Главная arrow Романы arrow Царь Гильгамеш
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Царь Гильгамеш Печать
Оглавление
Царь Гильгамеш
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
Страница 111
Страница 112
Страница 113
Страница 114
Страница 115
Страница 116
Страница 117
Страница 118
Страница 119
Страница 120
Страница 121
Страница 122
. Но в первое
лето мы построили большую ее часть, достаточную, чтобы она защитила нас от
любого врага.
В первые месяцы своего царствования я был в полном расцвете своих сил.
Я почти не тратил времени на сон. Я работал весь день над тем, над чем
обязан работать царь, и заставлял своих людей работать, как я. Наверное, я
заставлял их работать чересчур много. Я доводил их до изнеможения, и за
глаза они стали называть меня тираном. Моя сила была невероятна,
неисчерпаема, я не понимал, что у них таких сил нет. Когда их трудовой
день заканчивался, они уже ничего не хотели, только спать. А я еще пировал
со своими придворными вечером, а потом, ночью, были еще и женщины. Может с
женщинами я хватал лишку, но тогда я об этом не думал. Мое желание могло
сравниться только с ненасытностью богов на жертвенное мясо и пиво. У меня
были наложницы, были жрицы из храма Инанны, случайные женщины в городе, но
и этого мне было мало. Не забывайте, что я частично бог, мой отец
Лугальбанда, а также Энмеркар, который называл себя сыном солнца. Поэтому
во мне пылает сила бога. Как мог я противиться этой силе? Как мог я
подавить ее? Присутствие божества трепетало во мне, билось, как удары
барабана, и я жил в этом ритме.
Но рядом с восторгом и силой, должен вам сказать, всегда была скрытая
печаль. Весь Урук служил мне, но никогда я не мог забыть, что я одинокий
человек, возвысившийся, но все равно одинокий. Может, такое чувство
свойственно всем. Не знаю. Мне кажется, что все остальные связаны
какими-то близкими узами с женами, сыновьями, друзьями, приятелями. А я, у
которого никогда не было брата, кто едва знал своего отца, кто был отделен
от своих приятелей по играм ростом и силой, теперь как царь был отрезан,
словно непроницаемыми стенами, от обыденного потока человеческого общения.
Труд днем, пиры вечерами и женщины ночью были моим утешением за муки
одиночества. Особенно женщины.
Мой управляющий царскими наложницами с большим трудом мог угодить моим
потребностям. Когда бродячие племена пустыни приходили в Урук на рынок,
они приводили мне своих девушек, смуглых, длинноногих, с темными тенями
вокруг глаз, с яркими и полными губами. Когда в городе подписывались
брачные договоры, невест сперва приводили ко мне, чтобы я взял их прежде
мужей, дабы осенить их божественной благодатью. Если жена одного из моих
советников понравилась бы мне, ее муж привел бы ее ко мне на ночь
безропотно. Никто не говорил ни слова против меня. Никто не смел, да и не
стал бы. Я был царь, моя сила равнялась силе владыки небес. Я не видел
ничего плохого в том, что я делал. Разве это не было моим отличительным
правом, как царя, героя, пастыря народа? Мог ли я поступить иначе, когда
мое желание терзало меня столь неутолимо? Вино, пиво, музыка, пение тех
ночей! И женщины, женщины. Их сладкие губы, гладкие бедра, колышущиеся
груди! Я никогда не отдыхал. Я никогда не останавливался. Биение барабана
во мне было неутомимо и безжалостно. Днем я вел своих людей на
строительство стен или на военные игры, пока глаза их не мутнели, а тела
не падали от усталости, а ночью я был ревущий огонь пожирающий сухую траву
лета.
Я никогда не уставал. Урук начинал уставать от меня, но я этого пока не
знал.
Приближался новый год, а вместе с ним снова время Священного Брака. К
тому времени я правил Уруком год и несколько месяцев. Сегодня ночью богиня
раскроется для меня во второй раз. Я совершил ритуалы очищения. Я
размышлял в тишине в домике Думузи, и когда пришел вечер, меня отвезли
традиционным путем на лодке, к моей богине.
Когда я высадился на той же пристани, где разбил войска Акки, и прошел
в город сквозь ворота в стене, которую я сам, собственными руками
построил, я почувствовал прилив гордости за то, что мне удалось свершить.
Я воистину чувствовал себя божеством. Не просто кем-то, в чьих жилах течет
божественная кровь, но действительно богом, носящим двурогую корону,
идущим по облакам во всем своем великолепии. Грешно ли мне было
чувствовать такую гордость? Я пришел из изгнания, чтобы принять корону. Я
починил каналы. Я сокрушил самого сильного противника. Я построил стены
Урука. А мне не исполнилось еще двадцати. Разве это не божественные
деяния? Разве не было у меня права гордиться?
А теперь меня ждала богиня.
Все эти месяцы у меня было мало возможности с ней видеться, разве что
при обычных жертвоприношениях и церемониях, на которых мы оба должны были
присутствовать. Иначе нам и не приходилось разговаривать. Было время,
когда мне хотелось прийти к ней за советом или благословением, но я не
ходил. Случалось, что она могла бы призвать меня и говорить со мной, но
она этого не делала. Я даже тогда, казалось, понимал, почему мы держались
на таком осторожном расстоянии друг от друга. В Уруке словно два царя, мы
с ней и были этими двумя царями: у нее была своя власть, у меня - своя

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики