Главная arrow Всемогущий атом arrow Всемогущий атом
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Всемогущий атом Печать
Оглавление
Всемогущий атом
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
. Или
священнику? Как там он у них называется...
- Братья и сестры! - произнес человек у алтаря проникновенным
голосом. - Воспоем хвалу соединившему все Единству! Мужчина и женщина,
звезда и камень, дерево и птица - все состоит из атомов, а эти атомы
содержат частицы, которые движутся с необычайной скоростью. Это электроны,
братья и сестры! Они показывают нам путь к миру. И я вам сегодня расскажу,
как они...
Рейнольд Кирби опустил голову. Глаза слезились от усталости. Он не
мог смотреть на этот голубой свет, исходящий из реактора. В затылке
запульсировала кровь. Сквозь туман он видел, что Банна Маршак сидит рядом.
"Я слушаю тебя, - подумал Кирби, - я слушаю. Продолжай свой рассказ!
Продолжай! Может быть, бог и всемогущий электрон помогут мне! Я слушаю..."






* ЧАСТЬ ВТОРАЯ. 2095 г. ВОИНЫ СВЕТА *




1



Когда аколит третьей степени Кристофер Мандштейн начинал говорить о
жизни и смерти, сразу же становилось ясно, что он очень хочет жить вечно.
Это было главным его недостатком. Жажда вечной жизни - довольно понятная
человеческая слабость. Но у Мандштейна она доходила до абсурда.
В конце концов один из его начальников счел нужным напомнить:
- Не забывайте, что ваше главное призвание - заботиться о благе
других... Вам это ясно?
- Ясно, брат! - сдавленным голосом ответил Мандштейн. Он готов был
сквозь землю провалиться от стыда. - Признаю свою ошибку и прошу прощения.
- Дело не в прощении, - назидательно заметил начальник, пожилой уже
человек, - а в понимании. Каковы ваши цели, Мандштейн? В чем вы видите
свою миссию?
Аколит мгновение помедлил - он привык взвешивать свои слова, прежде
чем ответить, тем более, когда знал, что вступает на зыбкую почву
абстрактных рассуждений. Он нервно затеребил рясу и скользнул взглядом по
убранству часовни, выдержанному в стиле неоготики. Они находились на
помосте и смотрели вниз, на скамьи. Богослужения не было, но несколько
верующих стояли на коленях, повернувшись в сторону кобальтового реактора,
излучавшего Голубой Свет. Они были членами третьей по величине общины в
Нью-Йорке. Мандштейн вступил в нее полгода назад, в день своего
двадцатидвухлетия. Тогда он считал, что им движет только религиозное
чувство. Теперь он уже не был уверен в этом.
Он схватился за перила помоста и вымолвил:
- Я хотел бы помогать людям, брат. Хотел бы помочь им найти путь
истинный. Чтобы все люди поняли, что созданы для великих целей, как
говорит Форст.
- Прошу без цитат, Мандштейн!
- Я только пытаюсь вам показать...
- Ясно. Мне кажется, вы не понимаете одной вещи: возвышение должно
происходить одновременно и внешне, и внутренне. И вы не можете
перепрыгнуть через своих начальников, даже если бы вам очень хотелось
этого... Зайдите на минутку в мое бюро.
- Конечно, брат Лангхольт! Раз вы этого хотите...
Мандштейн последовал за старостой в пристройку. Весь комплекс зданий
был возведен несколько лет назад и совсем не напоминал те жалкие
помещения, в которых форстеры ютились четверть века назад.
Бюро Лангхольта отчасти напоминало келью, но в то же время было
видно, что на отделку не поскупились. Литой бетонный потолок имитировал
готические своды, почти всю стену занимали полки с книгами. На письменном
столе, на толстой плите эбенового дерева, тлел маленький Голубой Свет -
символ Братства.
На плите Мандштейн увидел и кое-что другое - письмо, отправленное им
начальнику округа Кирби, с просьбой о переводе в генетический центр
Братства, в Санта-Фе.
Мандштейн покраснел. Он легко заливался краской. Этот невысокий,
немного тучный человек с черными волосами и толстыми розовыми щеками в
обществе сухопарого и аскетичного Лангхольта чувствовал себя до нелепости
незрелым.
- Как видите, мы получили ваше письмо, адресованное Кирби.
- Но... Но ведь это письмо было совершенно личного плана. Я...
- В этой общине нет ничего личного. В том числе и писем. Кирби сам
передал его мне. Взгляните: он кое-что на нем написал.
Мандштейн взял письмо и в правом верхнем углу прочел: "Кажется, он
чересчур спешит. Дайте ему пару уроков. Р.К."
Аколит положил письмо на место, ожидая вспышки гнева. К его
удивлению, Лангхольт только улыбнулся.
- Почему вы захотели уехать в Санта-Фе, Мандштейн?
- Чтобы принять участие в исследованиях... в селекционной программе.
- Вы ведь не эспер.
- Может быть, у меня найдутся гены, которые окажутся пригодными, сэр.
Поверьте, действовал я отнюдь не из тщеславия. Я хотел внести свою лепту в
общее дело.
- Вы внесете лепту, Мандштейн, если будете добросовестно выполнять
свою работу. Если вы понадобитесь в Санта-Фе, вас туда вызовут в нужное
время. Неужели вы думаете, что нет более опытных людей, которые с радостью
поедут туда? Как насчет меня? Или брата Аштона? Или Кирби? Вы пришли к
нам, так сказать, с улицы и по прошествии полугода уже хотите получить
плацкарту в Утопию

 
След. »


Другие произведения
Новости фантастики