Главная arrow Романы arrow Стеклянная башня
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Стеклянная башня Печать
Оглавление
Стеклянная башня
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
.
Когда мне было тринадцать я, Уилл Мисима, описался со страху в
трансмат-кабине.
Я, Ллойд Теннисон, щекотал петушок моей сестры и просовывал палец. Ей
было одиннадцать, мне восемь.
Я, Джед Гильберт, в четырнадцать лет столкнул гамму с подъемника. Падал
восемьдесят метров. В лепешку. Я сказал отцу, что тот поскользнулся.
Мне десять. Я, Ник Ссу-Ма, увидел за окном бету. Сказал маме: он
подсматривал, как ты и папа в кровати. Папа только улыбнулся, мама
приказала убить бету.
Я, Мануэль Краг, мне почти тридцать, я изменяю своей жене Клиссе с
Альфой Лилит Мезон. Я люблю ее, я люблю ее, я люблю ее. Из Стокгольма. Она
живет на улице Ярла Биргера. Альфа Лилит Мезон. У нее грудь, бедра, зубы,
локти, розовая кожа. Я люблю ее, я люблю ее, я люблю ее. Лобок совсем
безволосый. Лилит.
И мы прыгаем, прыгаем, прыгаем, мы повисли в стацио-сети, петляем из
мозга в мозг, дрейфуем, перелетаем из черепа в череп, хотя это получается
дороже, и жареный слизень Кэджа хрустит у меня на зубах, я чувствую запах
мочи в трансмат-кабине Уилла, я щекочу петушок сестры Ллойда, я вместо
Джеда сталкиваю гамму с подъемника, я вместо Ника вру родителям о бете,
все они спят с Лилит, а потом говорят мне: да, да, что ж мы раньше не
обращали внимания на женщин-альфа, как тебе повезло, Мануэль, повезло
повезло, повезло.
И я люблю ее.
Я люблю ее.
И я вижу, друзья мои, всю ненависть и грязь, скопившиеся в ваших душах,
но также я вижу все хорошее, как ужасно было бы, если бы мы видели только
жареных слизней и лужи на полу трансмат-кабин. Я вижу тайные увлечения и
скромность, верность и благородство. Я вижу, какие на самом деле хорошие
люди мои друзья, я беспокоюсь. Интересно, думаю я, каким они видят меня;
может, они не захотят подать мне руки, когда мы снова станем сами собой?
Мы еще несколько раз меняется местами. Мы видим себя чужими глазами, чужих
еще более чужими глазами...
Неделя проходит так быстро!
Бедный Мануэль, никогда не думал, что ему так плохо. Столько денег, а
толку мало, он все еще мучается тем, что не нашел места в жизни. Мануэль,
найди себе какое-нибудь дело. Найди дело. Найди дело. Я говорю им, что я
стараюсь. Я ищу.
Как насчет равенства андроидов, говорят они?
Серьезно? А что скажет отец? Если ему не понравится...
Не беспокойся о нем. Делай то, что считаешь нужным. Клисса тебя
поддержит. Если он все-таки взорвется, пусть с ним сначала поговорит
Клисса. Да нет, с чего бы ему выходить из себя? Он уже сделал на андроидах
состояние, почему бы теперь не предоставить им право голоса? Готов
поспорить, за него-то они все и проголосуют. Все андроиды влюблены в
твоего отца, знаешь? Точно, точно. Иногда мне кажется, что это чуть ли не
религия. Религия Крага. Согласитесь, какой-то смысл в это есть -
поклоняться тому, кто тебя создал. Не смейся. Как я могу не смеяться? Что
за безумная мысль: андроиды поклоняются моему отцу! И сделанным с него
идолам, наверное?
Мануэль, не отвлекайся. Если тебя так беспокоит, что ты до сих пор не
нашел для себя достойного занятия, разверни общественную кампанию. Равные
права андроидам! Да здравствуют андроиды! Точно-точно, да здравствуют
андроиды! Нет, это не для тебя. Может, ты и прав.
Вдалеке звякает гонг. Мы понимаем, что время истекло.
Сеть отпускает нас. Мы начинаем медленно падать, каждый - к себе в
голову. Я слышал, что эта процедура самая-самая сложная - вернуть каждого
к себе в голову.
Насколько мне известно, я - Мануэль Краг.
Нас проводят в зал реадаптации. Мы сидим там три, четыре часа, заново
привыкаем каждый к собственному телу. Мы странно посматриваем друг на
друга. Точнее, друг на друга мы почти не смотрим. Кто-то слишком долго
смеялся моим ртом.
Опять эти новые игрушки - кубики с закругленными ребрами. На моем
высвечивается длинный ряд сообщений:

В КАРАЧИ СЕЙЧАС 09:00.
ВЫ ВСТРЕТИЛИ СЕБЯ ВПЕРВЫЕ?
НЕ ИСКЛЮЧЕНО, ЧТО ВАШ ОТЕЦ ХОТЕЛ БЫ, ЧТОБ ВЫ СВЯЗАЛИСЬ С НИМ.
ТОЛЬКО ПРАВДИВЫЕ ОТВЕТЫ НЕВЕРНЫ.
ДЕЛО УДАЛОСЬ УЛАДИТЬ, НЕ ДОВОДЯ ДО СУДА.
КОГДА-ТО ВСЕ МЫ БЫЛИ ГОРАЗДО МУДРЕЕ.

Игрушка пугает и утомляет меня. Я отшвыриваю кубик. Я почти уверен, что
я не Кэдж Фостер и не Ллойд Теннисон, но меня беспокоит слизень. Из
Нью-Орлеана я сразу отправлюсь к Лилит. Или, может, лучше сначала
поговорить с Клиссой? Отец наверняка на башне. Как там продвигается сие
гигантское сооружение? Скоро сигнал уйдет в космос, звездные жители станут
присылать ответы, и отец будет читать их долгими зимними вечерами.
- До свидания, джентльмены, - улыбаясь, говорит альфа. - Надеюсь, до
скорой встречи.
Мы выходим. А это они. Они - это я. Мы это мы.
Мы очень серьезно обмениваемся рукопожатиями. Идем к трансмат-кабинам.
Покорно, как верный муж, я отправляюсь к Клиссе.




18



За неделю, прошедшую после смерти Альфы Кассандры Адрон, юристы
встречались трижды

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики