Главная arrow Романы arrow Царь Гильгамеш
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Царь Гильгамеш Печать
Оглавление
Царь Гильгамеш
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
Страница 111
Страница 112
Страница 113
Страница 114
Страница 115
Страница 116
Страница 117
Страница 118
Страница 119
Страница 120
Страница 121
Страница 122
.
- Не смейте меня трогать! - кричал я. - Трусы! Свиньи! Вы знаете, кто
я?!
- Ты Бугал-лугал, сын Лугал-бугала, - сказал Бир-Хуртурре, и все они
засмеялись, словно он сказал нечто остроумное.
- Придет день, и я стану царем!
- Бугал-лугал! Лугал-бугал!
- Я вам кости переломаю! Я вас реке скормлю!
- Лугал-бугал-лугал! Бугал-лугал-лугал!
Я думал, душа вырвется из моей груди. Какой-то миг я не мог ни дышать,
ни видеть, ни думать. Я боролся и вырывался изо всех сил, потом пнул
мучителя ногой и услышал хныканье. Я вырвался и помчался вон из класса не
от страха перед ними, а от страха, что убью их.
Отец-наставник и его помощник как раз возвращались после полдневной
трапезы. В своей слепой ярости я налетел прямо на них, они схватили меня и
держали, пока я не успокоился. Я показал в сторону класса, где
Бир-Хуртурре и Забарди-Бунугга глазели на меня и корчили мне рожи с
высунутыми языками. Я потребовал, чтобы их немедленно предали смерти.
Отец-наставник спокойно ответил мне на это, что я самовольно, без
разрешения, покинул свое место в классе и обратился к нему без разрешения.
За этот проступок он отдал меня рабу-экзекутору выпороть меня за мое
непослушание. Не в первый раз те двое терзали меня, иногда к ним
присоединялись и другие, те, кто посильнее по крайней мере. Отец-наставник
и его помощники всегда принимали сторону мучителей и говорили мне, чтобы я
сдерживал свой язык, и укрощал свой нрав.
Тогда я записал имена своих врагов как одноклассников, так и
наставников, чтобы запороть их до смерти, когда стану царем. Когда я стал
старше и начал понимать какие-то вещи намного лучше, я выбросил эти
списки.
Чтение и письмо - вот то, чему я научился в первую очередь. Для
царевича это очень важно. Подумать только, что все приходится доверять
честности писцов и министров, когда пакеты летят туда и обратно на поле
битвы или когда приходится вести переписку с царем чужой земли! Если
господин не умеет читать и писать, его можно как угодно обвести вокруг
пальца, и великий человек может быть предан в руки своих врагов.
Хотелось бы мне с честью сказать о себе, что мое стремление овладеть
этими искусствами было вызвано столь хитрыми и дальновидными
рассуждениями! Увы, никаких таких величественных мыслей у меня не было.
Меня привлекла к изучению письма моя вера в то, что оно волшебное. Уметь
создавать волшебство - это или какое другое - было необыкновенно
заманчиво.
Казалось чудом, что слова можно поймать и удержать, как ястребов на
лету, а потом посадить, как в клетки, на куски красной глины и потом снова
выпустить. И на это способен тот, кто знает это искусство. Вначале я даже
не верил, что такое вообще возможно.
- Ты просто выдумываешь слова, пока скользишь глазами по глине, -
сказал я отцу-наставнику. - Ты притворяешься, что видишь в этих каракулях
смысл, ты просто все придумываешь!
Невозмутимо он передал табличку своему помощнику, который тут же, слово
в слово, прочел то, что перед этим прочел отец-наставник. Затем он
пригласил в класс мальчика постарше, из другой комнаты, и тот прочел все
то же самое. А меня отстегали тростником по пальцам за мое неверие. Больше
я не сомневался. У этих людей - простых смертных, даже не богов! - был
некий дар извлекать живые слова из глины. Поэтому я очень внимательно
слушал, когда помощник отца-наставника рассказывал, как приготовить
глиняную табличку, как подрезать тростниковое перо, чтобы оно было
правильно заострено, как выдавливать те значки, которые и являются
письмом, прижимая тростниковое перо к сырой табличке. Я силился понять эти
значки.
Разобраться в них поначалу было трудно. Значки были точно такие же,
какие делали куры лапой в пыли. Постепенно я научился различать отдельные
начертания, из которых перед моими изумленными глазами возникало слово или
его часть. Некоторые значки обозначали отдельные звуки, а некоторые -
целые понятия: бог, царь, плуг. Некоторые значки показывали, как данное
слово соотносится со словами вокруг него. Постепенно я постиг суть этого
колдовства. Я обнаружил, что без труда могу заставить значки раскрыть моим
глазам свое значение. Я мог посмотреть на табличку и прочесть список
вещей: "золото, серебро, бронза, медь". Или: "Ниппур, Эриду, Киш, Урук".
Или еще: "стрела, дротик, копье, меч". Разумеется, мне никогда не
приходилось читать, как читают писцы, резво пробегая глазами колонки на
табличке, извлекая из нее полное богатство значений и тонкостей. Это дело,
которому надо посвятить всю свою жизнь, а у меня были другие задачи. Но я
хорошо знал письмена, которым учился, и до сих пор хорошо ими владею,
поэтому никогда меня не сможет обмануть раб, задумавший нечистую игру.
Еще нас учили деяниям богов и служению им и тому, как был создан мир,
как была создана Земля

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики