Главная arrow Маджипур arrow Седьмое святилище
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Седьмое святилище Печать
Оглавление
Седьмое святилище
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
.
Пол святилища был выложен гладким блестящим камнем, возможно, розовым
кварцем. На нем лежал тонкий слой пыли. По этому полу никто не ходил
двадцать тысяч лет, подумал Валентин. А человеческая нога здесь вообще не
ступала.
Он подошел к черному постаменту в середине и посветил на него
фонариком. Да, это опал с рубиновыми жилами - камень Конфалюмского трона.
На его блестящей поверхности, лишь едва тронутой пылью, лежала тонкая
золотая пластина с затейливыми пыориварскими иероглифами, украшенная
кабошонами берилла, сердолика и ляпис-лазури. Точно в ее середине, бок о
бок, лежали два длинных продолговатых предмета, похожие на кинжалы из
белого камня.
Валентина пронзил благоговейный трепет. Он знал, что это такое.
- Ваше величество! Ваше величество! - позвала Магадоне Самбиса. -
Пожалуйста, скажите нам - что вы видите?
Но Валентин не ответил, как будто и не слышал. Он погрузился в
воспоминания. Это было восемь лет назад, в решающий час войны с /."ab -f
,(.
Тогда он держал в руке такую же вещь и чувствовал ее странную прохладу,
под которой ощущался раскаленный стержень, и слышал идущую из нее тихую
музыку, от которой кружилась голова.
То был зуб морского дракона. Его таинственная власть связала Валентина
с разумом дракона Маазмоорна, водяного царя далекого Внутреннего Моря. Это
Маазмоорн помог Валентину убить на расстоянии вождя повстанцев Фараатаа и
прекратить затянувшийся мятеж.
Кому же принадлежат зубы, лежащие здесь?
Валентин, кажется, уже понял, кому. Это Храм Крушения, алтарь
Кощунства. Когда-то недалеко отсюда, на платформах из голубого камня, были
убиты двое водяных царей. Это не миф. Это было в действительности.
Валентин не со мневался в этом, ибо Маазмоорн показал ему это событие как
нельзя более ясно. Он знал даже имена убитых царей: одного звали Низнорн,
другого Домситор. Один зуб, вероятно, взят у Низнорна, другой у Домситора.
Двадцать тысяч лет.
- Ваше величество! Ваше величество!
- Минуту, - словно с другого конца света ответил Валентин.
Он взял левый зуб, стиснул его в руке и зашипел, когда леденящий холод
обжег ладонь. Закрыл глаза и позволил волшебной силе овладеть его разумом.
И дух его полетел вдаль, на встречу с морским драконом - то ли с
Маазморном, то ли с кем-то другим из этих гигантских существ. Все это
время ему слышался колокольный звон, призывная музыка драконова разума.
И вот перед Валентином предстала картина жертвоприношения двух водяных
царей, известного как Кощунство.
Валентин знал еще с прошлой своей встречи с Маазморном, что это
название неверное. Не было никакого кощунства. Жертва была добровольной -
таким образом морские драконы доказали миру свою веру в Сущего, величайшую
из всех сил во вселенной.
Именно с этой целью драконы отдались в руки жителей древнего
Велализьера. Сами велализьерцы, возможно, и понимали, что они делают, но
жители далеких провинций этого знать не могли, поэтому происшедшее нарекли
Кощунством. Последний Царь Велализьера был предан смерти, Седьмая пирамида
снесена, весь город разрушен и проклят навеки. Но коснуться священных
зубов никто не посмел.
Валентин, держа зуб, еще раз увидел, как происходило жертвоприношение.
Морские драконы и не думали корчиться от ярости в своих путах, как
привиделось ему в кошмарном сне. Церемония приношения в дар живой плоти
шла благостно и торжественно. Когда же сверкнули ножи, и громадные
существа умерли, и их темные тела были преданы сожжению, волна
торжествующей гармонии достигла границ вселенной.
Валентин положил зуб на место и взял другой, сжал его в руке и отдался
его власти.
На сей раз музыка была менее стройной, и он увидел перед собой человека
средних лет, в старинных одеждах, выдающих сан понтифика. Он шел при свете
дымного, мерцающего факела по тому самому проходу, что вел в комнату, где
толпились теперь археологи Магадоне Самбисы. Валентин смотрел, как этот
понтифик былых времен подходит к белой, незапятнанной стене святилища, как
прижимает к ней ладонь и толкает ее, точно надеясь пройти сквозь камень. А
после, отвернувшись, делает знак рабочим с кирками и заступами.
Тогда из мрака возник метаморф, длинный, тощий и угрюмый, сделал
скользящий шаг вперед и вогнал свой нож снизу вверх прямо в сердце
человека в расшитых одеждах понтифика.


- Ваше величество, прошу вас!
Голос Магадоне Самбисы, исполненный муки.
- Да, - отозвался Валентин голосом человека, грезящего наяву. - Иду.
Довольно с него видений. Он положил фонарик на пол, направив его к
пролому в стене, чтобы осветить себе путь, и взял драконьи зубы. Держа их
на ладонях, чтобы не подпасть под влияние их чар, он двинулся к выходу.
Магадоне Самбиса смотрела на него с ужасом.
- Я же просила, ваше величество, ничего не трогать в святилище, ничего
не тревожить

 
« Пред.


Другие произведения
Новости фантастики