Главная arrow Романы arrow Сын человеческий
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Сын человеческий Печать
Оглавление
Сын человеческий
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
. Он танцует с ними, хотя и не может имитировать свободные
движения их конечностей. Руки, которые он сжимает своими руками,
становятся холодными. Он ощущает где-то в районе живота ледяной холод и
понимает, что начинается обряд. Открытие Земли. В черепе что-то яростно
вспыхивает. Изображение подергивается туманом. Все шестеро устремляются к
нему и прижимаются своими холодными телами. Он чувствует кожей их
затвердевшие соски. Его опрокидывают на землю. Может это распятие, а он
жертва?
- Я - Ангелон, - поет Ангелон. - Я - любовь.
Ти поет:
- Я - ты. Я - любовь.
- Я - любовь, - поет Хенмер. - Я - Хенмер.
- Я - Серифис. Я - любовь.
- Я - Брил.
- Я - Ангелон.
- Любовь.
- Нинамин.
- Я - любовь.
- Серифис.
Его тело расширяется. Он становится сетью чудесных медных проволочек,
обхватывающих всю планету. У него есть длина и ширина, но нет веса.
- Я - Нинамин, - поет Нинамин.
Планета раскалывается. Он проникает в нее.
Он видит все.
Он видит насекомых в своих норках и ночных слизняков в их тоннелях, он
видит корни деревьев, кустов и цветов. Они изгибаются, растут, шевелятся,
он видит подземные камни и глубокие уровни. В зеленой коре сверкают
драгоценные минералы. Он видит ложа рек и дно озер. Он может дотронуться
до всего и его трогает все. Он - спящий бог. Он - возвращающаяся весна. Он
- сердце мира.
Он спускается ниже, в глубинные слои, где целые озера нефти, грустно
просачиваются сквозь слои безмолвных песков, он видит, как возникают и
разрушаются золотые самородки, и погружается в ясный чудесный блеск
сапфиров. Вот он плывет в ту часть планеты, которая стала домом для одного
из следующих за ним поколений и скользит в пустынном безмолвии улиц по
чистым, просторным туннелям, где выступают послушные машины, готовые
услужить ему при малейшей необходимости.
- Мы - друзья человека, - говорят они ему, - и мы помним наши древние
обязательства.
Планета содрогается, на какое-то мгновение ловушка времени
приоткрывается, и он видит город вновь заселенным: высокие спешащие
смертные заполняют его коридоры, бледные, с неподвижными лицами они не
очень отличаются от людей его времени, лишь тела их более вытянутые и
хрупкие. Без сожаления он минует их уровень. Вот и сверкающая магма; вот
внутреннее пламя. Не остыла еще, старушка? Нет, не очень. Я теперь без
Луны и мои моря сместились, но под коркой я все еще пылаю. Друзья все
время рядом с ним.
- Я - Брил, - шепчет Серифис.
- Я - Ангелон, - говорит Ти.
Теперь они все мужчины, он это ясно видит. Они пришли сюда
оплодотворить Землю? Поднимаются клубы голубого пара и скрывают его
товарищей, он движется вперед один, проплывая сквозь порфир и алебастр,
сардоникс и диабаз, малахит и кремний, словно иголка пронзая земные слои,
и наконец достигает поверхности. Он выбирается наверх. Наступила ночь, его
усталые друзья лежат в амфитеатре, их тела украшены роями гудящих золотых
ос. Трое мужчин и три женщины. В своем подъеме Клей обнаруживает, что
может ходить по воздуху. Он поднимается на высоту примерно тридцати футов
и, улыбаясь, делает огромные шаги. Как это просто! Он едва ощущает
расстояние между ним и землей! Да! Да! Да! Он проходит весь амфитеатр. Он
позволяет себе спуститься, его ноги почти касаются кустов, затем снова
поднимается в вышину. Шаг, шаг, еще шаг. Стоит быть выброшенным на бог
знает сколько миллионов лет вперед, чтобы ходить по воздуху не в той
неуловимой бестелесной форме, как раньше, а в своем собственном теле.
Он сходит вниз и видит поблескивающую металлическую клетку сфероида с
безжизненным сморщенным сфероидом внутри. Он подходит к ней и кладет руки
на блестящие прутья.
- Никто не должен умирать в ночь Открытия Земли, - говорит он. - Найди
в себе силы! Давай! Давай! - Он дотрагивается до колючего тела сфероида. -
Ты меня слышишь? Я зову тебя к жизни, сын мой, дочь, брат, сестра.
Из глубин открытой Земли он вызывает новую жизнь и вкладывает ее в
сфероид, который наполняется ей, вспоминает былую округлость, становится
снова гладким и твердым, меняет цвета: лиловый, красный, розовый. Он снова
живет. Он бессловесно посылает выражение своей благодарности.
- Мы, люди, должны держаться вместе, - говорит он сфероиду. - Я - Клей.
Моя эпоха немного раньше твоей, еще до того как раса изменила свой облик.
Хотя ты видишь, что более поздние эпохи вернулись к первоначальной форме.
Вот эти спящие - наши хозяева...
Хенмер, Брил, Серифис, Ангелон, Ти и Нинамин покрываются волнами и
становятся туманными, меняются от мужчины к женщине и от женщине к
мужчине, шевелятся, меняются в размерах. Они все еще погружены в церемонию
Открытия Земли. Следует ли ему оставаться с ними? Он решает, что если бы
он остался, он не испытал бы ни удовольствия прогуляться по воздуху, ни
радости оживить сфероид

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики