Главная arrow Романы arrow Сын человеческий
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Сын человеческий Печать
Оглавление
Сын человеческий
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
. Может, накопившийся эффект
слишком близок к критической точке: наступит статичность, и он навсегда
зависнет здесь. Но он выиграл еще дюйм, грудь миновала край. Несколько
дней и ночей вытаскивал он правую руку. Еще. Еще.
Падение.




22



Медленное действительно пыталось удержать его. Он неспешно соскользнул
с края обрыва и весьма лениво приземлился, еще не до конца вписавшись во
временную схему внешнего мира. Хотя во время своего полета он смог
сгруппироваться, уберечься от падения вниз головой и, перевернувшись,
приземлился на бедра. Итак, он приземлился, легко плюхнувшись и
подпрыгнув.
Быстро поняв, что с ним все в порядке, он вскочил на ноги, восторгаясь
ощущением свободного движения.
Он махал руками. Ногами. Подпрыгивал. Тряс головой.
Здесь не было ни дикого тяготения, ни таинственной замедляющей силы, ни
невыносимого холода, ни яростной жары, ни ощущения неожиданного старения.
Обнаружив, что все неприятные ощущения отсутствуют в его новом месте
пребывания, он вздохнул с облегчением. С другой стороны он не мог здесь
найти и ничего хорошего. Кругом простиралась широкая, лишенная всякой
растительности равнина, состоявшая, казалось, из единой плиты блестящего
серого камня, идущего до самого горизонта. Небо было столь же серым, и
место их встречи невозможно было определить. Никаких растений. Никаких
признаков животной жизни. Ни холмов. Ни долин. Ни рек. Насколько хватало
глаз тянулось ничем не оживленное серое пространство.
Клей понял, что еще не покинул зону дискомфорта и сообразил, что пришел
теперь в место, называемое Пустота.
- Привет! - закричал он. - Эй! Кто-нибудь? Здесь! Где?
Ему не ответило даже эхо.
Встав на колени, он дотронулся рукой до серого камня. Тот оказался ни
теплым, ни холодным. Приблизив в камню лицо в поисках какого-нибудь
несовершенства, он ничего не нашел. Он мог быть и листом пластика без
швов. Поднявшись, он оглянулся назад, пытаясь увидеть плато, на котором
располагалась Медленное, но оно затерялось во всеобщей серости. Солнце не
появлялось. Здесь вообще ничего не было. Удивительно, что в таком
нематериальном месте еще сохранились молекулы воздуха: почему же не
всеобщая пустота? Ведь он, кажется, дышит. По крайней мере, иллюзия
дыхания была.
Нужно пересечь Пустоту.
Он никогда не знал такой изоляции. Он мог быть единственным объектом во
Вселенной. Может, он снова попался в ловушку времени и перенесся на
биллионы лет вперед, в эпоху торжества энтропии, когда все захватила
серость. Куда он идет? Как можно пройти время?
Могло быть хуже. Его здесь на раздавит. Не обездвижит. У него нет
опасности замерзнуть, сгореть или постареть. Можно ли справиться с
одиночеством? Разве изоляция здесь качественно отличается от той, которую
он испытывал в компании Хенмер и друзей?
Обдумывая все это, он продолжал идти. Вначале весьма бойко. Пусть
Пустота делает с ним все, что ей заблагорассудится. Где-то же она
закончится. Он будет прорываться вперед, как делал это в Былом и Ледяном,
Огне, Тяжелом и Медленном и, возможно, перенесет и дальнейшие испытания
или присоединится к старым товарищам, но в любом случае, пока он идет, он
не будет страдать. Конечно, когда пройдет много времени, он не уверен. Все
направления казались здесь одинаковыми, никаких знаков, по которым можно
было бы сориентироваться, не видно; он мог бы двигаться огромными кругами,
надежды на то, что подскажут восходы или звездный свет, не было. Он не
знал даже, продвигается ли он или это серая масса постоянно скользит под
ним назад, а он топчется на месте. Без изменений могли бы пройти столетия.
Этот вид статичности был даже хуже, чем то, что он испытал в Тяжелом или
Медленном. Неизвестными интервалами скользило мимо время, и душу
охватывало смутное отчаяние. С каждой минутой настроение становилось все
более мрачным. Теперь он знал, что самое худшее. Ничего раздавит его без
боли. Перед глазами неслась жизнь, а он ничего не видел: ни происшествий,
ни кризисов, ни отношений, ни события, лишь поток дней, недель, месяцев и
лет, серый, пустой. Царство неопределенности. Бесконечный город. Как
вырваться отсюда? Он шел, шел и шел и даже не пытался звать на помощь.
Пустота. Удручающая пустота.
Ничего не изменилось.
Он попробовал ничем не занимать свой разум. Он станет лишь шагающей
машиной, идущей шаг за шагом, не думая ни о чем, и возможно постепенно
дойдет до границы и подразнит это место, опустошающее душу, похвалится
своей победой. Но не думать не так-то просто. Сознание изоляции молотом
стучит по голове, будя сожаления и вожделения, страхи и надежды. Он шел.
Ничего не менялось. Скользит ли земля назад? Соединяется ли небо с землей?
Пустота. Пустота. Последняя смерть сердца, отрицание даже отрицания.
Он придумывал способы победить пустоту

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики