Главная arrow Романы arrow Царь Гильгамеш
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Царь Гильгамеш Печать
Оглавление
Царь Гильгамеш
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
Страница 111
Страница 112
Страница 113
Страница 114
Страница 115
Страница 116
Страница 117
Страница 118
Страница 119
Страница 120
Страница 121
Страница 122
. Звали
ее Ама-суккуль. Она была дочерью Акки и одной из его прислужниц. Ей было
тринадцать лет и она была девственна. Когда он мне ее предложил, я не
знал, что ответить, так как не был уверен, что прилично брать жену в чужом
городе, мне казалось, что мне надо хотя бы получить согласие моей матери
Нинсун. Но Акка был глубоко уверен, что принц, долгое время гостящий в
Кише, не должен оставаться без жены. Нетрудно было понять, что,
отказавшись, я глубоко оскорблю его чувство гостеприимства и его чувства к
дочери. Брак в Кише, рассуждал я, не может считаться действительным в моем
родном городе, если когда-нибудь я пожелаю от него освободиться. Так взял
я мою первую жену. Ама-суккуль была веселой девушкой с округлой грудью и
славной улыбкой. Она была неразговорчива, за все время нашего брака она
никогда не заговаривала первая, если к ней не обращались. Я жалею, что мы
не были ближе друг другу. Но боги, увы, не послали мне счастья открывать
душу женщине в браке. Все жены, которые у меня были, все они были мне
чужими.
Я знаю, почему это было так. Я осмеливаюсь говорить это здесь, хотя вы
сами увидите это, по мере того, как будет развертываться повесть о моей
жизни. Все это потому, что всю свою жизнь я был связан странным,
неисповедимым путем с темной душой этой женщины, жрицей Инанной, которая
никогда не могла быть моей женой, но она не оставила в моем сердце места
ни одной другой женщине. Я любил ее, я ненавидел ее - часто то и другое
одновременно - я постоянно находился в состоянии борьбы с этой женщиной,
поэтому мне не довелось изведать обычной согревающей любви ни с одной
другой. Это правда. Кто это говорит, что жизнь царей и героев легка и
приятна?
Акка привязал меня к себе и другим образом, навязав мне вассальную
клятву, которая должна была иметь силу, даже если я когда-нибудь буду
правителем Урука.
- Я поклялся защищать тебя, - объяснил он, - и ты в ответ должен
поклясться в своей верности мне.
У меня были сомнения, не продаю ли я с позором Урук, становясь вассалом
Киша? Оставшись один, я пал на колени и просил дух Лугальбанды наставить
меня на путь истинный, но не услышал в своей душе ничего, что говорило бы
мне, что произносить такую клятву нельзя. В каком-то смысле мы были
обязаны сохранять верность Кишу, поскольку именно в Киш была ниспослана с
небес царская власть после Потопа и боги никогда не отменяли первенства
Киша. Давая клятву, я как бы подтверждал существующее первенство Киша и
нашу преданность, которые и ранее негласно признавались. У меня мелькнула
мысль, что в общем мне безразлично то, что я признал Акку своим сюзереном,
если только - стань я царем в Уруке - он не потребует, чтобы я платил ему
дань или выполнял бы его приказы. В клятве об этом ничего сказано не было.
Клятву я поэтому принес. Сетью Энлиля поклялся я в верности царю Киша.
Не было и разговора о том, чтобы я вернулся в Урук через несколько
недель, как мне поначалу представлялось. Вскоре не заставили себя ждать
посланники Думузи и мягко, но настойчиво просили Акки выдать меня. "Горько
тоскуют в Уруке по сыну Лугальбанды, - говорили они. - Наш царь
изголодался по его советам и ищет его сильной руки на поле сражений".
- Ах! - отвечал Акка, закатив глаза и изображая великую скорбь, - но
сын Лугальбанды и мне стал сыном, и я не расстанусь с ним за все сокровища
мира. Скажите Думузи, что я умру от горя, если сын Лугальбанды покинет
пределы Киша столь скоро!
Наедине Акка сказал мне, что его лазутчики доложили, что Думузи в ужасе
от того, что будто бы я в Кише собираю армию, чтобы его свергнуть. В Уруке
меня объявили врагом города, сказал Акка, и наверняка убьют, если я попаду
Думузи в руки.
Так я остался в Кише. Все-таки я ухитрился передать словечко моей
матери, что я жив-здоров и выжидаю удобное время, чтобы направиться домой.
Жизнь в Кише почти не отличалась от жизни в Уруке. В Уруке мы если
хлеб, мясо, пили пиво и финиковое вино, в Кише было все то же самое. В
Уруке и в Кише носили одежду из шерсти и полотна, в зависимости от времени
года, и даже моды были похожи. Улицы Урука были такие же, как и в Кише.
Дома в Уруке были с плоскими крышами, иногда двухэтажные, иногда
одноэтажные, обожженные кирпичи внизу, глиняные необожженные - вверху,
дома побелены. В Кише все было точно так же. В Уруке и Кише говорили на
одном языке. Единственной разницей - но очень значимой для меня - были
боги. Главные храмы Урука посвящены, разумеется, Инанне и великому
небесному отцу Ану. В Кише, разумеется, никто не сомневается в величии и
силе Ана и Инанны, но храмы посвящены здесь богу бурь Энлилю и великой
матери Нинхурсаг. Поначалу мне было непривычно находиться постоянно в
присутствии этих богов, а не тех, что правят Уруком. Я больше боюсь богиню
Инанну, чем люблю, но все равно мне тяжело пребывать там, где нет Инанны

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики