Главная arrow Романы arrow Царь Гильгамеш
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Царь Гильгамеш Печать
Оглавление
Царь Гильгамеш
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
Страница 111
Страница 112
Страница 113
Страница 114
Страница 115
Страница 116
Страница 117
Страница 118
Страница 119
Страница 120
Страница 121
Страница 122
. Семеро их, семеро,
злобные они, злобные. Эти семеро в нем - жгут его тело огнем. Изгоняю я
их, заклинаю я их, проклинаю я их...
Пока он причитал, я шагал из угла в угол, считая шаги тысячами. Я
чувствовал, как длань бога сжимается вокруг Энкиду. Для меня это была
смертная мука. Он лежал, хрипло дыша, глаза его помутнели, он едва
понимал, что происходит вокруг. Обряды продолжались часами. Когда целители
ушли, я остался возле его ложа.
- Брат мой? - прошептал я. - Брат, ты меня слышишь?
Он ничего не слышал.
- Неужели боги пощадили мою жизнь, такой страшной ценой? Неужели они
забирают тебя? Ах, Энкиду, это невыносимо...
Он мне ничего не ответил. Я начал говорить слова великого плача над
ним, медленно, запинаясь, но остановился. Рано было говорить над ним такие
слова.
- Брат, неужели ты покинешь меня? - спросил я. - Увижу ли я тебе
когда-нибудь снова?
Он меня не слышал. Он был затерян в бредовом сне.
Ночью он проснулся и заговорил. Голос его был ясный, и ум казался
ясным, но он никак не давал знать, что чувствует мое присутствие. Он
вспоминал тот случай, когда повредил руку в кедровом лесу, пытаясь спасти
прекрасные ворота. И он сказал, что, знай он только, что от этого
произойдет, сам бы взмахнул топором и разрубил бы ворота, как сноп
тростника. Потом он говорил об охотнике и ловце Ку-нунда, который поймал
его в степях.
- Проклятие на его голову за то, что он предал меня в руки людей из
города! - вскричал Энкиду таким голосом, что испугал меня. - Пусть он
потеряет все свое достояние! Пусть пойманные им звери крушат его ловушки и
убегают! Чтоб ему не было радости в сердце! - Какое-то время он помолчал,
стал спокойнее, и мне показалось, что он уснул. Но вдруг он снова сел на
ложе и снова стал бредить, на этот раз вспоминая священную наложницу
Абисимти. - И ее тоже проклинаю! - Он сказал, что был прост и невинен, а
она заставила его увидеть мир глазами людей, глазами мужчины. Он не
чувствовал ни печали, ни одиночества, ни страха смерти, пока она не
заставила его понять, что все эти вещи существуют. Даже та радость, что
она принесла ему, говорил он, была запятнана: ибо теперь, умирая, он
чувствовал острую боль от сознания, какой радости лишается. Если бы не
она, он оставался бы в своем счастливом неведении. Он горько сказал: -
Чтоб ей оставаться проклятой на все времена, чтоб ей вечно бродить по
улицам и прятаться за дверями! Да насилуют ее пьяные нищие! - Он откатился
к стене, кашляя, ворча, бормоча проклятия. Потом он снова утих.
Я ждал в страхе, что следующий, кого он проклянет, будет Гильгамеш. Я
боялся этого, пусть даже его ум был воспален. Но меня он не проклинал.
Когда в следующий раз он открыл глаза, то посмотрел прямо на меня и сказал
своим обычным голосом:
- Что, брат, уже середина ночи?
- По-моему, да.
- Может лихорадка наконец спадает. Мне что, снились сны?
- Снились, а еще ты бредил и говорил вслух. Но это, должно быть,
лекарства так на тебя действуют.
- Бредил, говоришь? А что такое я говорил?
Я рассказал ему, что он говорил про ворота, от которых ему причинился
такой вред, об охотнике, о наложнице Абисимти, о том, как он их всех
проклинал за то, что они ввергли его в такую печальную участь.
Он кивнул головой. Лицо его омрачилось. Он обеспокоенно задумался и
какое-то время молчал. Потом спросил:
- А тебя, брат, я тоже проклинал?
- Нет, меня нет, - ответил я, покачав головой.
Каким же огромным было его облегчение!
- Ах! Как же я испугался, что мог проклясть тебя!
- Нет-нет, ты этого не сделал.
- Но если бы все-таки это произошло, ты бы понимал, что это говорит
лихорадка, а не Энкиду? Ты же знаешь...
- Конечно, знаю!
Он улыбнулся.
- Я был груб и несправедлив, брат. Это же не ворота виноваты, что я
повредил руку. Ку-нинду ни при чем, если я попался людям. И Абисимти ни в
чем не виновата. Можно взять назад проклятия, как ты думаешь?
- Думаю, брат, что можно.
- Тогда я беру свои проклятия назад. Если бы не охотник и эта женщина,
я никогда не узнал бы тебя. Не научился бы есть божественный хлеб и пить
вино царей. Я не носил бы роскошных одежд и не было бы у меня царственного
брата Гильгамеша. Да процветает охотник, и в своем потомстве тоже. Да и
пошлют боги женщине удачу, пусть ни один мужчина не пренебрежет ею, пусть
царевичи и князья любят ее и забывают своих жен ради нее. Да пошлют ей
боги свое общество после смерти. Пусть ее одарят гранатами, лапис-лазурью
и золотом. Я беру свои проклятия обратно.
Он странно посмотрел на меня и совсем другим голосом спросил:
- Гильгамеш, я скоро умру?
- Ты не умрешь! Над тобой трудятся целители. Еще немного, и ты станешь
таким, как раньше.
- Как хорошо было бы снова подняться с этого ложа и бегать рядом с
тобой, брат, и охотиться вместе с тобой! Еще немного, говоришь?
- Еще совсем чуть-чуть!
Что еще мог я ему сказать? Почему не дать ему час покоя среди муки и
страха? И все же во мне не умирала надежда, что он выздоровеет

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики