Главная arrow Романы arrow Сын человеческий
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Сын человеческий Печать
Оглавление
Сын человеческий
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
. Вот нарциссы и
жонкили и голубые гиацинты с тяжелыми соцветиями. Вот дерево со знакомыми
листьями, еще и еще. Дуб. Клен. Береза. Значит, они любители древностей:
эти трясущиеся гигантские груды мяса для собственного удовольствия
восстановили старую Землю. Изображение колеблется и идет волнами. Клей
понимает, что сделал неверные выводы. Может сфероиды обитают не в
отдаленном будущем? Может, они близкие потомки человека? Изображение
возвращается. Сфероид кажется оживает, говоря Клею, что он на верном пути.
Да. Кто они человечество, удаленное на пять, десять, двадцать тысяч лет от
времени Клея, когда еще существуют дубы, тюльпаны, гиацинты и Луна? Да. А
где же логика эволюции? Нет. Человек изменил свою форму ради удовольствия.
Это его фаза овального сфероида. Позже он станет мерзким козлом. Еще позже
Хенмером. Мы все пойманы в ловушку времени.
- Сын мой, - произносит Клей.
(Дочь? Племянница? Племянник?) Он импульсивно пытается просунуть руки
сквозь прутья решетки, чтобы обнять сфероид, но получает толчок,
отбросивший его на несколько метров. Он лежит там, оглушенный, и какое-то
растение протягивает усики к его бедрам. Постепенно силы возвращаются к
нему.
- Прости, - шепчет он, приближаясь к клетке. - Я не хотел вторгаться к
тебе. Я предлагал дружбу.
Сфероид сейчас темно-янтарный. Цвет ярости? Страха? Нет: извинения.
Разум Клея наполняет еще одно видение. Сфероиды, клетка к клетке,
танцующие сфероиды, соединенные простертыми нитями. Гимн любви. Попробуй
еще, еще, еще. Клей протягивает руку. Она проходит между прутьями. Его не
отбрасывает. Поверхность сфероида сморщилась и из водоворота возникло
тоненькое щупальце, обхватившее запястье Клея. Контакт. Доверие. Собрат по
несчастью.
- Меня зовут Клей, - произнес Клей, страстно желая быть понятым. Но
все, что он получил в ответ от сфероида была серия ярких снимков его мира.
Единый язык во времена сфероида еще не придумали. Он мог общаться лишь с
помощью картинок.
- Ладно, - сказал Клей. - Я принимаю ограничения. Мы научимся понимать
друг друга.
Щупальце отпускает его руку, и он вытаскивает ее из клетки.
Он сосредотачивается на формировании образов. Самое сложное передать
абстрактные вещи. Любовь? Он показывает себя, стоящего рядом с женщиной.
Обнимает ее. Трогает ее грудь. Вот они в постели, совокупляются. Он ясно
показывает единство органов. Подчеркивает такие характеристики, как волосы
на теле, запахи, пятна. Оставив совокупляющуюся пару совокупляться, он
представляет одновременно себя на Хенмере в женском образе, производящим
те же действия. Затем он показывает себя, проникающим в клетку и
позволяющим щупальцу обвиться вокруг своего запястья. Capisce? А теперь
показать доверие. Кошка и котята? Ребенок и котята? Сфероид без клетки,
обнимающий сфероид. Неожиданная реакция боли. Изменение оттенка: эбеновый.
Клей воспроизводит картинку, возвращая сфероид в клетку. Облегчение.
Хорошо. Теперь, как передать одиночество? Он сам, обнаженный, среди
обширного поля чужих цветов. Мелькают мечты о доме. Образ города
двадцатого века: суматошного, беспорядочного, но все же любимого.
- Теперь мы общаемся, - говорит Клей. - Мы добились этого.
Кончается долгая ночь. В лазурной заре Клей видит невиданную при закате
растительность: пронзающие небо шпили деревьев с красными прожилками,
обвитые спиралями каких-то бобовых, огромных размеров цветы, внутри
которых качаются тычинки, наполненные бриллиантовой пыльцой. Хенмер
вернулся. Он сидит, скрестив ноги на дальнем конце плиты.
- У нас появился товарищ, - говорит Клей. - Не знаю, поймала ли его
ловушка или это я притащил его сюда. Я проделывал кое-какие опыты. Но тем
не менее он...
Мертв? Сфероид превратился в засохшую шелуху, прилипшую к одной стороне
клетки. Струйка радужной жидкости течет между прутьями клетки. Клей не в
состоянии возродить знакомый облик сфероида. Он идет к клетке, осторожно
прикасается к оболочке двумя пальцами и ничего не чувствует.
- Что случилось? - спрашивает он.
- Жизнь уходит, - говорит Хенмер. - Жизнь возвращается. Мы возьмем его
с собой. Идем.
Они идут на запад. Не дотрагиваясь до клетки, Хенмер толкает ее
впереди. Они минуют кучу высоких желтых деревьев с квадратной кроной, чьи
красные листья, болтающиеся толстыми гроздьями, корчатся, словно
потревоженные морские звезды.
- Ты раньше видел таких? - спрашивает Клей.
- Несколько раз. Ловушка приносит нам все.
- Я так понял, что это ранняя форма. Близкая к моему времени.
- Возможно, ты прав, - отвечает Хенмер.
- Почему он умер?
- Жизнь ушла из него.
Клей начинает привыкать к манере Хенмера давать ответы.
Вскоре они останавливаются у пруда с темно-голубой жидкостью, в котором
плавают круглые золотые дощечки.
- Пей, - предлагает Хенмер

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики