Главная arrow Романы arrow Царь Гильгамеш
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Царь Гильгамеш Печать
Оглавление
Царь Гильгамеш
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
Страница 111
Страница 112
Страница 113
Страница 114
Страница 115
Страница 116
Страница 117
Страница 118
Страница 119
Страница 120
Страница 121
Страница 122
.
Она ахнула от изумления, так же, как ахнул я, когда она пришла ко мне
со своими разговорами о браке. А я все продолжал:
- Что ты такое? Камень, падающий из окна на голову. Деготь, пятнающий
руки, жилище, что обрушивается на голову живущим в нем, тюрбан, не
покрывающий головы. Жениться на тебе? Жениться на ТЕБЕ? Ах, Инанна,
Инанна, что за безумие, что за глупость!
- Гильгамеш...
- Какая надежда остается человеку, кто попал в сети Инанны? Я знаю этот
рассказ о садовнике Ишуллану. Он пришел и принес тебе корзину фиников, а
ты посмотрела на него, улыбнулась своей змеиной улыбкой и сказала:
"Ишуллану, подойди ко мне, дай мне насладиться тобой, потрогай меня здесь,
и здесь, и здесь..." Он отпрянул от тебя в ужасе, говоря: "Что тебе нужно
от меня? Я ведь всего-навсего садовник! Ты заморозишь меня, как мороз
побивает юный тростник!" А ты, услыхав такие слова, превратила его в крота
и бросила его в земляную нору.
Она в изумлении сказала:
- Гильгамеш, но ведь это всего лишь сказка о богине! Это не мои деяния,
это деяния богини, и к тому же очень давние!
- Мне все равно. Это одно и то же. Ты - богиня, а богиня - ты. Ее грехи
- твои грехи. Что случается с любовниками Инанны? Пастух, который приносил
тебе дары и забивал нежных козлят? Ты от него устала и обратила его в
волка. Теперь его же собственные подпаски прогоняют его прочь и его же
собственные собаки кусают его...
- Сказки, Гильгамеш, предания!!!
- А лев, которого ты любила? Ты выкопала для него семижды семь
ям-ловушек! А птица многоцветная? Ты сломала ей крыло, и теперь она сидит
и рыдает в чаще: "Мое крыло, мое крыло!" А жеребец, столь могучий в битве?
Ты же приказала сделать ему узду, и шпоры, и хлыст и велела ему скакать
семь лиг без передышки и пить грязную воду...
- Ты что, спятил?! Что ты мелешь?! Это же старые сказки о богине,
которые поют арфисты. Сказки и легенды!
Должно быть, я и вправду обезумел. Но я не сдавался.
- Ты была хоть раз верна, хоть одному своему любовнику? Ты ведь
обошлась бы со мной точно так же, как с ними!
Она было открыла рот, но не могла произнести ни слова. Я продолжал:
- А как насчет Думузи? Расскажи-ка мне, как ты отправила его в ад!
- Зачем ты швыряешь мне в лицо древние побасенки? Почему ты упрекаешь и
попрекаешь меня тем, чего я никогда не делала?
Я не обратил на ее слова внимания.
- Да нет, не бог Думузи, - сказал я. - Царь Думузи, что правил в этом
городе и умер раньше своего срока. Да-да, расскажи мне о Думузи! Думузи
царь, Думузи бог, Инанна богиня, Инанна жрица - это все одно и то же. Все
дети знают эту сказку. Она заманивает его в ловушку и потом ликует над
своей победой. Со мной тебе этого не видать.
Я остановился передохнуть, вытер пот со лба и совсем другим тоном
холодно сказал:
- Это царский дворец. Тебе тут делать нечего. Вон отсюда. ВОН!!!
Она искала слова, но только гневные восклицания вырывались из ее уст.
Потом она отшатнулась от меня, глаза горели, лицо пылало. У дверей она
остановилась и послала мне леденящий душу взгляд. Потом она сказала тихим,
спокойным голосом, который, казалось, исходил из преисподней:
- Ты будешь страдать, Гильгамеш. Это я тебе обещаю. Ты почувствуешь
боль, с которой не сравнится никакая мука. Так клянется богиня.
И она ушла.




24



В этот год с наступлением нового года засуха не прекратилась, летняя
жара продолжалась, влажный ветер, прозванный обманщиком, не задул с юга, а
в северном небе не было никаких признаков дождя. Эти признаки наполнили
меня великим страхом, но я держал этот страх при себе, ничего не говоря
даже Энкиду. В конце концов, и раньше случались засушливые периоды, а
дожди рано или поздно все равно приходили. Пусть в этом году они придут
позже, но они все равно придут. Я верил. Но страх мой был велик, потому
что теперь я знал: Инанна мой враг.
В ночь церемонии Священного Брака она и я стояли лицом к лицу в первый
раз после ее прихода ко мне во дворец на утренней заре. Когда я вошел в
длинную комнату в храме, чтобы приветствовать ее, глаза ее казались
полированным камнем, и каменным молчанием она встретила меня, когда я
сказал: "Привет тебе, Инанна!" Она не ответила, как должна была ответить
Инанна, словами: "Привет тебе, царственный супруг, источник жизни!" Тогда
я понял, что проклятие легло на Урук, проклятие, которое она наложила.
Я не знал, что делать. Мы вышли на террасу храма, мы провели обряд с
ячменем и медом, мы ушли в опочивальню и встали у ложа, украшенного
слоновой костью и черным деревом. Все это время она не сказала мне ни
единого слова, но по ее глазам я знал, что ненависть ее ко мне не утихла.
Ее жрицы-прислужницы сняли с нее украшения и нагрудные пластины, сняли с
лона золотой треугольник, открыв ее наготу и открыли ей мою наготу

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики