Главная arrow Романы arrow Сын человеческий
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Сын человеческий Печать
Оглавление
Сын человеческий
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
. Два надменных удара
передних когтей и несчастный зверь раскололся надвое. Освобожденный хорек,
залитый черной кровью, скользнул в свое гнездо. Динозавр, ссутулившись,
принялся пожирать зверя, отправляя в свою пасть целые глыбы мяса. Рвал на
клочки и сопел от удовольствия. Притаившись в безопасности за дверью, Клей
наблюдал за ним, пораженный не странным убийством, а посланием, шедшим из
разума чудовища. Это была не рептилия, а еще один сын человеческий.
- Ты из Едоков? - спросил Клей мысленно, и ночной кошмар ответил, не
прерывая пиршество:
- Итак, мы знакомы.
Мысли Едока плыли, словно айсберги в сером море. Контакт поверг Клея в
ужас. Он отпрянул к дальней стене и уговаривал себя, что Едок слишком
велик, чтобы войти в комнату. Но дверь распахнулась. Злобная морда
просунулась в проем, хотя туловище Едока осталось в зале. В блестящих
глазах Клей увидел свое отражение.
- Человек? Древняя форма? - спросил Едок.
- Да. Ловушка времени...
- Понятно. Резкое разочарование. Мягкая розовая штучка. Бесполезная.
Клей ответил:
- Люди были созданы слабыми, чтобы могли развиваться их умения и
рефлексы. Если бы у нас с самого начала были твои когти и зубы, могли ли
мы когда-нибудь изобрести нож и молоток, долото и топор?
Едок засмеялся. Он немного просунул морду в комнату. Клей заметил, что
гладкий пластик стены вокруг дверного проема начал трескаться. Эта тварь
сожрет его в три глотка.
- Я тоже человек, - хвастался Едок. - Принявший форму животного.
Принявший форму силы.
- Сила в преодолении физической слабости умом, - сказал Клей. - А не в
том, чтобы взять звериную силу.
- Давай испробуем мои зубы против твоего ума, - предложил Едок. Он
продирался через дверь - очевидно, ненасытный желудок искал еще мяса.
- Твои собратья этой эпохи сосуществуют без убийства. Им не нужна пища.
Почему же ты убиваешь? Почему ты должен есть?
- Это мой выбор.
- Выбор вернуться к примитивизму?
- Разве я должен быть как другие?
- Другие свободнее тебя, - настаивал Клей, - Ты зависишь от нужд плоти.
Ты - не шаг вперед в эволюции. Ты - анахронизм, атавизм.
Дверной проем трещал.
- Зачем было вытаскивать людей из дерьма, если они сами опять стремятся
стать чудовищами?
Ярость давила на стену. По ней бежали трещины.
Едок сказал:
- Здесь нет никакой цели. Никаких ограничений. - Щелкнул зубами.
Просунул в комнату одну руку. - Мы выбрали свою форму в то время, когда
захотели этого. Зачем нам сидеть и петь? Зачем играть с цветами? Зачем
выполнять Пять Обрядов? У нас своя дорога. Мы - часть природы вещей.
Монстр протянулся через дверь, вынеся полстены.
Открылась широкая пасть. Сверкнули страшные зубы. Клей заметил в углу
комнаты, противоположном двери, маленький люк еще во время беседы с
чудовищем, и теперь ринулся к нему. Обнаружив, что он открыт, с великим
облегчением скользнул в него, спасаясь от жуткой пасти. Отступление Клея
сопровождалось ревом Едока. Теперь он оказался в самой сердцевине
обслуживания, темной, затхлой, со спиральными переходами, создававшими
запутанный лабиринт. Со временем глаза привыкли к новой обстановке. В
галереях обитали животные сотен видов. Экология была непонятна: чем
питались травоядные? Искать здесь логику - пустая трата времени. По
коридорам, собирая урожай, двигалась по крайней мере дюжина Едоков. У
каждого была своя территория. На чужую никто не посягал. Они постоянно
охотились и никогда не находили подходящего мяса. Клей научился
распознавать их приближение по характерному сопенью задолго до того, как
подходил близко, и таким образом, избегал опасностей. Сможет ли он найти
обратную дорогу к оставшейся открытой двери? Сможет ли вернуться
невредимым в ту часть тоннель-мира, которую обслуживали роботы?
Бесконечное блуждание по пересекающимся коридорам. Тело снова покрылось
волосами. Впервые с того момента, как он отдал свой голод Хенмер,
появилась пока легкая, но явственная потребность в пище. Он познал жажду.
Почувствовал неловкость от своей наготы. Слишком много пыли попало в
легкие. Увертываясь от Едоков, он был не в состоянии заметить мелких
зверьков, и его несколько раз цапнули за икры и пятки. Переход следовал за
переходом, но к знакомой территории он не приближался. Его охватило
отчаяние. Он вечно будет скитаться в подземном мире. А если даже удастся
выбраться на поверхность, он окажется в той же пустыне галлюцинаций, где
его покинул проводник-сфероид. Встреча с Едоком не вдохновляла. Его давило
сознание того, что такой зверь является его потомком.
Желая утешиться, он пытался убедить себя, что клевещет на Едоков. Он
придумывал их культуру. Рисовал образ Едоков за молитвой, воспламененный
рвением и духовной нежностью. Придумал поэзию Едоков. Представлял их
собравшимися у стены с развешанными картинами и слушал их мысли об
эстетике

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики