Главная arrow Романы arrow Сын человеческий
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Сын человеческий Печать
Оглавление
Сын человеческий
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
.
- Существует множество языков.
- Один.
- Ci sono molte lingue.
- Только один, который понимают все.
- Muchas lenguas! Sprache! Langue! Sprak! Nyelv! Путаница языков.
Echante de faire votre connaissance. Welcher Ort is das? Per favore,
potrebbe dirigermi al telefono. Finns det nagon bar, som talar engelska?
El tren acaba de salir.
- Когда разум касается разума, - говорит Хенмер, - понимание мгновенное
и абсолютное. Зачем вам нужно было так много способов говорить друг с
другом?
- Это одно из удовольствий дикарей, - горько произнес Клей. Он борется
с мыслью, что все и все забыты.
Мы определяем себя по своим поступкам, думал он. По продолжительности
нашей культуры мы осознаем, что мы - люди. И вот вся продолжительность
сломана. Мы утратили бессмертие. Мы могли вырастить три головы и тридцать
ног, наша кожа стала бы голубой, но пока живут Гомер, Микеланджело и
Софокл, живет и человечество. Но они исчезли. Если бы мы были зелеными
огненными шарами или красным наростом на камне, или сияющим узлом
проволоки и все же помнили, кем мы были, мы бы оставались людьми. Он
сказал:
- Когда мы с тобой летели сквозь пространство, как мы это делали?
- Мы растворились. Мы ушли.
- Как?
- Растворились. Уходя.
- Это не ответ.
- Я не могу дать тебе лучший ответ.
- Это для вас естественно? Как дышать? Ходить?
- Да.
- Значит, вы стали богами, - сказал Клей. - Для вас открыты все
возможности. Если нужно, вы летите к Плутону. Ради прихоти меняете пол.
Живете вечно или почти вечно, как хотите. Если вам нужна музыка, вы можете
превзойти Баха, каждый из вас. Вы можете рассуждать, как Ньютон, рисовать,
как Эль Греко, писать как Шекспир, вам это просто не нужно. Вы каждую
минуту живете в единстве цвета, форм, структур. Боги. Вы рождены быть
богами. - Клей рассмеялся. - А мы трудились для этого. То есть мы знали,
как летать, мы могли достичь других планет, мы укротили электрическую
энергию, мы извлекали звуки из воздуха, мы бежали от болезней, мы
расщепили атом. Чем мы были - мы были достаточно хороши. Для своего
времени. За двадцать тысяч лет до нас люди носили звериные шкуры и жили в
пещерах, а в мое время люди прогуливались по Луне. А вы, верно уже
двадцать тысяч лет живете такими, какие есть, так? Изменилось ли что-то в
мире за это время? Нет. Раз уж ты бог, ты не можешь однажды измениться,
потому что всего достиг. Знаешь ли, Хенмер, что мы всегда задумывались,
верно ли все время стремиться к вершинам? Вы утратили греков, поэтому вы
может быть не знаете о hybris. Чрезмерной гордости. Если человек
забирается слишком высоко, боги сбрасывают его вниз, потому что некоторые
вещи должны быть доступны лишь богам. Мы много думали о hybris. Мы
задавались вопросом, не становимся ли мы слишком похожи на богов? Не
покарают ли нас? Чума, огонь, буря, голод?
- Вы правда так думали? - с любопытством, отчетливо прозвучавшем в
голосе, спросил Хенмер. - Разве достичь слишком многого - зло?
- Да, правда.
- Жуткий мир, придуманный трусами?
- Честная концепция, изобретенная величайшими умами человечества.
- Нет, - возразил Хенмер. - Кто бы стоял за такую идею? Кто мог
отказаться от судьбы человечества?
- Мы жили, - объяснил Клей, - в напряжении между стремлением вперед и
страхом забраться слишком высоко. И мы продолжали взбираться, несмотря на
страх. И мы становились богами. Становились вами, Хенмер! Теперь ты
понимаешь, Чем мы наказаны? За то, что забыли hybris?
Он доволен сложностью своего объяснения. Он ждет ответ Хенмера, но
ответ не приходит. Постепенно он осознает, что Хенмер ушел. Надоела моя
болтовня? Вернется ли он? Все возвращается. Клей будет ждать всю ночь, не
двинувшись с места. Он пытается уснуть, но спать совсем не хочется. Он не
спал с момента своего первого пробуждения здесь. В звездной черноте мало
что можно увидеть. Слышны какие-то звуки. В воздухе плывет звук лопнувшей
струны. Затем доносится звук, словно вибрирует какая-то огромная масса. Он
слышит, как шесть полных каменных колонн поднимаются и стучат по земле.
Тонкий высокий свист. Густой черный бум. Мерцанье перламутровых шаров.
Сочное бульканье. Поблизости никого. Он уверен, что помещен в темный
корпус одиночества. Музыка затихает вдали, оставляя лишь свой аромат. Он
чувствует окутывающую его влажность. Интересно, насколько заразны чудеса
Хенмера? Он экспериментирует с изменением пола: лежа кверху животом на
скользкой сланцевой плите, он пытается вырастить грудь. Он весь немеет от
напряжения, заставляя расти на груди холмики плоти и - неудача. Может, ему
удастся начать с внутреннего устройства? Он представляет себе, как все
может выглядеть изнутри, - и снова провал. Он задает себе вопрос: а что
если прежде чем появиться женским признакам, нужно сперва избавиться от
мужских? И старается побыстрее убрать их - и снова провал

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики