Главная arrow Романы arrow Царь Гильгамеш
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Царь Гильгамеш Печать
Оглавление
Царь Гильгамеш
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
Страница 111
Страница 112
Страница 113
Страница 114
Страница 115
Страница 116
Страница 117
Страница 118
Страница 119
Страница 120
Страница 121
Страница 122
.
- А-а-а, дикарь! Я должен был догадаться по твоим манерам. Значит,
теперь ты пришел в Урук, дикий человек? Ну, и что же ты от меня хочешь?
Сейчас не время подавать прошение царю.
Он нагло спросил:
- Ты куда идешь, Гильгамеш?
- Я что, обязан перед тобой отчитываться?
- Скажи мне, куда ты идешь?
Оживились мои оруженосцы. Мне кажется, они с радостью закололи бы его,
но я их вовремя остановил.
С некоторым раздражением я ответил, показав на дом за его спиной:
- Вон туда. На свадьбу. А ты меня задерживаешь.
- Тебе туда нельзя, - сказал он. - Ты хочешь забрать невесту себе?
Этого нельзя делать.
- Нельзя?! Нельзя?! Что за слова ты говоришь царю, дикарь! - Я в
недоумении пожал плечами и добавил: - Меня это забавляет. Говорю тебе -
уйди с дороги!
Я шагнул вперед. Вместо того, чтобы отступить, он шагнул мне навстречу,
чтобы не дать мне пройти, а затем схватил меня своими ручищами.
Смерти равносильно так поступить с царем. Однако у моих оруженосцев не
было возможности сразить его, потому что, как только он меня схватил, я в
страшном бешенстве обхватил его, собираясь швырнуть на ту сторону рыночной
площади. Мы сплелись в драке, поэтому никто не мог сразить его, не поранив
при этом меня. Оруженосцы отступили, давая нам возможность драться, и не
зная, что делать.
С первых же минут я понял, что он равен мне по силе, или почти равен.
Это было для меня чем-то новым. В детстве, в дни моей военной подготовки в
Кише, в потасовках с молодыми героями после того, как я стал царем, я
боролся просто ради удовольствия. Я всегда чувствовал после первого же
объятия, что человек, с которым я боролся, был полностью в моей власти. Я
мог швырнуть его оземь, когда хотел. Это доставляло удовольствие только в
детстве. Когда я стал старше, зная, что победа за мной, что это осознание
своей силы лишает борьбу подлинного испытания сил. Здесь все было
по-другому. Я не был ни в чем уверен. Когда я попытался сдвинуть его с
места, он не шелохнулся. Когда он попытался сдвинуть меня, у меня все силы
ушли на то, чтобы устоять. Я чувствовал себя так, словно перешел невидимую
границу, отделяющую меня от того мира, где Гильгамеш больше не был
Гильгамешем. То, что я теперь испытывал, не было страхом, но что это?
Неуверенность? Сомнение?
Мы боролись, пыхтя, фыркая, приседая и выпрямляясь, ни на секунду не
выпуская друг друга из объятий. Никто из нас не уступал победы. Мы
смотрели друг другу в глаза. Глаза у него были глубоко посажены, и от
напряжения налились кровью и они горели поразительным огнем. Мы пыхтели,
выли, ревели и рычали. Я выкрикивал оскорбления на всех языках, какие
только мог вспомнить. А он рычал, как дикий зверь, как лев, царь равнин.
Я хотел убить его. Я молил, чтобы мне было дано переломить ему хребет,
услышать звук ломающегося позвоночника, швырнуть его, словно изношенную
тряпку, в кучу мусора. Такая ненависть наполнила меня, что у меня
закружилась голова. Никто и никогда не оказывал мне такого сопротивления.
Он был словно гора, которая вдруг встала в ночи на моем пути. Как я должен
был себя чувствовать? Я царь, непобедимый герой. Но я чувствовал, что не
могу его одолеть, и он меня тоже. Не могу сказать, сколько времени мы
боролись. Наши силы были равны.
Но во мне все-таки обитает божество, а Энкиду - простой смертный. В
конце концов моя победа была неизбежна. Я почувствовал, что моя сила не
убывает, а его - начинает слабеть. В конце концов я плотно поставил одну
ногу на землю и согнул колено, тем самым успев рвануть его вниз, так что
ноги под ним подкосились, и он потерял равновесие.
В ту же секунду вся моя ненависть к нему улетучилась без остатка.
Почему я должен его ненавидеть? Он был великолепен. Он почти равен со мной
силой. И так же как река сносит плотину, так моя любовь к нему смела
остатки гнева. Это была такая любовь, что она пронзила меня, как горячие
лучи солнца весной, и совершенно покорила меня. Я вспомнил о своем сне - о
той звезде, которая упала с небес и которую я никак не мог сдвинуть с
места. Во сне я с величайшим усилием поднял ее и отнес к моей матери,
сказавшей мне, что это мой брат, мой великий друг. Да, так оно и вышло. Я
никогда не встречал человека, который был бы мне почти равен, так подходил
бы мне, словно нас изготовил великий мастер, как две половинки одной вещи.
Я прильнул к нему в этот момент душою, словно мы были едины в двух телах,
столь долго разделенными, а теперь соединившимися. Вот что я чувствовал.
Вот что пробежало между нами, пока мы боролись. Я подошел к Энкиду, поднял
его с земли и обнял его с любовью. Мы оба зарыдали. Мы оба знали, что
происходило в этот момент между нами.
- Ах, Гильгамеш! - воскликнул он. - Нет в мире подобного тебе! Слава
матери, что породила тебя!
- Есть, есть еще такой, как я, - отвечал я

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики