Главная arrow Романы arrow Сын человеческий
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Сын человеческий Печать
Оглавление
Сын человеческий
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
. Считал шаги, сначала делал
пятьдесят шагов с правой ноги, затем с левой. Он менял количество шагов:
восемьдесят и шестьдесят, семьдесят и пятьдесят, девяносто и сорок, сто и
тридцать, тридцать и сто. Немного прыгал на правой ноге. Затем на левой.
Скользил. Шел жесткими автоматическими шагами. Останавливался и отдыхал,
сидя на корточках в серой пустоте. Он мастурбировал. Вывеивая воспоминания
прошлой жизни, представлял лица школьных товарищей, учителей, сослуживцев,
любовниц. Он рисовал здания, улицы и парки. Он лег и попытался уснуть в
надежде, что, проснувшись, окажется в другом месте, но сон не шел. Он шел
задом наперед. Распевал песни. Декламировал. Плевался. Прыгал в длину.
Ничего хорошего все же не добился. Пустая серость оставалась
неповрежденной, а волны удушающей тоски, словно смог, завивались вокруг
него. Ночная земля, место - не место, под мышка Вселенной, дом звуков
тишины. Все действовало угнетающе. Разум ослабел от бездействия.
Механический человек шел шаг за шагом, к чему-то приближаясь.
- Я! - кричал он.
- Ты!
- Мы!
Нет даже эха. Даже эха.
- Иисус Христос наш Спаситель!
- Когда в процессе человеческой жизни!
- Черт побери! Черт побери!
Тишина. Тишина. Тишина.
Его не накажут. Он будет идти вперед, что бы ни случилось, хотя пустота
простирается отсюда до кромки Вселенной. Он сбежал из Былого и Ледяного,
Огня, Тяжелого и Медленного и из Пустоты убежит, спасется, даже если
придется идти миллион лет.
- Клей!
- Отец! Сын! Святой Дух!
- Хенмер! Нинамин! Ти!
Воздух проглотил его слова. Храбрый рык скользнул сквозь ткань пустоты
и исчез. Но он все кричал. И топал ногами. Хлопал в ладоши. Тряс кулаками.
И шел. Шел. Шел. Настроение колебалось. Подчас бывали минуты, когда
переполненный отчаянием, он падал на колени, безвольно расслабившись и,
закрыв глаза, ждал, когда наступит его последний час. Иногда он вдруг
понимал, что конец его страданий лежит только впереди, если ему удастся
сохранить смелость и, собравшись, идти вперед: в эти последние дни он был
представителем человека и должен был оправдать доверие. Он шел и шел в
поисках хоть какого-нибудь знака. Что там на горизонте? Звезда? Нет. Нет.
Местами серость словно углубляется? Возможно. Наступает темнота? Кажется
так. Если это место вообще может изменяться, то оно должно когда-нибудь и
закончится. Он будет настойчив. Вот уже качество серости определенно
изменилось. Должно быть он, сам того не сознавая, пересек какую-то
границу. Награда вере: он выбрался из Пустоты. Хотя радость спасения
приглушили трудности в созерцании новых окрестностей. Здесь было ужасно
темно. Он шел и шел вперед, не натыкаясь на деревья или камни и не ощущая
каких-либо перемен в гладкости земли под ногами, а темнота все
усугублялась, пока не стала абсолютной, он уже начал сомневаться,
действительно ли покинул Пустоту, или наступила ночь Пустоты, пришедшая на
смену бесконечному дню. Продвигаясь дальше и дальше, он начал наконец
осознавать, что произошло. Он действительно вышел из пустоты, но это
упражнение в смелости и решимости, всего лишь привело его на соседнюю
территорию, которая называлась Тьма и была нисколько не лучше, а возможно
и намного хуже. Здесь не было всего того же, что и в Пустоте, но не было
еще и света, и он даже скорбел об утрате серости. Теперь он испытывал
настоящую безнадежность. По сравнению с Тьмой Пустота была садом
наслаждений.
Продолжать борьбу не осталось сил.
Он прошел все испытания и выжил, невзирая на риск. Но он ничего не
добился, а потерял слишком много. Он не станет сражаться с Тьмой.
Он сидел, обвив колени руками, и смотрел вперед, но ничего не видел.
За что я так наказан?
Если бы ему дали хотя бы один знак, он бы попытался пойти снова: хоть
капля дождя, звук отдаленного рыдания, шорох пролетающей мимо птицы,
вспышка света, падающая звезда. Но чернота была абсолютной. Она
ошеломляла. Клей раскинул руки, растянулся на земле лицом к отсутствующему
небу, открытые глаза ничего не видели. Больше он ничего не сделает. Он
будет ждать.
Ему вспомнился мир содержания, формы и красок. Сверкающие созвездия,
сморщенная серая кора деревьев, золотистый глаз лягушки, настойчивые
вертикали снежной бури, богатая краснота песка пустыни на восходе,
темно-розовый сосок на бледно-розовой груди, переливчатая чешуя вспугнутой
в пруду золотой рыбки, толстые громады небоскребов на фоне летнего неба,
броская игуана, застывшая в чаще джакаранды, ослепительные сполохи сияния,
острые искры сварочной дуги, умирающий красный цвет заката, разлитый на
небоскребах Манхэттена, белая пена в голубом потоке воды, улыбающиеся
камни сада Дзэн, океан, горы, прерии, пена. Никогда больше не видеть всего
этого. До боли в глазах всматриваться в ослепительный мир. Где деревья?
Где лягушки? Где звезды? Где свет?
Над ним прокатились миллионы лет пустой черноты

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики