Главная arrow Романы arrow Человек в лабиринте
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Человек в лабиринте Печать
Оглавление
Человек в лабиринте
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
. В этом коконе ты так и
останешься. И будешь в нем, пока не встретишься с теми существами.
Абсолютно беспомощный. Но я не хотел бы делать этого, Дик. Выбор только
один - твое желание сотрудничать. Если ты по своей воле пойдешь с нами.
Сделай то, о чем мы тебя просим. Помоги нам в последний раз.
- Чтобы твои кишки проржавели, - сказал Мюллер почти безразлично. -
Чтобы ты прожил тысячу лет, и все это время тебя грызли черви. Чтобы ты
подавился своим самолюбованием и никогда не умер.
- Помоги нам. Без принуждения, по собственному желанию.
- Сажай меня в кокон, Чарльз. Иначе я покончу с собой при первой
возможности.
- Каким же болваном ты будешь тогда выглядеть! - сказал Бордман. - Но
я не хотел бы забирать тебя отсюда таким способом. Пойдем с нами
добровольно, Дик.
Мюллер в ответ что-то зло буркнул.
Бордман вздохнул. Это был вздох облегчения. Он повернул голову к
Оттавио:
- Пенный кокон.
Раулинс, который стоял как в трансе неожиданно начал действовать. Он
бросился вперед, выхватил у Рейнольдса пистолет из кобуры, метнулся к
Мюллеру и всунул оружие ему в руку.
- Держи! - хрипло сказал он. - Теперь ты хозяин ситуации!

Мюллер разглядывал оружие, словно никогда такого не видел, но
изумление его длилось меньше секунды. Привычным движением он обхватил
рукоятку и положил палец на спуск. Это был пистолет хорошо знакомого ему
образца, хотя и несколько измененного из-за внесенных за последнее время
улучшений. Мгновенной быстрой очередью он мог бы уничтожить их всех. Или
себя. Он отшатнулся, словно на него могли напасть сзади. Острием,
вмонтированным в носок ботинка, он проверил стену, и когда убедился, что
она прочна оперся о нее спиной. Потом описал пистолетом полукруг,
охватывая всех.
- Встаньте в ряд! - приказал он. - Все шестеро. На метр друг от друга
и держите руки так, чтобы я мог их видеть.
Его позабавил печальный взгляд, которым Бордман наделил Неда
Раулинса. Парнишка был ошеломлен, растерян, испуган, словно его резко
вырвали из сна. Терпеливо ожидая, пока эти шестеро выполнят его
распоряжение, Мюллер поразился собственному спокойствию.
- А лицо-то у тебя страдающее, Чарльз, - отметил он. - Сколько тебе
сейчас? Восемьдесят? И ты бы хотел прожить еще лет семьдесят, восемьдесят,
девяносто, как я понимаю. Ты всю свою карьеру распланировал, но план этот
не предусматривает завершений ее на Лемносе. Успокойся, Чарльз.
Распрямись. Не буди во мне жалости, строя из себя немощного старца. Знаю я
эти номера, ты так же полон сил, как и я, разве что мышцы твои более
дряблые. А так ты здоровее меня. Распрямись, Чарльз!
Бордман хрипло сказал:
- Дик, если это тебя успокоит, убей меня. А потом иди на корабль и
сделай все, о чем мы тебя просим. Без меня мир не рухнет.
- Ты серьезно говоришь?
- Да.
- Вроде бы и в самом деле, - задумчиво произнес Мюллер. - Ты хитрая,
старая дрянь, предлагаешь торговую сделку? Твоя жизнь на мое
сотрудничество! Но это никакой не обмен. Я не люблю убивать. Я не получу
успокоения от того, что я уничтожу тебя. Проклятие по-прежнему будет
висеть надо мной.
- Я не отказываюсь от своего предложения.
- А я его отвергаю, - сказал Мюллер. - Если я тебя убью, наш договор
потеряет силу. Однако более правдоподобно, что я сам с собой разделаюсь.
Знаешь, я по сути дела гуманный человек. Неуравновешенный, конечно, но
никто не может иметь за это на меня зла. Но - гуманный. Я скорее застрелю
себя из этого пистолета, чем тебя. Ведь это же я страдаю. Не пора ли
покончить со страданием?
- Ты бы мог покончить со страданием в любую минуту за эти девять лет,
- заметил Бордман. - И все-таки ты жив. Весь свой опыт ты направил на то,
чтобы выжить.
- Да, верно. Но это было другое дело! Этакий абстрактный вызов:
человек против лабиринта. Зато теперь, если я покончу с собой, я разрушу
твои планы. Пошлю человечество по ветру. Я необходим, говоришь ты? Так
разве найдется лучший способ расплатиться с людьми за мою боль.
- Нам больно из-за того, что ты страдаешь, - сказал Бордман.
- Конечно, вы горько рыдали по мне. По ничего больше не сделали. Вы
позволили мне тихонько ускользнуть, грязному, вонючему, нечистому. И
теперь пришло освобождение. Это не самоубийство, нет. Это - месть.
Мюллер улыбнулся. Он перевел пистолет на самый тонкий луч и приставил
ствол к своей груди. Только нажать спуск. Он обвел глазами их лица.
Четверо солдат казались равнодушными. Раулинс, вроде бы, все еще пребывал
в шоке. И только Бордман был явно испуган и озабочен.
- Я бы мог сперва прикончить тебя, Чарльз. Чтобы преподнести урок
нашему молодому другу... Платой за ложь служит смерть. Но нет.. Это бы все
испортило. Ты останешься жить, Чарльз. Ты вернешься на Землю и будешь
вынужден признать, что этот несносный человек все-таки выскользнул у тебя
из рук

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики