Главная arrow Всемогущий атом arrow Всемогущий атом
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Всемогущий атом Печать
Оглавление
Всемогущий атом
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
.
- Вы проследили их маршрут? - поинтересовался Кирби.
- Не будем удаляться от темы, - холодно парировал Магнус. - Сейчас
нас интересует, кто за всем этим скрывается. Этот человек был рекомендован
Центру, и сейчас нас интересует, где вы отыскали его и с какой целью
прислали к нам.
Кирби бросил хмурый взгляд на Мандштейна, а затем на Магнуса:
- Я не могу нести ответственность за этого человека и перевод его
сюда. В феврале он написал мне письмо, в котором просил освободить его от
обязанностей, исполняемых в общине, и перевести в Санта-Фе. Он обошел при
этом своего начальника, поэтому я вернул его письмо в общину,
порекомендовав приучить этого человека к дисциплине. А несколько недель
спустя я получил указание перевести его в Центр. Я был удивлен, но тем не
менее подчинился. Вот и все, что я знаю о Кристофере Мандштейне.
Магнус поднял указательный палец:
- Минутку, Кирби! Вы же начальник округа. Кто вам дает инструкции? И
как вы можете помимо своей воли осуществлять переводы?
- Инструкции исходили из более высокой инстанции.
- Трудно в это поверить, - съязвил Магнус.
Несмотря на всю тяжесть своего положения, Мандштейн с интересом
прислушивался к этой перепалке между высокопоставленными лицами. Он и сам
никак не мог понять, какими судьбами очутился в Санта-Фе. Теперь же
выяснилось, что и другие этого не знали.
Кирби стоял на своем:
- Инструкция исходила из источника, о котором мне не хотелось бы
говорить.
- Вы заставляете сомневаться в вашей искренности, начальник Кирби! -
воскликнул Магнус.
- А вы злоупотребляете моим терпением, Магнус, - отрезал Кирби.
- Мне просто очень хочется знать, кто заслал к нам этого шпиона.
Кирби тяжело вздохнул.
- Ну хорошо, - сказал он. - Я открою вам все: инструкция исходила от
самого Форста. Именно Ноэль Форст позвонил и сказал, что ему хочется
видеть Кристофера Мандштейна в Санта-Фе.




9



Допросы на этом не прекратились. Мандштейна просвечивали другие
эсперы, пытаясь проникнуть сквозь блокаду памяти. Но успеха не добились.
Пустили в ход медицинские препараты. Мандштейну ввели лошадиную дозу
сыворотки правды и допрашивали, допрашивали без перерыва. Его вынудили
раскрыть всю свою душу, обнажить все слабости и дурные наклонности. Но
ничего определенного не нашли. Четыре часа в регенерационной ванне тоже не
дали результата, если не считать того, что Мандштейна превратили в
полутруп, который уже нельзя было даже допрашивать.
И та, и другая сторона дошли чуть ли не до исступления. Мандштейн
готов был признаться даже в том, чего не совершал. И признался-таки, чтобы
обрести наконец покой. Но эсперы вновь просветили его и уличили во лжи и
трусости. Он понял, что каким-то образом попал в руки врагов Братства и
заключил с ними договор, который и выполнил, не подозревая об этом. Его
очень беспокоило то, что некоторая часть воспоминаний совершенно стерлась.
Понял Мандштейн и то, что песенка его спета. Они не оставят его в
Санта-Фе. Его мечте о бессмертии пришел конец. Они вышвырнут его. Он скоро
состарится и будет оплакивать свою судьбу. Хорошо еще, если они оставят
ему жизнь. А то ведь могут и убить или посадить в его плоть зерно
разрушения.
В тот декабрьский день падал легкий снежок. Кирби вошел в камеру,
чтобы сообщить заключенному о его участи.
- Вы можете идти, Мандштейн.
- Идти? Куда?
- Куда хотите. Ваше дело окончено. Вас признали виновным, но учли,
что вы действовали против своей воли и разума. Вы оказались жертвой
чьих-то козней. Из Братства вас изгоняют, но никаких других мер против вас
предпринимать не будут.
- Это означает полный выход из Братства?
- Не обязательно. Все зависит от вас. Если вы захотите присутствовать
на песнопениях в общинах, мы не откажем вам в утешениях веры. Но занимать
должность в Братстве вы теперь не можете. Я очень сожалею, Мандштейн, что
все так вышло.
Мандштейн тоже сожалел о случившемся, хотя и почувствовал большое
облегчение. Они не собираются его наказывать. Он ничего не потерял, кроме
перспективы вечной жизни, которая, по правде говоря, весьма туманна. Что
ж, с карьерой форстера покончено, но ведь есть другие секты, где можно
выдвинуться.
Его отвезли в город, дали немного денег и предоставили самому себе.
Мандштейн сейчас же отправился в ближайшую общину лазаристов, которая
находилась, как выяснилось, в ста милях от Санта-Фе, в Альбукерке.
- Мы вас ждали, - сказал ему один из лазаристов, облаченный в
ярко-зеленую рясу. - Я получил указание немедленно сообщить начальству,
если вы появитесь.
Мандштейн не особенно удивился, когда ему предложили лететь в Рим
ближайшим рейсом. Расходы на поездку лазаристы взяли на себя.
В Риме его встречала женщина с искусственными веками. Она не была
известна Мандштейну, но посмотрела на него с улыбкой, как на старого
знакомого

 
След. »


Другие произведения
Новости фантастики