Главная arrow Всемогущий атом arrow Всемогущий атом
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Всемогущий атом Печать
Оглавление
Всемогущий атом
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
.
Но сам себя спросил: как же могло случиться такое? Наконец на его
действительно безвольное лицо была натянута термопластическая маска. Судя
по всему, он должен был вновь путешествовать инкогнито.
В холле аэропорта Мандштейн с удивлением обнаружил, что все надписи
сделаны по-арабски. Где же он? В Каире? В Мекке? Или в Бейруте?
Для Мандштейна и женщины с искусственными веками был заказан
отдельный салон. Во время полета спутница несколько раз пыталась задавать
вопросы, но Мандштейн никак не реагировал на них, лишь изредка пожимал
плечами.
Самолет совершил посадку на аэродроме Тарритаун. Наконец-то знакомая
территория! Электронные часы подсказывали Мандштейну, что сейчас среда, 13
марта 2095 года, 9 часов 05 минут. Он вспомнил, что спешил домой накануне,
во вторник. Интересно, что же он делал всю вторую половину дня во вторник
и ночь со вторника на среду? Пятнадцать-шестнадцать часов совершенно
выпали у него из памяти.
Когда они уже находились под куполом здания таможенного контроля,
женщина прошептала:
- Идите в туалет, третья кабина, и смените там вашу одежду.
Мандштейн послушно направился к туалету и в указанной кабине нашел
пакет, в котором оказалась его голубая ряса. Поспешно сняв зеленую одежду,
Мандштейн натянул голубую, потом вспомнив о маске, сорвал ее и выбросил в
унитаз. Сложил зеленую одежду, перевязал и, не зная, что с ней делать,
оставил в туалете.
Когда он вышел, прямо к нему направился мужчина среднего возраста. С
радостной улыбкой, протягивая руку, он воскликнул:
- Аколит Мандштейн!
- Да. - Мандштейн не имел понятия кто это, но руку пожал.
- Хорошо поспали?
- Я?.. Да, конечно... - удивленно произнес Мандштейн. - Очень
хорошо...
В следующий момент они обменялись взглядами, и Мандштейн, к своему
удивлению, не смог вспомнить, зачем он ходил в туалет и что там делал.
Забыл он и о том, что был в какой-то арабской стране и носил зеленую рясу
еретиков.
Он был уверен, что провел ночь в своей скромной комнате, хотя не
совсем ясно, что же ему нужно здесь, на аэродроме, и как он сюда попал.
Однако это было не так уж важно.
Почувствовав голод, он купил в буфете аэропорта обильный завтрак и
тут же, стоя, съел его. В десять Мандштейн был уже в общине, готовый
исполнять свой долг. Около одиннадцати мимо прошел брат Лангхольт и
сердечно поздоровался.
- Вас не очень взволновал наш вчерашний разговор, Мандштейн?
- Я... Я сделал из него выводы.
- Вот и хорошо! И не надо быть таким честолюбивым. Все придет в свое
время. А теперь прошу вас спуститься вниз и проверить гамма-излучение.
- Хорошо.
Мандштейн поспешил вниз по лестнице и подошел к алтарю сбоку. Голубой
Свет продолжал сиять - источник спокойствия и уверенности в мире
беспокойства и неуверенности. Аколит вынул гамма-счетчик из ниши, где он
хранился, и, просмотрев данные, записал их. Он вернулся к своим обычным
обязанностям.




5



Вызов в Санта-Фе пришел через три недели. Это поразило руководство
общины, как удар молнии. Наконец известие достигло и ушей Мандштейна. Его
принес один из коллег.
- Тебя просят зайти в кабинет Лангхольта. У него начальник округа
Кирби.
Мандштейн испугался:
- Зачем же я им нужен? Я же ни в чем не провинился...
- А разве я сказал, что у тебя будут неприятности? Какая-то важная
новость. Они там очень взволнованы. Кажется, пришел приказ из Санта-Фе.
"Странно", - подумал Мандштейн и поспешил в кабинет Лангхольта. Кирби
стоял у книжных полок. Он оказался настолько похожим на Лангхольта, что их
можно было принять за братьев. Оба - высокие, худые, с аскетическими
лицами, примерно одного возраста, серьезны. Чувство ответственности
выражали не только их лица, но и во вся фигура.
Мандштейн никогда не видел Кирби вблизи. Ходили слухи, что раньше
Кирби был служащим ООН, занимал высокий пост, но лет пятнадцать-двадцать
тому назад почему-то решил покинуть его и вступить в Братство. Здесь он
также дослужился до высокой должности: стал начальником одного из
пятнадцати округов, на которые была поделена страна, а значит, одной из
пятнадцати самых важных персон североамериканской организации. Его седые
волосы были коротко пострижены, а выражение серо-зеленых глаз было столь
странным, что Мандштейн с трудом выдерживал их взгляд. Когда Кирби вот так
посмотрел на Мандштейна, тот мысленно спросил себя: "И как я отважился
написать этому человеку письмо?"
Кирби едва заметно улыбнулся:
- Мандштейн?
- Да, сэр.
- Называйте меня братом, Мандштейн. Брат Лангхольт сообщил мне, что
очень вами доволен.
"Вот как", - удивился Мандштейн.
Лангхольт подтвердил:
- Я рассказал начальнику округа, что вы честолюбивы, прилежны и
активны. Указал и на то, что этими качествами вы обладаете как раз в
необходимой степени, может быть, даже в избытке

 
След. »


Другие произведения
Новости фантастики