Главная arrow Романы arrow Человек в лабиринте
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Человек в лабиринте Печать
Оглавление
Человек в лабиринте
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
.
- И признались бы, что исцеление ни одним из способов невозможно? И
рассчитывали бы, что я хоть пальцем шевельну ради спасения человечества?
- Твоя помощь могла быть и не добровольной, - сообщил Раулинс.

Теперь вся эта эманация излучалась с небывалой силой - ненависть,
горечь, зависть, страх, страдание, упрямство, ложь, отвращение, гордость,
отчаяние, злоба, безразличие, бешенство, смирение, жал кость, сожаление,
боль и гнев, весь фейерверк. Раулинс отшатнулся как опаленный. Мюллер
оказался в бездне одиночества. Ложь, ложь, лож, все что было - ложь! Он
весь кипел. Говорил немного. Но то, что он чувствовал, само хлынуло из
него стремительным, неудержимым потоком.
Он стоял между двумя выступающими вперед фасадами домов и медленно
приходил в себя. Потом спросил:
- Значит, Бордман сунул бы меня в пасть этим чужакам даже вопреки
моей воле?
- Да. Он сказал, что дело слишком серьезное, чтобы оставлять тебе
свободу выбора. Твое желание или нежелание не играли бы никакой роли.
Мюллер сказал утвердительно, с жертвенным спокойствием:
- И ты принимаешь в всем этом участие. Я только не понимаю, зачем ты
мне все это рассказываешь?
- Я отказался.
- Ну конечно же.
- Нет, в самом деле. Да, я принимал в этом участие. Шел рука об руку
с Бордманом... верно, я говорил тебе все эти враки. Но я не знал финала...
того, что у тебя не окажется выбора. Я должен был прибежать сюда. Я не
могу этого допустить. Я был обязан сказать правду.
- Как я признателен. Значит, теперь у меня есть альтернатива, так,
Нед? Я могу позволить увести себя отсюда и еще раз оказаться козлом
отпущения для Бордмана... или могу прямо сейчас, вот в эту минуту
отправиться на тот свет и послать ко всем чертям все человечество.
- Нет, не говори так! - взволнованно вскрикнул Раулинс.
- А почему? Выбор-то у меня такой, раз уж ты по доброте душевной
открыл мне глаза на происходящее, я могу выбирать то, что мне по вкусу. Ты
вынес мне смертный приговор, Нед!
- Нет!
- А как это иначе назвать? Я должен позволить снова собой
воспользоваться?
- Ты мог бы... сотрудничать с Бордманом, - сказал Раулинс и облизнул
губы. - Я знаю, это звучит по-дурацки, но ты мог бы показать ему, какого
склада ты человек. Забыть о своей обиде. Поставить другую щеку. Помнить,
что Бордман же не все человечество. Существуют миллиарды ни в чем не
повинных людей...
- Господи, прости им, ибо они не ведают, что творят.
- Вот именно!
- И каждый из этих миллиардов людей бросился бы бежать от меня, стоит
только к нему приблизиться.
- Ну и что? Здесь ничего не поделаешь! Но ведь все эти люди такие же,
как и ты!
- И я один из них? Только они почему-то не думали об этом, когда
отвернулись от меня!
- Ты мыслишь не логично.
- Да, я мыслю не логично. И по другому не собираюсь. Если даже
допустить, что я полетел бы как посол к этим радиосуществам и мог бы тем
хоть чуточку повлиять на судьбы человечества... во что, впрочем, я никогда
не поверю... то я с величайшей радостью отказываюсь от этой чести.
Благодарю, что ты предупредил меня.
Теперь, когда я наконец-то знаю, что вам от меня нужно, я нашел
решение тех вопросов, которые постоянно задавал себе. Я знаю тысячи мест,
где смерть приходит мгновенно и, вроде бы, безболезненно. Так что пусть
Чарльз Бордман договаривается с этими иногалактянами сам. А я...
- Дик, прошу тебя, не двигайся, - сказал Бордман, стоя в каких-то
тридцати метрах от Мюллера.




12



Как это все неприятно и, однако, необходимо, думал Бордман, ни
сколько не удивленный тем, какой оборот приняли события. В своем первичном
анализе он предусматривал два одинаково правдоподобных варианта: или
Раулинс согласится ложью выманить Мюллера из лабиринта, или Раулинс
взбунтуется окончательно и выложит ему всю правду. Он был готов как к
одному, так и к другому.
Из зоны "Ф" он пришел в сердце лабиринта вслед за Раулинсом, чтобы
овладеть ситуацией, пока это еще возможно. Он знал, что самоубийство может
оказаться одной из реакций Мюллера. Мюллер ни в коем мере не покончил бы с
собой от отчаяния, но разве не мог бы сделать это из мести? С Бордманом
пришли Оттавио, Дэвис, Рейнольдс и Гринфилд. Хостин и остальные дежурили в
наружных зонах. Люди Бордмана были вооружены.
Мюллер повернулся. Лицо его выражало удивление.
- Прости, Дик - сказал Бордман. - Но мы вооружены и вынуждены
поступать так.
- У тебя что, совсем нет совести? - спросил Мюллер.
- Там, где речь идет о безопасности Земли - нет.
- Это я уже давно понял. Но я все-таки думал, что ты человек, Чарльз.
Жаль, я не знал тебя лучше.
- Я бы предпочел, чтобы не возникало такой необходимости. Но что
поделаешь, если я не вижу другого выхода. Пойдем с нами.
- Нет

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики