Главная arrow Маджипур arrow Седьмое святилище
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы




.







Седьмое святилище Печать
Оглавление
Седьмое святилище
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
. Это преступление очень похоже на ритуальное убийство,
отмеченное характерными чертами пьюриварского культа. Я не утверждаю, что
произошло именно это, - просто говорю, что сходство есть.
- И что же?
- Да то, что это дает нам нашу отправную точку. Пора переходить к
a+%$cni%) фазе расследования. Пожалуйста, соберите сегодня всех
археологов. Я хочу поговорить с ними.
- Поочередно или со всеми вместе?
- Сначала со всеми вместе - а там посмотрим.


Но ученые были разбросаны по всей огромной зоне раскопок, поскольку
каждый занимался своим проектом, и Магадоне Самбиса упросила Валентина не
созывать их до конца рабочего дня. Пока отыщут их всех, говорила она,
наступит самое знойное время дня, и им придется тащиться по руинам в самую
жару, вместо того чтобы переждать ее в каком-нибудь темном погребе.
Начальница просила дать им закончить дневную работу и встретиться с ними
на закате.
Это выглядело разумно, и Валентин согласился.
Но сам он оказался не в силах терпеливо дожидаться заката. Это убийство
потрясло его до глубины души. Вот еще один симптом зла, пришедшего в мир
уже при его жизни. При всей своей огромности Маджипур долго был мирной
планетой, где жизненных благ хватало на всех и преступления всякого рода
случались крайне редко. Но на памяти ныне живущих произошло убийство
коронала Вориакса, а за этим последовал дьявольский заговор, на время
лишивший трона преемника Вориакса - Валентина.
И, как теперь стало известно всем, за обоими этими злодеяниями стояли
метаморфы.
Когда Валентин вернул свой трон, метаморф Фараатаа поднял восстание,
принесшее с собой чуму, голод, всемирную панику и великую разруху. В конце
концов Валентин покончил с мятежом, лично лишив Фараатаа жизни; мягкий по
натуре, он смотрел на этот подвиг с ужасом, но все-таки совершил его,
потому что так было надо.
А когда Валентин, став понтификом, положил начало новой эре мира и
гармонии, на него обрушивается зверское убийство всеми любимого и
уважаемого ученого-метаморфа. Гуукаминаан убит здесь, в городе, священном
для самих метаморфов, во время раскопок, которые Валентин и начал-то для
того, чтобы продемонстрировать уважение человеческого населения Маджипура
к столь долго угнетаемым аборигенам. И все, по крайней мере на данной
стадии, указывает на то, что убийство совершил другой метаморф.
Но ведь это безумие.
Быть может, Тунигорн прав и все это - следствие какого-то древнего
проклятия. Валентину тяжеловато было это проглотить - он не верил в такие
вещи. И все же... все же...
Он беспокойно бродил среди руин в самые жаркие часы, увлекая за собой
своих несчастных спутников. Зеленовато-золотой глаз солнца беспощадно
глядел вниз. Воздух дрожал от зноя. Мелкие кусты с кожистыми листьями,
растущие на руинах, скукожились под палящими потоками света. Даже бес
численные ящерицы унялись и перестали шмыгать туда-сюда.
- Можно подумать, что нас перенесли в Сувраэль, - сказал Тунигорн,
отдуваясь, но не покидая понтифика. - Это климат пустыни, а не нашего
благодатного Альханроэля.
Насимонте сардонически усмехнулся.
- Еще один пример зловредности перевертышей, любезный мой Тунигорн. В
былые времена вокруг города росли зеленые леса, и воздух был свеж и
прохладен. Но потом реку обратили вспять, леса засохли, и здесь не
осталось ничего, кроме голого камня, который днем впитывает жару и хранит
ее, как губка. Спросите нашу археологиню, если мне не верите. Этот край
намеренно обратили в пустыню, чтобы наказать грешников, которые жили
здесь.
- Тем больше причин убраться отсюда, - проворчал Тунигорн. - Но делать
нечего: наше место рядом с Валентином, ныне и присно.
Валентин почти не обращал внимания на то, что они говорили. Он брел
бесцельно от одного заросшего переулка до другого, мимо упавших колонн и
разрушенных фасадов, мимо пустых скорлупок того, что было раньше лавками и
тавернами, мимо величественных некогда дворцов. Здесь не имелось табличек,
и Магадоне Самбисы больше не было рядом, чтобы многословно повествовать о
каждом здании. Это были куски погибшего Велализьера, части скелета древ
него метрополией
Даже Валентину легко было представить это место обиталищем призраков.
Стеклянный блеск, идущий от груды поваленных колонн - скребущий звук,
$.-%ah()ao оттуда, где заведомо нет ничего живого - шорох песка, который
движется словно по собственной воле...
- Каждый раз, как я посещаю эти руины, - сказал он Мириганту,
оказавшемуся ближе всех к нему, - меня поражает их древность. Груз
истории, который давит на них.
- Истории, которую никто не помнит, - сказал Миригант.
- Но груз остается.
- Это не наша история.
Валентин одарил кузена презрительным взглядом.
- Это ты так думаешь. Разве история Маджипура - не наша история?
Миригант пожал плечами и промолчал

 
« Пред.


Другие произведения
Новости фантастики