Главная arrow Всемогущий атом arrow Всемогущий атом
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Всемогущий атом Печать
Оглавление
Всемогущий атом
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
. Вы знаете, что такое власть? Власть ради
власти вышла на первый план. И это вместо того, чтобы употребить власть
ради высоких целей.
- Руководящие лица из числа форстеров пытаются занять более высокие
посты и агитируют за изменение системы налогов, - подхватил тонкий. - Эта
постоянная борьба за влияние в государстве и обществе становится для них
самоцелью, искажает перспективы, поглощает время и силы. Между тем,
Братство терпит поражение на Марсе и Венере. И где, вообще, те гигантские
результаты, которые сулила программа форстеров? Где те огромные
достижения, о которых нам твердят уже тридцать лет?
- Сменилось только одно поколение, - ответил Мандштейн. - Нужно
потерпеть немного. - Он усмехнулся в душе: забавно, что именно он,
Мандштейн, призывает других к терпению. - Мне кажется, что Братство на
верном пути.
- А нам этого не кажется, - процедил бледный. - Когда нам не удалось
провести необходимые реформы изнутри, мы вынуждены были выйти из Братства
и начать свою собственную кампанию. Конечные цели у нас те же самые:
личное бессмертие за счет физической регенерации, культивирование
внечувственных способностей для развития новых видов коммуникаций и
транспорта. Вот чего мы хотим! А участвовать в обсуждении новых налогов...
это, по меньшей мере, пустая трата времени и, конечно же, не наше дело.
Мандштейн возразил:
- Сначала надо получить контроль над правительствами, а потом уже
думать о конечных целях.
- Совсем не обязательно! - выкрикнул толстяк. - На это уйдет еще лет
пять-десять, за которые Братство совсем деградирует. Вы не должны
забывать, что форстеров всего несколько миллионов, не так уж это много по
сравнению со всем населением Земли. Нет, молодой друг, это неправильный
путь. Нужно приступить к решению главных задач. И мы уверены, что нас ждет
успех. Тем или иным способом мы достигнем своих целей.
Женщина наполнила стакан Мандштейна. Он попытался отказаться, но она
была так настойчива, что ему пришлось подчиниться.
- Я полагаю, что вы привезли меня в Рим не только для того, чтобы
высказать свое мнение о Братстве. Зачем я вам нужен?
- Предположим, что мы смогли бы добиться вашего перевода в Санта-Фе,
- сказал толстяк.
Мандштейн чуть не поперхнулся:
- Вы могли бы это сделать?
- Предположим, что могли бы. Готовы ли в этом случае собрать для нас
кое-какие данные о работе лабораторий?
- То есть шпионить?
- Называйте как хотите.
- Это очень плохо звучит, - сказал Мандштейн.
- Вам за это заплатят.
- Такие вещи должно быть очень хорошо оплачиваются?
Еретик доверительно наклонился к Мандштейну:
- Мы дали бы вам в нашей организации пост десятого ранга. В Братстве
вы получите его только лет через пятнадцать-двадцать. Хотя наше движение
много меньше, в его иерархии вы можете подняться гораздо быстрее. Такой
честолюбивый человек как вы, к пятидесяти годам вообще может занять на
одну из самых высоких должностей.
- И вы считаете, что имеет смысл занимать крупный пост в мелком
движении? - съязвил Мандштейн.
- Ну что вы, наша организация не останется такой мелкой. И не только
благодаря той информации, которую вы приобретете для нас. Она, правда,
ускорит рост и влияние. Мы уверены, что многие люди покинут Братство и
перейдут к нам, как только поймут, что у нас им будет лучше. И вы будете
занимать важный пост, как один из тех, кто присоединился к движению одним
из первых.
Что ж, им нельзя было отказать в логике. Братство представляло собой
уже довольно крупный аппарат - богатый и могущественный, но обремененный
бюрократией. На быстрое продвижение по служебной лестнице рассчитывать не
приходилось. Вот если он примкнет к маленькой, но растущей группе,
амбиции, которой соответствуют его собственным...
- Не пойдет, - сказал он печально.
- Почему?
- Предположим, вы действительно устроите меня в Санта-Фе. Но эсперы
просветят меня еще до того, как я распакую свои чемоданы. Сразу же увидят,
что я шпион, и вышлют. Меня выдаст воспоминание об этом нашем разговоре.
Толстяк усмехнулся:
- Почему вы решили, что будете помнить об этом разговоре? У нас тоже
есть свои эсперы, аколит Мандштейн!




4



Помещение, в котором находился Мандштейн, напоминало полый куб. Кроме
самого Мандштейна там никого и ничего не было - даже окон и мебели. Не
было даже паутины. С хмурым видом, переминаясь с ноги на ногу, он смотрел
на потолок и пытался найти источник искусственного освещения. Сейчас он
даже не знал, в каком городе находится. Его разбудили на восходе солнца,
привезли на аэродром, сунули в самолет. Сейчас он мог быть и в Джакарте, и
в Бенаресе, и даже в Лос-Анджелесе.
Неизвестность отозвалась в нем неприятным чувством. Лазаристы
уверяли, что нет никакого риска, но не убедили Мандштейна

 
След. »


Другие произведения
Новости фантастики