Главная arrow Романы arrow Царь Гильгамеш
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Царь Гильгамеш Печать
Оглавление
Царь Гильгамеш
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
Страница 111
Страница 112
Страница 113
Страница 114
Страница 115
Страница 116
Страница 117
Страница 118
Страница 119
Страница 120
Страница 121
Страница 122
.
- Я Абисимти, - сказала она, прикасаясь ладонью к груди и чреслам в
священном приветствии Инанны.
Она провела меня в свою каморку. В комнатке Абисимти были кровать, таз,
статуэтка богини. Она зажгла свет и совершила возлияния, затем подвела
меня к длинному узкому ложу. Мы встали возле него на колени и вместе
произнесли молитвы; она - крайне торжественно. В медной жаровне она сожгла
прядь моих волос, которую срезал дядя. Потом она сняла с меня одежду и
обтерла меня мокрой прохладной тканью. Увидев мою наготу, она нахмурилась.
- Сколько тебе лет? - спросила она.
- Через месяц будет двенадцать.
- Двенадцать? Только-то? - она мило рассмеялась и хлопнула в ладоши. -
Боги очень благоволят тебе!
Я ничего не ответил, только жег взглядом ее высокую округлую грудь,
видневшуюся сквозь полупрозрачную ткань одеяния.
- Какой ты нетерпеливый! - воскликнула она. - Первый раз вкушаешь это
таинство и едва можешь вытерпеть еще минутку!
Лгать жрице я не смел, но и правды мне говорить не хотелось. Поэтому я
отвернулся, притворившись смущенным.
Абисимти распустила свое одеяние, и оно упало к ее ногам. Но прежде чем
я овладел ею, она должна была подробно рассказать мистическое значение
того, что мы с ней собирались совершить, что я и без нее уже успел
осознать и прочувствовать. Потом она рассказала мне о способах в искусстве
соития. Это опять же было лишнее, но я это терпеливо снес. Затем мы
перешли к делу. Я изображал неловкость, из которой давно вырос. Когда все
кончилось, глаза Абисимти сияли. Пристойно ли ей, думал я, получать от
этого такое наслаждение, если она жрица? Позднее я узнал, что это не
только пристойно, а благословенно, если жрица Инанны наслаждается
служением ей в храме. Обычная шлюха может ненавидеть свое дело и презирать
своих клиентов, но жрица Инанны участвует в самом священном ритуале,
который считается мостом между смертными и богами. К шлюхе это относится
тоже, только она не понимает подобных вещей.
Вот так плыл я в мужскую зрелость. Мне казалось, я вижу, как
развертывается передо мной дорога моей судьбы. Я буду вкусно есть и сладко
пить, наслаждаться многими женщинами, буду воином, жрецом и царевичем, а в
один прекрасный день Думузи умрет, а меня назовут царем Урука. Я не
сомневался в этом. Было ясно, что это и есть моя судьба. Хотя я хорошо
понимал, что боги капризны, глупцами я их не считал: кто мог бы лучше
управлять городом, если не сын Лугальбанды? Мне казалось неизбежным, что
совет города назовет меня, когда дни Думузи окончатся.
Но пока царем был Думузи. И Думузи, хотя юношей его и не назовешь - ему
тогда было не меньше двадцати четырех, - легко мог прожить еще лет
двадцать, если ему повезет на бранном поле. Долго же мне придется ждать
трона! Во мне кипели досада и нетерпение. Я пытался сдерживать их, как
мог.




5



Однажды, когда я упражнялся в метании дротика, пришел ко мне раб,
носящий знак Инанны, и сказал:
- Сейчас ты пойдешь в храм богини.
Он повел меня по извилистым переходам, которых я никогда не видел
прежде, может быть мы спускались с ним в глубокие туннели под Белым
Помостом. В неверном свете наших масляных светильников я видел переходы с
высокими сводами, богато украшенными мозаикой красных и желтых оттенков,
что было странно в этом обиталище вечной ночи. В воздухе витал запах
курений, сырости, словно сами стены источали влагу. Это явно была какая-то
святыня, возможно, святая святых самой Инанны. Мне стало не по себе, как
всегда бывало при встрече с ЧЕМ-ТО, слишком близко связанным с богиней.
Я чувствовал в полутьме присутствие маленьких существ, слышал звук
хриплого, затрудненного дыхания. Время от времени наш проход пересекался с
другими, и я видел вдали зажженные светильники. Дважды натыкались мы на
демонов и колдунов, занятых своим делом. Скорчившись на мозаичном полу,
они разбрасывали вокруг себя ячменную муку и резко пахнущие ветви
тамариска. На нас они не обращали внимания. В боковом проходе, я мельком
увидел трех приземистых, двуногих демонов с бочкообразной волосатой грудью
и козлиными копытами. Они сразу же потрусили прочь от нас. Я уверен, что я
их видел на самом деле. Я не сомневаюсь, что это были демоны. Я знал, что
нахожусь в месте, полном опасностей, где один мир граничит с другим, и то,
что должно быть невидимо, переходит границы, которые ему не должно
переходить.
Мы держались нашей тропы, слегка наклонной. В конце концов мы оказались
возле огромной окованной бронзой двери, которая вращалась на большом
круглом камне, утопленном в плиты пола.
- Иди туда, - сказал раб.
Я вошел в длинную узкую комнату, темную и бесконечную. Ее грубые
кирпичные стены были украшены черной слюдой и красным песчаником,
вделанным в битум, а светильники, укрепленные в стенах, давали неверный
колеблющийся свет

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики