Главная arrow Романы arrow Царь Гильгамеш
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Царь Гильгамеш Печать
Оглавление
Царь Гильгамеш
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
Страница 111
Страница 112
Страница 113
Страница 114
Страница 115
Страница 116
Страница 117
Страница 118
Страница 119
Страница 120
Страница 121
Страница 122
.
Но Отец Энлиль и пальцем не пошевелил, чтобы ее спасти. И Лунная Инанна,
когда Ниншубур в отчаянии обращается к ней, не может помочь. Только мудрый
и сострадательный Энки, ведающий про живую воду, соглашается прийти ей на
помощь. Энки посылает двух вестников в мир, и они находят Эрешкигаль в
родовых муках. "Мы можем помочь тебе", - говорят они, но требуют ответного
дара, и дар, который они просят - тело Инанны. Эрешкигаль вынуждена
согласиться - вестники облегчают ее муки. Потом они снимают со стены тело
Инанны и возвращают его к жизни. Но она не смеет покинуть мой мир,
повелевает Эрешкигаль, пока не приведет кого-нибудь вместо себя.
Кого же пошлет Инанна? Кого еще, как не своего супруга Думузи! Он
восседает на своем великолепном троне под яблоней в Уруке, разодетый в
сияющие одежды, и его вовсе не трогают страдания Инанны. Да, Думузи - это
то, что надо. Где же любовь Инанны? Нет любви! Ее жизнь - или Думузи. И
она не колеблется. Думузи не выказал никакого горя по поводу ее
исчезновения. Может быть, он чувствует себя прекрасно оттого, что его
беспокойная половина исчезла? Поэтому он обречен. Она смотрит на него
очами смерти и кричит семи демонам: "Хватайте его! Тащите его!". Демоны
хватают его, ломают флейту, на которой он играл, рубят его топорами, так
что кровь льется рекой. Он старается убежать от них, взывает к богам о
помощи, и боги помогают ему, но Инанна неумолима. В конце концов его
хватают, убивают и тащат в ад. Это то самое время, когда на земле
наступает великая смерть лета. Летом он должен умереть, он возвратится
осенью, когда начнутся дожди, вместе с наступлением нового года, отметить
свой Священный брак с Инанной и породить все живое заново. Где же в этом
сказании милость Инанны? Инанна - это та сила, которой лучше не перечить и
которую лучше не поминать всуе. Думузи должен умереть, он - царь и бог!
Все это я самым тщательным образом обдумал. Инанна сделала меня царем,
это совершенно ясно. Она и Акка, сотрудничали. Она сделала меня царем, она
может сделать иначе. Мне придется все время быть настороже, чтобы не
сыграть в жизни продолжение повести об Инанне и Думузи.
На третий день моего правления Инанна призвала меня. Когда богиня
повелевает, даже царь поспешает выполнить ее волю.
Мы встретились в маленькой комнатке в храме со стенами, выкрашенными в
розовый цвет, где стояли несколько сидений, которые захудалый писец и то
посчитал бы негодными для своего жилища. На Инанне было простое одеяние, и
лицо ее не было накрашено. Два дня назад она была одновременно и жрица, и
богиня, ужасная в своем могуществе и потрясающая в своей красоте. Женщина,
которую я встретил в этот день, не потрудилась войти в роль богини.
Красота ее всегда пребывала с нею, но ее великолепие не убивало. Хорошо,
что так, я ведь мало спал в первые два дня своего царствования, а
встретиться сейчас с богиней, будь она неотразима, тяжело даже для того, в
ком есть частичка божества.
Я хотел узнать от нее правду о смерти Думузи. Но как я мог напрямую
спросить ее об этом? "Не умер ли он от твоей руки? Не ты ли бросила яд ему
в чашу, жрица?" Нет. А, может быть так: "Я слишком молод и неискушен в
делах государственных. Скажи мне, может ли жрица-богиня убивать
недостойного царя, когда город устал от его ничтожества?" Нет. Не
отважился я и спросить о моем изгнании: "Может быть, Думузи потому стал
меня бояться, что ты как бы невзначай сказала ему, что дух Лугальбанды
вошел в меня?"
Ничего подобного я, разумеется, не сказал. И она промолчала об этом.
Она, которая смотрела на меня с обожанием и страстью в былые годы, не
удостоила меня теперь сияющим взглядом, усмешкой ликования, жарким
объятием, к чему вели все ее уловки. Она вела себя так, чтобы между нами
не проскользнуло ничего, что не пристало бы царю и жрице на первом
церемониальном свидании: холодная формальность, строгое соблюдение
ритуала. Инанна и царь сплетаться в страстных объятиях друг друга могут
быть только в ночь Священного брака, а это случается только раз в году.
Инанна поздравила меня с восхождением на престол и дала мне свое
благословение. Я столь же формально поклялся служить богине, как подобает
царю. Мы разделили вино, выпив его из одной чаши и вкусив жареного мяса
быка. Потом мы сидели и разговаривали как двое старых друзей, которые
долго не виделись: о прошлом, о нашей первой встрече в храме Энмеркара, о
событиях моего детства, о том, как я вырос и возмужал за эти четыре года и
так далее, и тому подобное. Все это говорилось небрежно и отстранение. Она
рассказывала, кто из знати умер за время моего изгнания. Это в конце
концов привело ее к рассказу о смерти Думузи: она закатила глаза,
вздыхала, притворяясь печальной, будто смерть царя была для нее великим
горем. Я испытующе смотрел ей в лицо

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики