Главная arrow Романы arrow Царь Гильгамеш
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Царь Гильгамеш Печать
Оглавление
Царь Гильгамеш
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
Страница 111
Страница 112
Страница 113
Страница 114
Страница 115
Страница 116
Страница 117
Страница 118
Страница 119
Страница 120
Страница 121
Страница 122
. Он выпустил
ласточку. Но и ласточке негде было опуститься, поэтому и ласточка
вернулась обратно. Тогда он выпустил ворона. Птица взлетела высоко и
далеко, и увидела, что воды начали отступать. Она облетела ковчег широким
кругом, каркнула, улетела и больше на ковчег не вернулась. Тогда Зиусудра
открыл все двери ковчега всем ветрам и солнечному свету. Он пошел на гору
и совершил возлияние, и выставил семь священных сосудов и еще семь, и жег
тростник, и кедр, и мирру богам, которые спасли его от страшной участи.
Боги почуяли запахи жертвоприношения и пришли, чтобы насладиться ими.
Инанна была в числе тех, кто пришел, разодетая в драгоценности. И она
воскликнула: "О да, придите, боги! Но не пускайте сюда Энлиля, ибо он тот,
кто обрушил воды потопа на моих людей!"
И все-таки Энлиль пришел. Он оглянулся и все осмотрел, и в гневе
спросил, как же это могло получиться, что какие-то человеческие души
избегли погибели. "Об этом спроси у Энки", - ответил ему Нинурта, воитель,
бог колодцев и каналов. И тут Энки смело выступил вперед и дерзко сказал
Энлилю: "Безумной затеей было насылать потоп на людей. В гневе своем ты
погубил и грешников, и невинных людей. Это чересчур. Это слишком. Если бы
ты послал волка, чтобы тот пожрал грешников, или льва, или даже еще один
голод, или чуму - что же, этого было бы вполне достаточно. Но не этот же
чудовищный потоп! И вот род человеческий погиб, о Энлиль, а весь мир
затоплен. Только этот ковчег и бывшие в нем люди выжили, да и это
произошло только потому, что Зиусудра, мудрый царь, увидел во сне замыслы
богов, и успел что-то сделать, чтобы спасти себя и дом свой. Иди к нему,
Энлиль. Говори с ним. Прости ему. Окажи ему свою любовь и милость".
Сердце Энлиля было тронуто состраданием. Он увидел, какие разрушения
принес потоп, и его охватила скорбь. И он взошел на борт ковчега Зиусудры.
Он взял царя за руку и взял руку его жены, притянул их к себе и дотронулся
до их лба, чтобы благословить их. И Энлиль сказал: "Ты был смертен, но
больше ты не смертный. Отныне вы будете как боги, и будете жить вдали от
рода человеческого, в устьях рек, в золотой земле Дильмун".
Так были вознаграждены Зиусудра и его жена. И там, в земле Дильмун,
живут они по сей день, вечные, неумирающие, двое, кто верой и терпением
возродил мир в те дни, когда Энлиль наслал потоп, чтобы стереть
человеческий род с лица земли.
Вот такую повесть слыхал я от арфиста Ур-кунунны, когда был ребенком во
дворце Лугальбанды.




30



Я продолжал свои блуждания в горе и безумии. Но теперь у моих
странствий была цель, как бы жалка и безумна она ни была. Не могу сказать,
вам, сколько месяцев я шагал, не могу вспомнить, по каким степям, горам,
долинам и равнинам. Иногда солнце висело передо мной как огромное око
злобного белого огня, посылая волны жара, которые кружили мне голову и
туманили разум, когда я шагал сквозь них. Иногда солнце было бледным и
висело на горизонте за моей спиной, или слева от меня. Я не могу сказать,
что это была за дорога, куда я направлялся. Я встречал реки, и
переправлялся через них. Не думаю, чтобы это были Две Реки наших земель. Я
пересекал болота, места, где влажный песок чавкал подо мной, как грязь. Я
шагал по дюнам и сухим пустыням, я прокладывал себе дорогу в зарослях
какого-то колючего тростника, который хлестал меня, как мстительный враг.
Я питался мясом зайцев и кабанов, бобров и газелей, а там, где они не
встречались, я ел мясо львов, волков и даже шакалов. Когда мне не
попадались звери, я ел коренья, орехи и ягоды, а там, где нечего было
есть, я не ел ничего. И это не имело для меня значения. Во мне была
божественная сила. Передо мной была божественная цель.
Через какое-то время я подошел к горе, которая, как я знал, зовется
Машу, которая стережет восход и заход солнца. Сдвоенная вершина Машу
достигала высоты небес, а ее склоны спускались до врат подземного царства.
Говорят, ее склоны сторожат люди-скорпионы, люди, которые только
наполовину люди, а наполовину - скорпионы, с выгнутыми хвостами, в которых
таится смертоносное жало. Ходят слухи, что один их взгляд убивает. Я не
увидел никаких людей-скорпионов, когда поднимался на Машу. Вернее сказать,
я встретил каких-то несчастных печальных страшилищ совсем не смертоносного
вида. Может быть, наслушавшись рассказов из третьих рук, люди превратили
их в чудовищных людей-скорпионов. С рассказами путешественников всегда так
происходит.
Но я не отрицаю, что почувствовал страх, когда впервые встретился с
ними, когда я набрел на плоское место, лежащее между двумя вершинами.
Существо, наверное какое-то время наблюдало за мной, прежде чем я его
заметил, оно стояло на возвышении надо мной, спокойно сложив руки на
груди.
Энлилем клянусь, странно было на него смотреть! Наверное, оно больше
было человеком, чем кем-нибудь другим, но там, где виднелась его кожа, она
была жесткая, ороговевшая и темная, очень похожая на панцирь скорпиона

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики