Главная arrow Романы arrow Человек в лабиринте
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Человек в лабиринте Печать
Оглавление
Человек в лабиринте
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
.
Затем сказал:
- Не пора ли тебе вернуться к своим археологическим занятиям, Нед?
Твои коллеги будут вновь недовольны тобой.
- У меня есть еще немного времени.
- Уже нет. Иди.

Вопреки ясному приказу Чарльза Бордмана Раулинс настоял, чтобы
вернуться прямо в лагерь в зоне "Ф" под тем подтекстом, что он должен
доставить новую бутылку напитка, которую он в конце концов все-таки смог
выпросить у Мюллера. Бордман хотел выслать кого-нибудь за бутылкой, чтобы
избавить его от риска не отдохнув преодолеть силки зоны "Ф". Ему же,
однако, нужен был непосредственный контакт. Он чувствовал себя безгранично
потрясенным. И знал, что он во все большей и большей растерянности.
Бордмана он застал за обедом. Перед стариком помещалась плита из
темного полированного дерева, инкрустированная деревом светлым. В
прекрасных керамических сосудах помещались овощи в сахаре, зелень в
коньячном соусе, мясные экстракты, пикантные приправы. Бутылка вина
темно-сливового цвета возвышалась рядом с его мясистой рукой. Разные
загадочные таблетки располагались в углублениях вытянутой пластины из
черного стекла. Время от времени Бордман совал одну из них в рот.
Достаточно долго он делал вид, что не видит гостя, стоящего у входа в эту
часть палатки.
- Я тебе сказал, чтобы ты не приходил, Нед, - сказал он наконец.
- Это от Мюллера. - Раулинс поставил бутылку рядом с вином.
- Чтобы поговорить со мной, вовсе нет нужды приходить ко мне в гости.
- С меня довольно всех этих разговоров на расстоянии. Мне надо было с
тобой увидеться. - Раулинс стоял, поскольку сесть ему не предложили, в
явной растерянности от того, что Бордман даже не прервал обед. - Чарльз...
я думаю, что я больше не смогу ему врать.
- Сегодня ты лицемерил первоклассно, - заметил Бордман, потягивая
вино. - Весьма убедительно.
- Да, я учусь лгать. Но что из этого? Ты же его слышал. Он испытывает
отвращение к человечеству. Он в любом случае не захочет сотрудничать с
нами, когда мы извлечем его из лабиринта.
- Он не искренен. Ты сам это заметил, Нед. Глупый щенячий цинизм.
Этот человек любит людей. Именно потому он так себя и вел... поскольку он
измеряет их этой своей любовью. Но она не переходит в ненависть. На самом
деле - нет.
- Ты сам не был, Чарльз. Ты с ним не говорил.
- Я наблюдал. Я присутствовал, вслушивался в него. Я ведь уже сорок
лет знаю Дика.
- Только последние девять лет не в счет. Те, за которые он так
переменился.
Раулинс согнулся чуть ли не пополам, чтобы смотреть в глаза сидящему
Бордману. Бордман насадил засахаренную грушу на вилку, уравновесил ее и
лениво поднес к губам. Он намеренно меня игнорирует, подумал Раулинс.
- Чарльз, - снова начал он. - Будь же серьезным. Я хожу туда и
рассказываю Мюллеру жуткую ложь. Я очаровываю его этим исцелением, а он
мне все мои предложения швыряет назад в лицо.
- С оговоркой, что он не верит в такую возможность. Но он уже
поверил, Нед. Он просто боится покинуть свое убежище.
- Я прошу тебя, Чарльз, послушай. Допустим, он поверил. Допустим, он
выйдет из лабиринта и отдастся нам в руки. Что же дальше? Кто возьмет на
себя труд разъяснить ему, что ни один из способов излечить его невозможно,
и что он был бессовестно обманут, и что мы хотим, чтобы он вновь был нашим
послом среди чужих существ, в двадцать раз более странных и в пятьдесят
раз более опасных чем те, которые разбили ему жизнь? Я ему это говорить
отказываюсь.
- Тебе и не придется, Нед. Я сам это сделаю!
- Но как он прореагирует? Ты надеешься, что он улыбнется, поклонится
и еще похвалит: "Ах, какой ты дьявольски пронырлив, Чарльз, опять ты
своего добился! "И отправится и будет во всем послушен? Нет! Наверняка
нет. Может быть, тебе и удастся выманить его из лабиринта, но именно те
методы, к которым ты прибегаешь, сделают так, что все это окажется ни к
чему.
- Не исключено, что так и будет, - спокойно согласился Бордман.
- Так может ты посвятишь меня в свою тактику с того момента, когда ты
сообщишь ему, что излечение - это ложь, а ты подготовил ему рискованное
задание?
- Пока бы я предпочел об этом не говорить.
- Тогда я складываю свои полномочия, - заявил Раулинс.

Бордман ожидал чего-то в таком духе. Какого-нибудь благородного
жеста: внезапного раскаяния, ударившей в голову порядочности. Отбрасывая
свое деланное равнодушие он внимательно поглядел на Раулинса. Да, в этом
парнишке есть сила. Решительность. А вот ловкости нет. Пока еще нет.
Он негромко произнес:
- Ты хочешь сложить полномочия? Это после стольких уверений в заботе
о благе человечества? Ты нам нужен, Нед. Необходим. Ты являешь собой нить.
Ты являешь собой нить связывающую нас с Мюллером.
- В мои заявления входит также и Дик Мюллер, - строптиво возразил
Раулинс. - Дик Мюллер так же является частью человечества вне зависимости
от того, так ли он считает сам или нет

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики