Главная arrow Маджипур arrow Седьмое святилище
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы




.







Седьмое святилище Печать
Оглавление
Седьмое святилище
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
...
- Да. Я знаю. Но вам придется простить меня.
Археологи поспешно расступились перед ним, когда он направился к выходу
(` подземелья. Все взоры были прикованы к предметам, лежащим на ладонях
Валентина.
- Приведи сюда киванивода, - тихо приказал он Аарисииму. Дневной свет
почти угас, и руины стали еще таинственнее, как всегда по ночам, когда
лунный свет танцует на древних камнях.
Охранник поспешно удалился. Валентин не хотел допускать киванивода к
святилищу, пока ломали стену, и Торккинууминаада, несмотря на его громкие
протесты, оставили в лагере археологов под охраной других телохранителей
Валентина. Теперь двое огромных волосатых скандаров привели его к
пирамиде, держа за руки.
Шаман испускал гнев и ненависть, как болото испускает черный газ. И
Валентин, глядя в его узкое зеленое лицо, ощутил мощную волну древней
магии, зародившуюся в те времена, когда Маджипур был юным и метаморфы
одни, никем не тревожимые, бродили по огромной, полной чудес планете.
Понтифик поднял вверх драконьи зубы.
- Знаешь ли ты, Торккинууминаад, что это такое?
Резинчатые веки разошлись, и в узких глазах вспыхнул желтый огонь
ярости.
- Ты совершил самое страшное святотатство из всех, какие есть, и за это
умрешь страшной смертью.
- Стало быть, ты знаешь, что это?
- Это величайшая святыня! Ты должен сейчас же вернуть их туда, где
взял!
- Зачем ты убил доктора Гуукаминаана, Торккинууминаад?
Единственным ответом был очередной злобный взгляд.
"Он и меня убил бы своим колдовством, если бы мог, - подумал Валентин.
- Я знаю, что я такое в глазах Торккинууминаада. Я правитель Маджипура и
потому представляю собой весь Маджипур. Если бы он мог одним движением
обречь на гибель нас всех, он бы это сделал".
Да. Валентин был воплощением Врага, который спустился с неба и отнял у
пьюриваров их мир, настроил свои гигантские города на месте девственных
лесов и полян, вторгся своими биллионами в тонкую ткань пьюриварской жиз
ни. Поэтому киванивод охотно убил бы его, символически убив тем самым весь
заселенный человеком Маджипур.
Но магию можно побороть другой магией.
- Смотри, смотри на меня, - сказал Валентин шаману. - Смотри прямо в
глаза, Торккинууминаад.
И понтифик сжал в руках два талисмана, взятые из святилища.
Двойная мощь зубов нахлынула на него с ужасающей силой, и в мозгу
замкнулась цепь. Он разом испытал весь диапазон ощущений, усиленных даже
не вдвое, а многократно - но устоял на ногах и направил свой ум на встречу
с разумом киванивода.
Он вошел туда, проник в память шамана и быстро нашел то, что искал.


Полночная тьма. Слабый свет луны. На небе пылают звезды. Кто-то выходит
из палатки археологов - пьюривар, очень худой, движущийся с присущей
возрасту осторожностью.
Доктор Гуукаминаан, очевидно.
Тощая фигура поджидает его на дороге: тоже метаморф, такой же старый и
худой, одетый в причудливые лохмотья.
Это явно киванивод - такой, каким он себя видит.
Какие-то тени возникают позади него - пять, шесть, семь фигур. Все
метаморфы - рабочие, судя по виду. Старый археолог их как будто не видит.
Он беседует с киваниводом, который размахивает руками. Видно, что они о
чем-то спорят. Гуукаминаан качает головой. Новые взмахи рук. Спор
продолжается. Судя по жестам, они приходят к согласию.
Валентин смотрит, как они вдвоем идут по дороге, ведущей в сердце руин.
Рабочие выходят из мрака, в котором таились. Они окружают старика,
хватают его, затыкают ему рот. Киванивод подходит к ним.
В руке у него нож.


Валентину не было нужды видеть остальное. Он не имел желание наблюдать
за чудовищной церемонией расчленения тела на каменной платформе и за
последующим возложением головы в нишу святилища.
Он разжал пальцы и с величайшей осторожностью опустил зубы морских
драконов на землю рядом с собой.
- Итак, - сказал он киваниводу, чей едва сдерживаемый гнев сменился
выражением, почти сходным с покорностью, - думаю, притворяться больше
незачем. За что ты убил доктора Гуукаминаана?
- За то, что он хотел открыть святилище. - Киванивод говорит совершенно
ровно, без всяких эмоций.
- Да, разумеется. Но Магадоне Самбиса тоже хотела его открыть. Почему
же ты не убил ее?
- Он был один из наших и предал нас. Она не в счет. Он был намного
опаснее. Мы знали, что ее можно остановить, если настаивать достаточно
сильно. Его бы не остановило ничто.
- Однако святилище все равно открыли.
- Да, но только потому, что приехал ты. Если бы не это, раскопки
прекратились бы вовсе. Смерть Гуукаминаана показала бы всему миру, что
проклятие, тяготеющее над этим местом, остается в силе. Ты приехал и
открыл святилище - но проклятие еще настигнет тебя, как настигло когда-то
понтифика Горбана.
- Никакого проклятия нет, - спокойно сказал Валентин

 
« Пред.


Другие произведения
Новости фантастики