Главная arrow Романы arrow Царь Гильгамеш
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Царь Гильгамеш Печать
Оглавление
Царь Гильгамеш
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
Страница 111
Страница 112
Страница 113
Страница 114
Страница 115
Страница 116
Страница 117
Страница 118
Страница 119
Страница 120
Страница 121
Страница 122
. Бабочка, пока юна, живет в коконе. Потом она
выходит на свет божий, краткий миг наслаждается солнцем, потом исчезает.
Так и с человеческим родом. И у хозяина, и у раба свой краткий отмеренный
миг, свой взгляд на солнце. Такова наша доля.
Опять те же слова! Они приводили меня в отчаяние.
- Такова наша доля! - вскричал я. - И ТЫ МНЕ ЭТО ГОВОРИШЬ. ОТЕЦ!
- А как же иначе? Одна и та же судьба предназначена нам всем.
Прежде чем я осознал, что говорю, я уже сказал:
- Даже для тебя, отец?
Это было поспешная, глупая и бестактная фраза. Щеки мои запылали. Но он
остался невозмутим.
- Мы поговорим об этом в следующий раз, - сказал спокойно Зиусудра. - А
сегодня мы говорим о тебе. Я так понимаю, Гильгамеш: ты не столько боишься
умереть, сколько разгневан тем, что тебе предстоит умереть.
- Это одно и то же, - сказал я. - Назови это страхом, назови гневом -
для меня нет разницы. Я лишь вижу, что мир полон радости и чудес, и я не
хочу так скоро его покидать. Но как скоро я должен буду это сделать!
- Совсем не скоро, Гильгамеш.
- Как, ты знаешь, сколько мне отпущено?
- Я? Вовсе нет. Не стану обманывать тебя на сей счет. Но ты еще очень
молод. Ты очень силен. У тебя впереди много-много лет.
- Сколько бы их ни было, их все равно так мало! Ибо их число ограничено
и сочтено, отец.
- Это тебя и заботит?
- Это меня очень огорчает, - ответил я.
- И в свой горести ты пришел ко мне?
- Да.
- Чего же ты хочешь от меня: мудрости или вечной жизни?
- Я ничего не могу скрыть от тебя, отец. Я пришел за вечной жизнью.
Мудрость - совсем другое дело, отец. Я надеюсь, что она придет со
временем, но именно времени я у тебя и прошу.
- И ты думаешь, что тем, что ты сюда пришел, ты можешь отвоевать себе
больше времени?
- Да, я на это надеюсь.
- Тогда да пошлют тебе боги то, чего ты ищешь, - сказал Зиусудра.
Он долго молчал. Голова его упала на грудь, и он, казалось, размышлял.
Он хмурился, надувал губы, вздыхал. Я чувствовал, что утомил его. Я не
смел говорить. Это длилось долго. Ну же, думал я, протяни руку, дай мне
свое благословение, научи меня тайнам своей вечной жизни. А он все
вздыхал, все хмурился.
Потом он поднял голову и уставился на меня с такой силой, что я не мог
утверждать, что он слеп. Он улыбнулся и тихо сказал:
- Нам надо будет еще поговорить об этих вещах, Гильгамеш. Я пошлю за
тобой.
Он шевельнул рукой. Это было разрешение идти. Я увидел, как между нами
спускается невидимый занавес. Хотя Зиусудра все еще сидел передо мной, не
двигаясь, его словно НЕ БЫЛО ТУТ. Лу-нинмарка, который все это время стоял
возле меня, тронул меня за плечо. Я встал. Я низко поклонился. Я ушел. Я
последовал за Лу-нинмарка сквозь темный лабиринт, как человек, который
движется во сне.




36



Я работал на полях, я ходил в храм, чтобы послушать, как они снова и
снова пересказывают историю Потопа, я ел чечевицу и пил козье молоко, и
один день плавно переливался в другой. Я почти не думал о событиях в мире
за пределами острова, но я не подумывал и уехать. Иногда в моей памяти
всплывали улицы Урука, лица моей жены или сына, или какого-нибудь
придворного, но они казались мне обрывками сна. Однажды мне показалось,
что я вижу перед собой Энкиду, я улыбнулся, но не подошел к нему. В другой
раз в мои мысли вкралась Инанна - сияющая, великолепная, более прекрасная,
чем когда-либо. У меня в тот момент не было никакой ненависти к ней,
просто сожаление, что такая красота однажды была в моих объятиях, но
больше я не смогу никогда ее обнять. Так проходили дни. Урук и его заботы
ушли от меня. И вот, по прошествии достаточного времени, я обнаружил, что
меня снова ведут по подземному переходу в святая святых Зиусудры.
Он сидел так же, как и раньше, гордо выпрямившись на своем маленьком
плетеном стуле, как будто это был трон. Я почувствовал его силу. Она
окружала его, словно стена. Он был почти богом. Мне казалось, что он
пребывал в каком-то измерении за пределами моего понимания. Я инстинктивно
хотел опуститься перед ним на колени, как только оказался перед ним. Я
думаю, что никогда еще не знал человека, который вызывал был во мне такое
почтение.
Как только я вошел, он начал говорить. Но я не мог понять, о чем он
говорил. Слова поднимались из него, как столб густого дыма поднимается от
костра, сложенного из свежей древесины. И слова его были столь же
непроницаемы, как дым, поэтому я не мог пробиться к их смыслу. Его голос
кружил и кружил надо мной. Он говорил на языке наших земель - по крайней
мере, так мне показалось, - слова его были спокойными и уверенными, как
будто он защищал глубоко продуманную теорию. Но слова следовали одно за
другим, а я ничего не мог понять. Я встал на колени и уставился на него.
Потом из всего этого потока я стал воспринимать отдельные "слова

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики