Главная arrow Романы arrow Сын человеческий
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Сын человеческий Печать
Оглавление
Сын человеческий
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
. Он представил себе,
что кости Ти служат больше для передачи ощущений и красок, чем для того,
чтобы поддерживать тело. Вскоре перед ними выросли приземистые желтые
деревья, растущие на небольшом склоне, земля вздымалась, словно
приподнятая твердой рукой и из-под нее, как волосы гиганта, торчали серые
стебли. Солнце уже висело низко, и у теней заострились края. Небо
освещалось дрожащим красным светом. Примерно на середине подъема под
аккомпанемент невидимых тромбонов, гнусавых фаготов и масляных саксофонов
Ти стала взмахивать руками и прямо перед ними появился вход. Он вступил в
круглый проход. Его высота вдвое превышала рост Клея и он вел глубоко в
землю. Ти танцевала впереди. Он шел следом за ней.
Кристаллические стены прохода светились внутренним светом, заливая их
лица холодным зеленым сиянием. Тоннель изгибался и изгибался, пока не
привел наконец в комнату с низким потолком, где эхо их шагов отдавалось и
взмывало, словно тучи пыли. Клей увидел полки, тумбы, ящики. Оцепенев от
удивления, он не в силах был двинуться с места. Ти открыла одну из
стеклянных дверок и вытащила мерцающий рубином куб размером с ее голову.
Осторожно взяв его в руки, Клей поразился его неожиданной легкости.
Куб разговаривал с ним на незнакомом языке. Звучание его было весьма
странным: льющийся, богатый анапестом ритм усиливали неожиданные
вторжения, разбивавшие строчки, словно топором. Несомненно, это - поэзия,
но не его времени. Раскручивался моток звуков. Он безуспешно пытался
уловить хотя бы одно знакомое слово, но тщетно, это неуловимое бормотание
было загадочнее бормотания финна во сне.
- Что это? - решился он, наконец, задать вопрос.
- Книга.
Клей нетерпеливо кивнул головой, уже догадавшись:
- Какая книга? О чем?
- Древняя поэма. В те времена Луна еще светила в небе.
- Это было давно?
- Еще до Дыхателей. До Ожидающих. Может это поэма Заступников, но они
не говорили на таком языке.
- Ты понимаешь его?
- О да, - ответила Ти. - Да, конечно! Как он прекрасен!
- И что же значат эти слознаю.
Парадокс требовал некоторого времени на раздумье, и пока он занимался
этим, она забрала от него куб и вернула его на место; тот словно
растворился в сумерках пещеры. Теперь он получил какой-то гофрированный
ящичек, сделанный, вероятно, из жестких пластиковых мембран.
- Работа по истории, - объяснила она. - Хроники прошлых лет,
описывающие развитие человечества вплоть до времен жизни их автора.
- Как же их прочесть?
- Вот так, - ее пальцы скользнули между мембран, слегка надавливая на
них. Ящик издал низкий гудящий звук, который вскоре превратился в
отдаленные слова. Клей повернул голову к ящику, пытаясь уловить хотя бы
каплю смысла. Он услышал следующее:
"Проглоченный приседающий металл пот шлем гигантский синий колеса
меньше деревья скакать брови осоловеть разрушение легкий убитый ветер и
между нежно тайна в раскинуться растущий ждущий живший соединенный над
сверкающий рисковать спать звонит стволы теплый думать мокрый семнадцать
растворенный мир размер гореть".
- Здесь же нет никакого смысла, - пожаловался он. Ти, вздохнув, взяла
из его рук ящик и поставила на полку. Подойдя к шкафчику, она вытащила
набор блестящих металлических пластинок, скрепленных за один из углов.
- Что это?
- Очень древние, - ответила она. - Как же это называется? А, вот:
"Технический проект массового транспорта в девятом веке".
Пластинки оказались в его руках. Девятый век - интересно после чего?
Покрытые от края до края крошечными иероглифами, пластинки переливались
всеми цветами радуги в зависимости от угла наклона. Цвета оставляли в его
создании некоторые картинки. Он увидел невиданные города с пронзающими
небеса небоскребами, которые соединялись на невообразимой высоте висячими
мостами; в пролетающих по мостам капсулах сидели карикатурные люди с
лиловыми лицами и комковатыми телами, широкоплечие, с куполообразной
головой и слабыми глазами. Картинки сопровождались словами, но их смысла
он не улавливал. Сигнал за сигналом они отскакивали от его скул и лба,
исчезая в темных углах зала. Немного погодя, он устал от созерцания
пластин и вернул их Ти.
Дальше она показала ему три небольших трубочки, сделанных из алмаза или
чистого кварца, внутри которых переливалась маслянистая жидкость. Он тряс
трубочки, и жидкость затекала то в один внутренний проход, то в другой.
Тем временем Ти взяла откуда-то золотистую нить накала, изогнутую петлей,
помещенную на тонкой серебряной дощечке. Она прикоснулась губами к
дощечке, и нить засветилась холодным светом.
- Держи трубочки против света, - подсказала Ти. Он так и сделал. Пройдя
сквозь внутренний лабиринт прозрачных трубочек, луч донес информацию в его
мозг.
"Победа цветов".
"Бесконечность тоже может быть влажной"

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики