Главная arrow Романы arrow Царь Гильгамеш
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Царь Гильгамеш Печать
Оглавление
Царь Гильгамеш
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
Страница 111
Страница 112
Страница 113
Страница 114
Страница 115
Страница 116
Страница 117
Страница 118
Страница 119
Страница 120
Страница 121
Страница 122
.
Приходят дожди после долгой-долгой смерти-при-жизни, что зовется летом.
Это величайший и самый священный праздник в Уруке, от которого зависит
все остальное. Приготовлениями заняты все жители города на протяжении
многих недель по мере умирания лета. То, что было осквернено за прошедший
год, должно быть очищено жертвами. Те, кто нечисты от рождения - члены
нечистых каст, - должны уйти за стены города и построить себе там
временное жилище. Слабых и уродливых животных надо убить. Все дома и
общественные здания, требующие обновления, должны быть приведены в
порядок, а праздничные украшения развешены по местам. Наконец начинаются
парады. Впереди идут музыканты, продажные женщины надевают яркие шали и
плащи, мужчины на левую сторону тела навешивают женскую одежду. Жрецы и
жрицы проносят по улицам окровавленные мечи, и двуострые топоры, которыми
умерщвлялись жертвы. Танцоры скачут сквозь обручи и прыгают через веревку.
В своем храме Инанна совершает омовение, ее натирают благовониями и
надевают священные украшения: большое гранатовое кольцо, бусины
ляпис-лазури, блистающая золотая набедренная пластина, украшения для
пупка, для бедер, для носа, для глаз, золотые и бронзовые серьги,
нагрудные украшения из слоновой кости. А бог Думузи, податель плодородия,
входит в царя, который едет на лодке в храм, и входит через ворота в
святилища Инанны, ведя овцу и держа в руках козленка. Они вместе стоят на
пороге храма, жрица и царь, богиня и бог, пока весь город приветствует их
в великой радости. А потом они входят внутрь храма, в специально
приготовленную спальню. Он ласкает ее, и входит в нее, и вспахивает ее, и
изливает свое семя в ее чрево. Так было от начала начал, когда
существовали только боги, и царская власть еще не была ниспослана с небес.
В день новой луны, который означает начало нового года, я отправился с
остальными к Белому помосту, чтобы дождаться появления Инанны и Думузи.
Легкий ветерок, влажный и ароматный, дул с юга. Это ветер, который мы
называем обманщиком, ибо он обещает весну, но на самом деле возвращает
зиму.
На западной стороне Помоста появился царь с козленком и овцой. Толпа
расступилась, давая ему дорогу, когда он медленно поднимался по ступеням к
храму. Он выглядел величественно и великолепно. На нем был свет божества,
тело его словно светилось изнутри.
По-моему, во свершении Великого Священного Брака есть нечто, что
вызывает восторг любого человека. С тех пор как Думузи стал царем, он в
шестов раз совершал этот ритуал, и каждый год, глядят как он пересекает
помост, я был поражен почтением и благоговением, которые он во мне
вызывал, он, человек столь обычный в прочие дни, с такой дряблой душонкой.
Но когда в царе бог, сам царь - бог. Я никогда не забуду, как выглядел в
ночь священного ритуала мой отец - мощный, величественный, огромный. Не
оглядываясь по сторонам, он проходил мимо того места, где стояли мы с
матерью и смотрели...
Он входил в храм, возвращался вместе с Инанной, протягивал руки к
горожанам и снова уходил в храм, ведя богиню в опочивальню. Лугальбанда
всегда выглядел величественным. Я и не ожидал от Думузи, что он будет
способен соперничать с моим отцом, но в эту ночь так получилось.
В эту ночь, казалось, происходило что-то необычное. Царь и жрица обычно
показывались народу в тот момент, когда полумесяц луны появлялся над
храмом. Но в эту ночь этот миг наступил и прошел, а храмовая дверь
оставалась закрытой. Мы вопросительно переглядывались, но никто не смел
заговорить.
Наконец, огромная кованая дверь распахнулась, и священная пара
появилась. При виде них толпа благоговейно замолкла. Молчание было словно
пропасть, которая поглотила все звуки мира. Но это продолжалось только
мгновение. Секунду спустя послышался шепот, свист втянутого в грудь
воздуха, когда стоявшие впереди стали ахать и шептать от удивления.
Оттуда, где я стоял, невозможно было сразу увидеть, что произошло. Вот
Думузи, в сияющей короне и царском одеянии богатого синего цвета. Вот
подле него Инанна. И тут до меня дошло, что женщина в священных украшениях
из слоновой кости, золота, граната и ляписа - не Инанна, не та Инанна,
которая выходила на порог все предыдущие годы моей жизни. Та женщина была
невысока и полнотела, а эта казалась сделанной из более тонкой материи:
стройная, почти хрупкая, и высокая - ее плечи были почти вровень с плечами
Думузи. Секундой позже я понял, кем она может быть. До меня дошло, что я
вот-вот потеряю то, что никогда мне не принадлежало, и я ничего не могу
сделать, чтобы этому помешать.
Я должен был увидеть ее лицо. Я протолкался вперед, раскидывая локтями
людей, словно сухой тростник.
С расстояния в двадцать шагов я посмотрел прямо ей в глаза, и увидел
злорадство, сиявшее в них. Да, конечно, это была она, вырванная из своей
подземной комнатки и вознесенная на вершину священной власти в Уруке

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики