Главная arrow Романы arrow Человек в лабиринте
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Человек в лабиринте Печать
Оглавление
Человек в лабиринте
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
. Я уже достаточно провинился перед
ним. Если ты не скажешь мне, как ты намерен довести эту интригу до конца,
пусть меня черти утащат, если я приму в этом хоть какое-то участие.
- Меня удивляет твое поведение.
- Я повторяю свой отказ.
- Я могу даже согласится с твоей точкой зрения, - сказал Бордман. - Я
нисколько не горжусь тем, что мы вынуждены здесь делать. Однако я
воспринимаю это как историческую необходимость. Время от времени
приходится опускаться до обмана, если это приходиться для значительно
более важной пользы для всех. Пойми, Нед, у меня тоже есть совесть. Ей,
этой совести, уже пятьдесят лет, и она очень чуткая. Ведь совесть
человеческая не подвержена атрофии с ходом времени. Мы просто учимся
справляться с укорами совести, и ничего больше.
- И каким способом ты намерен принудить Мюллера к сотрудничеству? При
помощи наркотиков? Пыток? Или же промыванием мозга?
- Ни один из этих способов.
- Тогда каким же? Я серьезно спрашиваю, Чарльз. Моя роль во всей этой
истории сейчас подойдет к концу, если я не буду знать, что мы собираемся
делать дальше.
Бордман закашлялся, допил вино до конца, съел персик и быстро, одну
за другой, проглотил таблетки. Он знал, что бунта Раулинса не избежать, и
приготовился к нему. И все же ему было неприятно. Пришла пора идти на
намеренный риск. Он сказал:
- Я вижу, что пришла пора покончить со всеми недомолвками, Нед, и
потому скажу тебе, что ждет Дика Мюллера. Однако я хочу, чтобы ты
посмотрел на это с более широкой точки зрения. Не забывая, что маленькая
игра, которую мы затеяли на этой планете, это не вопрос чьих-то моральных
принципов. Хоть мы и стараемся избегать громких слов, я вынужден тебе
напомнить, что ставка в ней - судьба всего человечества.
- Я слушаю, Чарльз.
- Вот хорошо. Дик Мюллер должен отправиться к нашим внегалактическим
знакомым и убедить их, что мы, люди, представляем собой вид разумных
существ. Согласен? Он один сможет справиться с этим заданием, поскольку
лишь он один проявляет уникальную в своем роде способность экранировать
свои мысли.
- Верно.
- Нам нет нужды доказывать тем существам, что мы добрые,
добропорядочные, или попросту милые. Достаточно, чтобы они поняли, что мы
наделены сознанием и обладаем способностью думать. Что мы чувствуем,
переживаем, что мы не бездушные, мудро сконструированные машины. Таким
образом, неважно, что излучает что-то.
- Я начинаю понимать.
- Когда он выйдет из лабиринта, я сообщу ему, какое задание его
ожидает. Вне сомнения, он будет в ярости, что его обманули. Но, может
быть, в нем превысит чувство долга. Я надеюсь на это. Ты вот думаешь, что
нет. Но это ни в коем случае не изменит ситуацию. Я не дам Мюллеру
никакого выбора, пусть только он выберется из этой пещеры. Он будет
доставлен куда следует и отправлен к тем чужим существам, чтобы наладить с
ними контакт. Отправлен силой, как я знаю. Но иного решения тут нет.
- Значит, все дело не в его желании помочь нам, - отметил Раулинс. -
Его попросту отправят туда. Как мешок.
- Как мыслящий мешок. В чем наши знакомые могут убедиться.
- Я...
- Нет, Нед. Сейчас мне ничего не говори. Я вижу все твои мысли. Тебе
ненавистен весь этот заговор? Разумеется. Мне тоже все это омерзительно. А
теперь иди и подумай над сказанным. Разбери ситуацию со всех точек зрения,
а потом принимай решение. Если утром ты решишь покинуть нас, то дай мне
знать, я уж как-нибудь попытаюсь обойтись без тебя... Но поклянись, что ты
не станешь принимать поспешных решений. Это дело слишком большой ценности.
Какое-то время Раулинс был бледен как полотно. Потом щеки его
заполыхали. Он прикусил губу. Бордман добродушно улыбнулся. Сжав кулаки и
прищурив глаза Раулинс отвернулся и поспешно вышел.
Намеренный риск.
Бордман принял еще одну таблетку. Потом потянулся за коньяком Мюллера
и нацедил себе немножко в бокал. Сладкий крепкий напиток с имбирным
привкусом. Выдержанный. Он старался как можно дольше сохранить этот вкус
на языке.




11



Мюллер почти полюбил гидрян. Живее всего и с наибольшим удовольствием
он вспоминал грациозность их движений. В самом деле, казалось, что они
парят в воздухе. Причудливость их облика никогда особенно его не поражала.
Он частенько повторял себе: если ты хочешь гротеска, то нет нужды искать
его за пределами Земли. Жирафы, омары, актинии, каракатицы, верблюды.
Поглядим объективно - вот верблюд. Разве он выглядит менее причудливо, чем
гидрянин?
Он опустился на влажной унылой части Беты Гидры-4, несколько к северу
от экватора, где на амебообразном континенте расположились несколько
крупных квазигородов, занимающих площадь в несколько тысяч квадратных
километров. Он был снабжен особой жизнеобеспечивающей аппаратурой,
сконструированной специально для его миссии, и прослойка фильтра облегала
его тело как вторая кожа

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики