Главная arrow Маджипур arrow Седьмое святилище
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Седьмое святилище Печать
Оглавление
Седьмое святилище
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
. Горбан пробыл
понтификом недолго, и единственное примечательное событие его правления
осталось неизвестным. Я говорю о его поездке в Велализьер.
Валентин кивнул. Он довольно часто останавливался у большого щита близ
Палаты Летописей в Лабиринте и смотрел на длинный список своих
предшественников, читая имена этих почти позабытых монархов: Мейк,
Спурифон, Геслейн, Кандибаль и так далее, и так далее. Возможно, в свое
время они были великими мужами, но с тех пор прошли тысячи лет. Без
сомнения, среди них есть и Горбан, раз Магадоне Самбиса так говорит;
сначала он был короналом и царил на Замковой горе, а с годами сделался
понтификом и вздумал посетить этот проклятый город, где умер и был
похоронен и предан забвению.
- Занятная история, - сказал Валентин. - Но я не вижу в ней ничего
такого, что заставило бы вас умолчать об открытии гробницы Горбана.
- Я сделала это по той же причине, по которой приближенные Горбана
скрыли истинные обстоятельства его смерти. Вы, конечно, знаете, что
большинство населения и так уже боится этого города. Страшная история
Кощунства, проклятие, все эти разговоры о здешних призраках, мрачная слава
этого места - вы же знаете, ваше величество, как это действует на простые
умы. Я побоялась, что если выйдет наружу вся эта история с Горбаном -
тайное святилище, поиски волшебного клада забытым всеми понтификом, убий
ство этого понтифика пьюриваром - в обществе поднимется такая кампания
против раскопок в Велализьере, что их придется прекратить. Вот и все, ваше
величество. Я хотела сохранить свою работу - ничего более.
Эта исповедь далась ей нелегко. Столь энергичная при пересказе легенды,
теперь она говорила вяло, почти безразлично. Поэтому Валентин не усомнился
в ее искренности.
- А доктор Гуукаминаан не соглашался с тем, что открытие гробницы может
стать угрозой вашей работе здесь?
- Нет, он тоже понимал это, но ему было все равно. Правда для него
всегда стояла на первом месте. Он принял бы как данность то, что
общественное мнение заставило бы закрыть раскопки и здесь никто бы не
работал лет пятьдесят, или сто, или все пятьсот. Его убеждения не
позволяли скрыть столь примечательный исторический факт. Мы долго
боролись, и наконец я вынудила его уступить. Вы уже видели, какой я
способна быть упрямой. Но я его не убивала. Захоти я убить кого-то, это
был бы не доктор Гуукаминаан. Это был бы киванивод, который как раз и
хотел закрыть раскопки.
- Вот как? Вы сказали, что они с Гуукаминааном работали рука об руку.
- В основном да. Я уже говорила вчера, что расходились они только в
одном: открывать святилище или нет. Вы знаете, что мы с Гуукаминааном
собрались вскрыть стену, как только сможем пригласить вас и коронала
Хиссьюна. Но киванивод был категорически против, хотя все прочие наши
работы здесь не вызывали у него возражения. Храм Крушения - это святая
святых, говорил он, и должен остаться неприкосновенным.
- В этом он, возможно, был прав.
- Вы тоже думаете, что святилище открывать не надо?
- Я думаю, что некоторым влиятельным пьюриварским вождям это было бы
крайне нежелательно.
- Но ведь сама Данипьюр дала нам разрешение работать здесь! И она, и
все пьюривары высокого ранга понимали, что мы хотим восстановить город -
исправить, насколько возможно, вред, причиненный веками забвения. Это не
вызвало у них возражений. А чтобы совсем уж увериться в том, что наша
деятельность не оскорбит национальных чувств пьюриваров, мы согласились,
что среди археологов будет поровну пьюриваров и представителей других рас
и что мы с доктором Гуукаминааном будем равноправными руководителями.
- Но когда между вами возник крупный спор, вы оказались более
равноправной, чем он?
- В вопросе о могиле Горбана, один-единственный раз - да, - слегка
смутилась Магадоне Самбиса. - Но никогда больше. Во всем остальном мы были
полностью согласны - например, в том, что святилище следует открыть.
- Но киванивод оспорил ваше решение. Наложил свое вето,
- Он не вправе накладывать вето на что-либо, ваше величество. В
соглашении говорится, что любой пьюривар, возражающий против какого-либо
"($ работ по религиозным мотивам, может обратиться к Данипьюр, которая и
решит дело, посоветовавшись с вами и короналом.
- Да, я сам составлял этот договор.
Валентин на мгновение закрыл глаза и соединил кончики пальцев. Он
должен был предвидеть, что проблема наподобие этой рано или поздно
возникнет. У этого города слишком трагическая история. Здесь произошли
страшные события, и ореол пьюриварской магии все еще висит над этим местом
спустя многие тысячи лет.
Он надеялся рассеять эту пелену, посылая сюда ученых, а вместо этого
сам запутался в ее темных складках.
Через некоторое время он поднял глаза и сказал:
- Я узнал от Аарисиима, что место, куда удалился для молитв ваш
киванивод, и есть гробница Горбана, которую вы так хотели скрыть от меня,
и сейчас он находится там

 
« Пред.


Другие произведения
Новости фантастики