Главная arrow Маджипур arrow Седьмое святилище
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Седьмое святилище Печать
Оглавление
Седьмое святилище
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
. Он выразил
официальный протест, не так ли? - Соглашение о раскопках в Велализьере,
заключенное Валентином, предусматривало, что пьюривары могут наложить вето
на любой вид работы, который их не устроит.
- Пока что он просто заявил, что не хочет открывать святилище. Мы с
доктором Гуукаминааном хотели встретиться с ним на прошлой неделе и
попытаться выработать компромисс - хотя не знаю, какой может быть средний
вариант между решением открывать святилище и не открывать его. Но эта
встреча так и не состоялась по причине известного трагического события.
Возможно, вы, ваше величество, разрешите этот спор, когда Торккинууминаад
вернется оттуда, куда ушел.
- Торккинууминаад? Так зовут киванивода?
-Да.
- Уж эти мне их имена - язык сломаешь, - проворчал Насимонте. -
Торккинууминаад! Ватиимераак! Гуукаминаан! Клянусь Божеством, парень, -
обратился он к Аарисииму, - неужто вам так уж необходимо называть себя
так, что произнести невозможно, хотя с тем же успехом...
- В системе имен есть своя логика, - спокойно пояснил Аарисиим, -
Удвоение гласных в первой части имени означает...
- Приберегите эту дискуссию для другого раза, - с резким жестом сказал
Валентин и попросил Магадоне Самбису: - Скажите так, любопытства ради,
каковы были отношения киванивода с доктором Гуукаминааном? Трудные?
Напряженные? Считал ли святой муж святотатством удаление сорняков и
восстановление части зданий?
- Ни в коей мере. Они работали рука об руку. И относились друг к другу
с величайшим уважением, хотя одному Божеству известно, как мог доктор
выносить общество этого старого грязного дикаря. Почему вы спрашиваете,
ваше величество? Уж не думаете ли вы, что убийца - Торккинууминаад?
- Разве это так уж невероятно? Вы сами до сих пор не сказали о нем ни
одного доброго слова.
- Он надоедливый тип и препятствовал нашей работе - по крайней мере, в
вопросе о святилище. Но убийство? Даже я, ваше величество, не стала бы
заходить так далеко. Всякий видел, что он и Гуукаминаан были очень
привязаны друг к Другу.
- Тем не менее мы должны его допросить, - сказал Насимонте.
- Это так, - подтвердил Валентин. - Завтра надо будет заняться его
розысками. Он ведь где-то в руинах, верно? Пусть его найдут и приведут
сюда. Если это нарушит его паломничество, делать нечего. Скажите, что
понтифик желает его видеть.
- Я позабочусь об этом, - сказала Магадоне Самбиса.
- А теперь понтифик устал и хочет спать, - завершил Валентин.


Оставшись наконец один в своем роскошном шатре после бесконечных трудов
этого хлопотливого дня, Валентин с неожиданной силой ощутил, как ему
недостает Карабеллы, этой маленькой, худощавой женщины, делившей с ним
судьбу чуть ли не с самого начала того странного времени, когда он
оказался в Пидриуде, на краю чужого континента, лишенный памяти и не
знающий, кто он такой. Это она, полюбив его таким, как есть, и не ведая,
что он коронал, лишенный трона, помогла ему вступить в цирковую труппу
Залзана Каволя. Вскоре их жизни соединились, и когда он начал свой
удивительный обратный путь к высотам власти, она последовала за ним на
вершину мира.
Валентин жалел, что ее нет с ним сейчас. Они бы сели рядом и
поговорили, как всегда делали перед сном. Он рассказал бы ей о всех
перипетиях этого сложного дела, с которыми столкнулся днем, а она помогла
бы ему разобраться в тайнах мертвого города - да просто побыла бы с ним,
наконец.
Но Карабелла не поехала с ним в Велализьер. Это пустая трата времени,
сказала она, - ехать лично расследовать это убийство. Пошли Тунигорна,
пошли Мириганта, пошли Слита, пошли любого из высших чинов понтификата.
Зачем ехать самому?
"Но это мой долг, - сказал Валентин. - Я взял на себя ответственность
за приобщение метаморфов к жизни планеты, и раскопки Велализьера - важная
часть этой программы. Убийство археолога наводит меня на мысли, что некие
заговорщики пытаются помешать раскопкам". - "Притянуто за уши", - ответила
Карабелла. "Пусть так. Но ты же знаешь, как мне хочется вырваться из
Лабиринта, хотя бы на недельку-другую. Я поеду в Велализьер". - "А я -
нет. Терпеть не могу это место. Там пахнет смертью и разрушением. Я была
там дважды, и никаких нежных чувств оно мне не внушило. Если хочешь ехать,
поезжай один". - "Да, Карабелла, я хочу поехать". - "Что ж, ступай, если
должен".
И она поцеловала его в нос, потому что ссориться и даже спорить было у
них не в обычае. Но так и не поехала с ним. Сейчас она там, в их покоях
внутри Лабиринта, а он здесь, в своей роскошной, но пустой палатке, в
иссушенном солнцем, населенном призраками городе.
Ночью эти призраки явились ему во сне.
Видение было настолько ярким, что ему подумалось, будто кто-то хочет
передать ему вполне определенное послание под видом сна.
Ничего подобного с ним раньше не случалось

 
« Пред.


Другие произведения
Новости фантастики