Главная arrow Романы arrow Царь Гильгамеш
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Царь Гильгамеш Печать
Оглавление
Царь Гильгамеш
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
Страница 111
Страница 112
Страница 113
Страница 114
Страница 115
Страница 116
Страница 117
Страница 118
Страница 119
Страница 120
Страница 121
Страница 122
. Прекрасная Инанна,
чтобы освободиться от оков подземного мира, предала своего мужа Думузи
демонам. Стало быть, боги совсем не лучше нас. Такие же мелочные, такие же
эгоистичные, такие же бездушные. Как же до сих пор я не замечал этих
вещей, слушая арфиста Ур-Кунунну? Может быть я был слишком молод, чтобы
понять? А может быть от тепла его песен и боги со своими деяниями
приобретали иной облик?
Мир, который открыл мне отец-наставник, был негостеприимен и жесток. Из
него можно было убежать только одним путем: в загробную жизнь, которая
была еще тяжелее и страшнее, чем эта. На что же тогда надеяться? Что в
этой жизни для нас? Что для нищего и царя? Вот на что обрекли нас боги. И
сами боги столь же уязвимы и напуганы: Инанна, донага раздетая по дороге в
ад, стоит перед царицей подземного мира. Чудовищно! Чудовищно! Надежны
нет, думал я, и не будет ни здесь, ни где-либо еще.
Тяжелые мысли для такого маленького ребенка, даже для потомка царя,
даже для того, кто на две трети бог и только на треть смертный. Я был
полон отчаяния. Однажды я ушел к городской стене у реки и увидел, как по
реке плывут мертвые тела тех, кому не по карману похороны. И я подумал:
царь ли, нищий ли - ни в чем нет смысла. Тяжелые мысли! Через какое-то
время я изгнал их из своей души. Я был молод. Нельзя же все время думать о
таких вещах.
Позже я понял: если боги столь же безжалостны и похотливы, как мы, то
верно то, что мы можем возвыситься, подобно богам. Но долго же пришлось
учить, этот урок!




4



Во мне текла божественная кровь, поэтому я быстро вырос и достиг
невиданной силы. Когда мне исполнилось девять, я был крупнее всех
мальчиков в маленькой храмовой школе и больше не опасался Бир-Хуртурре,
Забарди-Бунугги, и их товарищей. Мало того, они увидели во мне своего
вожака, играли в те игры, которые нравились мне, и уступали мне первенство
во всем. Единственная разница между нами состояла в том, что на их телах и
лицах росли волосы, а у меня нет.
Я отправился к колдуну на улице Куллаб и купил у него за девяносто се
серебра и полсила хорошего вина, примочку из толченого корня
можжевельника, сока кассии, извести и чего-то еще, что должно было
ускорить приближение мужской зрелости. Я натерся этой мазью под мышками и
вокруг чресел - кожа моя начала гореть, будто ее жгли тысячи дьяволов.
Через некоторое время волосы начали расти на мне столь же бурно, как на
любом воине.


Думузи вел военные кампании против Аратты, против города Киша, против
диких племен Марту, живущих в пустыне. Я был слишком молод, чтобы
принимать участие в этих войнах, но я каждый день упражнялся в искусстве
метания дротика, владения копьем, мечом, палицей и топором. Из-за моей
силы другие мальчики боялись упражняться в паре со мной, и мне приходилось
бороться с юношами старше меня. Однажды, сражаясь на топорах с воином по
имени Абба-сагга, я рассек его щит надвое. Он бросил свое оружие и убежал
прочь с поля. После этой истории мне трудно было найти противника даже
среди взрослых мужчин. Какое-то время я занимался сам, изучая искусство
стрельбы из лука, хотя это оружие охотника, а не воина. Первый лук,
который для меня сделали, был слишком слаб, и я сломал его, пытаясь
натянуть. Потом я купил дорогой лук, сделанный из разных пород дерева,
хитроумно склеенных вместе: кедр, сосна, ива и ясень. Он и сейчас служит
мне.
Еще одним искусством, которое я постиг, было зодчество. Я изучал, как
смешиваются мастики, алебастр, битум, как смешивается алебастр с дегтем,
как делают кирпичи, как штукатурят и красят стены и многое другое в
ремесле. Я трудился вместе со строителями в поте лица, постигая их тайны и
совершенствуя свое умение.
Единственная причина, по которой я все это делал, заключалась в том,
что по обычаю царевичи обучаются подобным вещам, чтобы играть подобающую
роль в создании храмов. В других землях царевичи обычно ездят верхом,
охотятся и развлекаются с женщинами, но наши обычаи не таковы. Помимо
того, что мне однажды предстояло взять на себя ответственность за подобные
дела, я прежде всего стремился овладеть этим мастерством ради собственного
удовольствия познавать новое. Когда я делал кирпичи и складывал их в ряд,
создавая стройную стену, я переживал чувство такое же сильное, какое бы я
чувствовал от свершения подвига. Было что-то удивительное в изготовлении
кирпича, в умении смешивать глину и солому, утрамбовывать ее в форме, и
снимать с нее излишки глины ребром ладони. Мне это нравилось.
Существуют и другие источники удовольствия и другие ощущения, куда
более чувственные. В этих вопросах я рано начал свое образование.
Моей первой учительницей была маленькая косоглазая пастушка коз,
которую я повстречал однажды на улице Скорпиона в конце зимы

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики