Главная arrow Романы arrow Сын человеческий
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Сын человеческий Печать
Оглавление
Сын человеческий
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
. Сияющий стебель, освещавший ему дорогу, тоже заразился
старением - он гнулся и клонился, его свечение поблекло. Тропинка шла в
гору, и подъем этот становился все сложнее. В горле пересохло, и распухший
язык громоздился во рту, как кусок старого тряпья. Клейкие слезы
выкатились из глаз и покатились по щекам. Он напоминал гнусного
козлочеловека, покрытого пеной.
До его слуха доносились какие-то звуки, издаваемые животными. Слабеющий
свет стебля показал ему разинутые зубастые пасти у каждого дерева вдоль
тропы. Темные цветы распространяли запах желудочного сока. В висках
стучало, внутри разлился холод. Дважды он падал и дважды поднимался на
ноги без посторонней помощи. Былое. Былое. Былое. Сама Вселенная умирала,
солнца гаснут, молекулы замерли, энтропия выиграла свою долгую войну.
Сколько еще идти? Невыносимо больше видеть собственное тело постаревшим и,
содрогнувшись, он отбросил прочь свой стебель, радуясь избавлению от
света. Но Брил, подобрав стебель, снова вложила его в руку Клея и сказала:
- Ты не должен обрекать его остаться в таком месте.
Душа Клея наполнилась стыдом и сожалением, он сжал стебель, стараясь не
смотреть на себя и своих спутников.
Все краски вылиняли. Все казалось оттенками черного цвета, даже
мерцание стебля. Кости гнулись с каждым шагом. Кольца его внутренностей
залатаны. Легкие содрогаются. В яростном рывке он попытался догнать Хенмер
и пробормотал:
- Мы здесь умрем! Нельзя ли поскорее убраться отсюда?
- Худшее уже позади, - негромкий голос Хенмер звучал спокойно.
Так и было. Кругом все еще царила ночная мгла, но Былое уже ослабило
свою хватку. Воскрешение было долгим и постепенным. Дрожь и одышка
медленно прекратились, симптомы психического разложения минута за минутой
угасали. Тело Клея выпрямилось. Взгляд прояснился. Кожа разгладилась.
Вернулись зубы. Все мужское триумфально росло. Хотя даже твердость его
флагштока не могла стереть воспоминаний о том, где он был и через что
прошел. Он живо ощущал еще на своем плече когти времени и не забыл
подробностей своего спуска в век привидений. Он шел очень осторожно и
экономил силы и дыхание. До чего же хрупко его внутреннее устройство.
Можно услышать, как кость трется о кость, как потоки темной крови рвутся
по ставшим более толстыми артериям. В воскрешение верилось с трудом. Может
это все лишь сон во сне? Нет. К нему действительно вернулась молодость,
хотя и придавленная печалью смертности.
- Много ли в мире таких мест? - спросил он, и Нинамин ответила:
- Одно лишь Былое. Но есть и другие места, где испытываешь неудобства.
- Как что?
- Одно из них называется Пустота. Другое - Медлительность. Еще одно -
Лед, еще - Огонь, Тьма, Тяжесть. А ты думал, что нашел мир - сплошной сад?
- Откуда они взялись?
- В старые времена они служили для обучения человечества. - Она
засмеялась. - Тогда это было очень серьезно.
- Но теперь-то вы обладаете силой, способной убрать подобные места, -
предположил Клей.
Нинамин снова разобрал смех:
- Можем, но не сделаем. Они нам нужны. Мы тоже очень серьезны в такие
дни.
Тело Нинамин снова стало крепким и гибким. Высокая грудь и тугие бедра
притягивали взор. Она снова двигалась легко и красиво, а золотисто-зеленая
кожа словно светилась изнутри. К другим Скиммерам тоже вернулись их
бодрость и энергия.
Небо озарилось светом, но это был не восход. Если он еще не совсем
утратил ориентацию, то получалось, что всю ночь они двигались на запад, но
свет-то разгорался впереди. Зеленый светящийся конус поднимался от
подножия склона, по которому они сейчас спускались и расширялся, занимая
все больший участок неба - он был похож на гейзер бледного свечения. Ветер
поднимал в нем вихри и воронки света внутри света. Вспышку света
сопровождал торопливый, шелестящий звук, напоминавший Клею далекий шум
воды. Он услышал еще и какой-то замогильный смех, звучный и скользкий. Еще
несколько минут спуска - и он отчетливо увидел, что их ждет впереди. Там,
где гора встречалась с долиной, землю покрывало нечто блестящее. Казалось,
вся долина запечатана стеклом, тянущимся до горизонта. В центре него из
круглого дымохода исходил поток зеленого света. За колеблющимся, мерцающим
светом он смутно различил некую массивную тень, возможно низкую широкую
гору. Насколько хватало глаз не было видно никакой растительности. Все
какое-то суровое и неземное. Он обратился было за объяснениями к
Скиммерам, но их лица сосредоточенно застыли, они шли, словно в трансе, и
он не решился прерывать вопросом их медитацию. В полной тишине процессия
достигла подножия склона. Наконец своими босыми ногами он ощутил скользкий
холод стекла. Каждый Скиммер, перед тем как ступить на стекло,
останавливался и оставлял на границе земли и стекла свой стебель-факел.
Клей повторил то же самое

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики