оставался все таким же упрямым и только сеть гипнотических повелений
удерживала его.
Но теперь в чертах его лице уже можно было прочесть и приметы
отчаяния, такие же, какие он увидел на лице давно уже теперь мертвой
Кассы. Он зачастил в опасные районы города, надеясь на то, что случайная
смерть положит предел его страданиям, и часто заходил выпить в тот самый
бар, где познакомился с Кассой, занимая столик подальше от стойки и топя
свое горе в гордом одиночестве.
Однажды, в самом конце зимы, когда он пропивал в этом баре одолженную
трешку, открылась входная дверь, и на пороге показалась фигура в
серебряной маске последователя Культа Волшебницы.
Инстинктивно все посетители бара тотчас же замкнулись в себе, надеясь
остаться незамеченными, и пока приверженец Культа стряхивал снег со своей
шапки, только Барсак без всякого страха глядел на него. Он подтянул к
своему столику еще один стул, открыто приглашая нового посетителя к своему
столику.




5



Едва переступив порог бара, приверженец Культа остановился и
пепельно-серыми глазами, спрятанными за верхним краем маски, внимательно
оглядел комнату, затем хладнокровно прошел мимо беспорядочно расставленных
столиков и расположился на стуле, предложенным Барсаком

 
След. »


Другие произведения
Новости фантастики