Главная arrow Романы arrow Провидец
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Провидец Печать
Оглавление
Провидец
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
. Я слышал пение,
отдаленный смех, звуки музыки и вдалеке звон бьющегося стекла. Я съел
постный обед в крохотном ресторане самообслуживания на Третьей Авеню и
бесцельно пошел на юго-запад.
Обычно никто не бродил по Манхэттену после наступления темноты. Но в
этот вечер улицы были заполнены народом, как днем: везде пешеходы,
смеющиеся, глазеющие на витрины, приветствующие незнакомцев, весело
толкающиеся - и я чувствовал себя в безопасности. Неужели это был
Нью-Йорк? Город закрытых лиц и настороженных глаз, город ножей,
поблескивающих на темных мрачных улицах? Да, да, да, Нью-Йорк, но
преображенный Нью-Йорк, Нью-Йорк тысячелетия, Нью-Йорк в ночь критической
Сатурналии.
Сатурналия, да, вот что это было, безумное празднество, неистовство
исступленного духа. Каждая таблетка психиатрической фармакопеи продавалась
вразнос на каждом углу, и торговля шла оживленно. Ни один человек не шел
прямо. Везде выли сирены, как бы знаменуя веселье. Сам я не принимал
наркотиков, кроме древнейшего - алкоголя, который обильно вливал в себя,
переходя из таверны в таверну. Здесь пиво, там глоток ужасного бренди,
немного текилы, немного рома, мартини и даже старого темного шерри. Голова
у меня кружилась, но я не падал. Каким-то образом я умудрялся держаться
прямо и более-менее координировал свои движения. Мой мозг работал с
привычной ясностью, наблюдая, запоминая.
Час от часу безумие определенно нарастало. До девяти в барах почти не
видно было обнаженных тел, а в половине десятого голая потная плоть была
повсюду, подскакивающие груди, трясущиеся ягодицы, все кружилось,
прихлопывая и притопывая. До половины десятого я почти не видел парочек,
прижавшихся друг к другу, а в десять на улицах совокуплялись вовсю.
Подспудное насилие ощущалось весь вечер - выбивали окна, били уличные
фонари - а после десяти оно быстро стало набирать силу: кулачные бои,
иногда веселые, иногда убийственные, а на углу Пятьдесят Седьмой и Пятой
шло сражение толпы, сотня мужчин и женщин били друг друга кулаками куда
попало. Везде шли шумные разборки автомобилистов. Казалось, что некоторые
водители намеренно врезались в автомобили, явно чтобы получить
удовольствие от разрушения. Были ли убийства? Очень вероятно.
Изнасилования? Тысячи. Увечья и другие безобразия? Без сомнения.
А где была полиция? Я видел их здесь и там, некоторые безуспешно
пытались предотвратить нарастание беспорядков, другие позволяли их и сами
подключались. Полицейские с пылающими лицами и горящими глазами счастливо
вступали в бои, превращая их в военные сражения. Полицейские покупали
наркотики у уличных торговцев, голые до пояса полицейские тискали голых
девушек в барах, полицейские с хрипом разбивали ветровые стекла машин
своими дубинками. Общее сумасшествие было заразительно. После недели
апокалиптических комментариев, недели огромного напряжения никто не мог бы
удержаться в рамках здравомыслия.
Полночь застала меня в Таймс сквере. Старая традиция, отринутая городом
еще десять лет назад: тысячи, сотни тысяч людей заполонили пространство
между Сорок шестой и Сорок седьмой улицами, крича, распевая, целуясь,
раскачиваясь. Неожиданно раздался бой часов. Потрясающие лучи пронзили
небо. Вершины башен офисов озарились сиянием под лучами прожекторов.
Двухтысячный год! И пришел мой день рождения! С днем рождения! С днем
рождения! С днем рождения!
Я был пьян. Я был вне себя. Общая истерия передалась и мне. Я
обнаружил, что мои руки хватают и стискивают чьи-то груди, мои губы
впиваются в чьи-то губы, чье-то жаркое влажное тело прижимается к моему.
Толпа подалась и разделила нас. Я двигался в тесноте, толкаясь, смеясь,
борясь, чтобы схватить воздуху, спотыкаясь, падая, подымаясь, чуть не упав
под тысячу пар ног.
- Пожар! - закричал кто-то. И действительно, языки пламени плясали
высоко на здании к западу от Сорок четвертой улицы. Какое прекрасное
оранжевое освещение - мы стали орать и аплодировать. Мы все Нероны
сегодня, думал я, и меня тащило вперед, на юг. Больше я не мог видеть
пламени, но запах дыма распространился повсюду. Били колокола. Выли
сирены. Хаос.
А затем я почувствовал, как будто меня ударили кулаком в затылок, я
упал на колени на открытом пространстве, ошеломленный, закрыл лицо руками,
чтобы защититься от следующего удара, но следующего удара не было, только
поток видений. Видений. Изменчивый стремительный поток образов бурлил в
моем мозгу. Я видел себя старым и изношенным, кашляющим на больничной
кровати, окруженным блестящими тонкими трубками медицинской аппаратуры. Я
видел себя плавающим в чистом горном озере. Я видел, как бил и трепал меня
прибой на каком-то диком тропическом берегу. Я заглянул в таинственную
внутренность какого-то огромного непостижимого хрустального механизма. Я
стоял у края расплавленной лавы, смотря, как расплавленные массы пузырятся
и лопаются на поверхности, как в первое утро Земли

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики