Главная arrow Романы arrow Сын человеческий
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Сын человеческий Печать
Оглавление
Сын человеческий
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
. И они
играли этой мыслью, забавлялись в своем бессмертии. Они дразнили его
мимолетностью, предлагая свои драгоценные жизни. А я их люблю, понял он.
- Ты одинок среди нас? - спросила Нинамин.
Над ними скользнула лавандовая туча. Начался внезапный бурный дождь,
оставляя на поверхности меда отметины, словно следы пуль. Поднимались и
опадали гейзеры темной жидкости. Во время бури никто не говорил. Мелькали
зеленые молнии. Загремел гром; и вдруг возник могучий звук, в котором Клей
быстро распознал плач Неправедной. Познакомлюсь ли я, наконец, с этой
досадной богиней? Рыдания прекратились. Капли падали менее бурно. На
вязкой поверхности медового озера разлились лужи сияющей воды. Скиммеры
придвинулись поближе к Клею, как бы желая его защитить.
- Помечтаешь с нами? - спросила Ангелон.
- О чем?
- Помечтаем о твоем мире, - она безмятежно улыбнулась, - потому что ты
одинок.




16



Он закрыл глаза. Его взяли за руки и повлекли в лоно озера. Они грезили
без сна и он грезил с ними. Они грезили о его мире, ибо он был одинок.
Они видели для него Египет. Белые пирамиды и рычащие сфинксы, скорпионы
на горячем красном песке, колонны Луксора и Карнака. Фараоны, Анубис и
Сет, Осирис, Гор, Ра. Они представляли Ласко и Альтамир, мерцающие
светильники из жира мамонта, художник левша, рисующий охрой на стене
пещеры, стада волосатых носорогов, колдунов в их шкурах и раскраске. Они
воображали ему золоченые купола Византии. Колумба, попавшего в качку на
море. Статую Свободы с мечом в руке. Они намечтали ему Луну с отпечатками
ног на поверхности и неподвижными металлическими пауками. Рощу деревьев,
Эйфелеву башню, Большой Каньон в Колорадо, коралловый пляж в Санта-Крус,
мост Бей на восходе солнца, Ривьеру. Намечтали пингвинов и додо,
мастодонтов и моа, намечтали львов и тигров, кошек и собак, газелей,
пауков, крыс. Они мечтали об автострадах. О тоннелях. О канализационных
трубах. О метро. Бенедиктине и Шартрезе, коньяке, бурбоне, виски.
Линкольне. Вашингтоне. Наполеоне. Он хватал проплывающие фрагменты,
обнимал их, отпускал и тянулся к новым. Течение было обильным. Они мечтали
о его друзьях и семье, доме, обуви. Они мечтали о самом Клее и посылали
его проплывать мимо себя. Они вытаскивали из волшебного горшочка множество
интересных вещей. Они дали ему Крестовые походы, кинофильмы, "Нью-Йорк
Таймс", Понте Веккьо, Девятую симфонию, Церковь святого Сепулькара, вкус
табака и мемориал Альберта. Скорость увеличивалась. Воспоминания душили
его. Озеро наполнилось обрывками прошлого. Они были очарованы и восхищены,
то и дело спрашивая, что это? кто это? как это называется?
- Ты рад увидеть все это снова? - прошептал кто-то. - Ты думал, об этом
забыли?
Клей застонал. Сон длился слишком долго.
И наконец, он закончился. Мечты исчезли. Он наугад схватил Нинамин и
прижал ее к себе, пока не прошел спазм ужаса.
- Ты испугался? Волнуешься? Тебе грустно?




17



День, ночь, день, ночь и день, и они вошли в землю лесов и потоков,
изрезанные и пересеченные, полные диких зверей. Некоторые вещи, казалось,
были дороги эволюции. Он увидел нечто, похожее на американского лося, хотя
это животное было увенчано цветущим зеленым кустом вместо рогов, увидел
почти медведя, пузатого, с тяжелой челюстью, его делал странным лишь
острый позвоночник; увидел плоские хвосты, ударявшие по воде, и вспомнил о
бобрах, хотя их владельцы имели длинные изогнутые шеи; он узнал гору
блестящих игл дикобраза, блеск зубов и хвост рыси, дрожащие длинные уши и
кремовый мех кролика. Но было здесь и множество зверей, для которых он не
смог найти сравнение: куча волосатой плоти, по форме напоминавшая детскую
коляску с пятью равностоящими стволами по периметру, синюю вертикальную
штуку, пробиравшуюся вперед на единственной резиновой ноге, нелетающую
птицу с куриными лапами и мордой крокодила, крадущееся существо, лишенное
конечностей, состоящее из трех змеиных тел, соединенных параллельно, и
много других. Пока они шли, погода ухудшалась, что озадачило Клея, ибо
здесь определенно наступала осень, а он уже стал привыкать к миру без
времен года и климатических зон. Подул морозный ветер. В сухом воздухе
шуршали опадающие листья. Солнечный свет померк; звуки стали резче,
горизонт обложили тяжелые серые тучи.
- Мы приблизились к еще одному неприятному месту, - объяснил Хенмер.
- Какому?
- Оно называется Ледяное.
Место, называемое Ледяным, возникло перед ними совершенно неожиданно.
Толстый занавес из тесно растущих деревьев с кронами из голубых иголок
отмечал границу между землей лесов и лежащей дальше ужасной зоной.
Путешественники протиснулись между деревьями и вошли в вечную зиму. Этот
нелепый кусок старой Антарктиды, вделанный в помягчавший глобус, казался
пятном проказы на нежной щеке

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики