Главная arrow Романы arrow Царь Гильгамеш
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Царь Гильгамеш Печать
Оглавление
Царь Гильгамеш
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
Страница 111
Страница 112
Страница 113
Страница 114
Страница 115
Страница 116
Страница 117
Страница 118
Страница 119
Страница 120
Страница 121
Страница 122
.
Если при дворе к нему и ревновали, то я, должно быть, этого не замечал.
Может быть, в кругу героев и воителей и были такие, кто с горечью
отворачивался, говоря за нашими спинами: "Вот он, царский любимчик, дикий
человек. Почему он был избран, а не я?" Если так и было, то люди эти
хорошо скрывали свои обиды и горести. Мне, однако, хочется думать, что
таких мыслей не было, ведь Энкиду не потеснил ни одного фаворита. У меня
никогда особенно и не было любимчиков, даже среди закадычных товарищей,
как Забарди-Бунугга и Бир-Хуртурре. Они сразу увидели, что общение мое с
Энкиду было совсем другого рода, чем то, что связывало меня с ним. В мире
не было никого, равного ему. И не было дружбы, равной нашей.
Я абсолютно доверяя ему. Всю свою душу я раскрывал ему. Я даже позволил
ему увидеть, как я уединялся и бил в барабан, сделанный из дерева хулуппу,
который таким чудесным образом приводил меня к общению с богами. Он сидел
возле меня на корточках, когда я исчезал в ореоле голубого света. А когда
я приходил в себя, то моя голова покоилась на его коленях. Он смотрел на
меня, словно видел, как от меня исходит некая божественная сила. Он
касался моего лба и делал священные знаки кончиками пальцев.
Однажды он сказал:
- Ты можешь показать мне, как попасть туда, где ты был?
Я ответил:
- Конечно, Энкиду.
Но он никогда не смог туда попасть, как ни пытался. Мне кажется,
потому, что он никогда не был благословлен божеством. Он никогда не
почувствовал, как в душе его трепещут крылья, не видел искрящейся ауры,
которая является первейшим знаком, что тобой овладели боги. Я часто
разрешал ему сидеть подле себя, пока я бил в барабан, а потом катался по
полу, находясь в божественном экстазе.
Там, где надо было работать - строить каналы, укреплять стены,
выполнять любую работу, что посылали мне боги - Энкиду был со мной рядом.
На священных церемониях он стоял подле меня, подавая мне священные чаши
или поднимая на алтарь жертвенных животных - быков и овец - так легко,
словно это были птицы. Когда наступали времена охоты, мы охотились вместе,
и здесь он превосходил меня, поскольку знал животных так, как может их
знать только брат по крови. Он стоял, закинув голову назад, ловя ноздрями
воздух, а потом указывал в ту или иную сторону и говорил:
- Там лев. - Или: - Там слон.
И он никогда не ошибался. Мы снова и снова выходили на охоту в болота
или степи, и не было случая, чтобы мы не взяли зверя. Мы вмести убили трех
огромных слонов-самцов в большой излучине реки, и потом принесли их бивни
и шкуры в город и повесили их для обозрения на фасаде дворца. В другой раз
он смастерил яму, покрытую сверху ветвями, и мы поймали в нее огромного
слона, которого потом привели в Урук, где он простоял, ревя и фыркая, в
особом загоне всю зиму, пока мы не пожертвовали его Энлилю. Мы охотились
на львов - черногривых и безгривых. Мы охотились на них с наших повозок.
Энкиду бросал дротик в точности как я - одинаково метко правой и левой
рукой. Говорю вам, мы были единой душой в двух телах.
Конечно, во многом мы были разные. Он вел себя куда шумнее и
хвастливее, особенно когда ему случалось перепить вина, шутки его не
отличались вкусом. Мне приходилось видеть, как он смеется над такими
остротами, от которых и ребенок бы с неудовольствием поморщился. Что
поделать, он был человеком, выросшим среди диких зверей. У него было свое
достоинство, врожденное благородство, но это было не то благородство,
которое присуще человеку, выросшему во дворце, и чьим отцом к тому же был
царь. Мне было хорошо, оттого что Энкиду шумел и хвастался подле меня,
потому что я был слишком серьезен, и мне от этого было плохо. Он делал мои
дни светлее, но не так, как придворный шут, чьи остроты тщательно
продуманы, а легко и естественно, как бодрящий прохладный ветерок в
палящий день.
Он резал правду с подкупающей искренностью. Когда я взял его в храм
Энмеркара, думая, что он будет поражен его красотой и величием, он тут же
сказал:
- Ой, какой маленький и уродливый!
Этого я не ожидал. Позже я стал воспринимать великий храм моего деда
глазами Энкиду, и воистину, он показался мне маленьким и уродливым, да еще
он очень нуждался в ремонте. Но вместо того чтобы его чинить, я снес его
совсем и построил новый, роскошный, в пять раз больше, на Белом Помосте.
Это тот самый храм, что и теперь стоит там, и по-моему, завоюет славу в
грядущих тысячелетиях.
Не обошлось без неприятностей. Когда я сносил храм Энмеркара, я
рассказал Инанне, что собираюсь сделать, и она посмотрела на меня так,
словно я плюнул на алтарь, и ответила:
- Но ведь это величайший из храмов!
- Тот храм, что был на его месте ранее, тот, что построил Мескингашер,
был тоже величайшим храмом в свое время. А теперь его никто не помнит

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики